ЛитМир - Электронная Библиотека

— Идем, София, — аббатиса не позволила своему голосу дрогнуть, ладонь на локте разом постаревшей однокашницы была жестка, как перчатка скафандра. — Девочка уж как минимум заслужила право уйти рядом с теми, кто ее любил. Идем, — странную, почти кощунственную идею, возникшую только что в ее голове, тариссийка предпочла не озвучивать. Подать Софии надежду сейчас было бы жестоко. Слишком жестоко. Не по-христиански.

Коридор. Лифт. Коридор. Тамбур. Лампы, приборы, люди в масках. Стол с поддержкой для спины и шеи. Какая же она крохотная, эта девочка, ее единственная внучка, ее последняя связь с прошлым, ее последняя надежда на будущее… Она не может подойти. Не может посмотреть в широко открытые глаза, из которых уходит жизнь. Не может взять маленькую ручку. Не может. Не может и все.

— Мэри, ты слышишь меня? — мать Альма, убедившаяся, что сдвинуть Софию с места невозможно, подошла к столу и склонилась над вытянувшимся тельцем. — Ты должна выжить, Мэри. Твой организм должен принять импланты, иначе ты никогда не сможешь стать пилотом и огорчишь бабушку. Ну же, Мэри, что за глупости, как может номер первый по результатам Испытаний умереть во время пустяковой операции?

— Сэр! Это невероятно, сэр, взгляните… она… она стабилизируется! — глядящая на экран огромного дисплея, испещренного непонятными символами, графиками и невесть что обозначающими цифрами операционная сестра заикалась от изумления.

— Что значит — стабилизируется? Не может быть. — Хирург, протиснувшийся в операционную мимо застывшей Софии и мрачно сосредоточенной сестры Агнессы, буквально отшвырнул в сторону замешкавшуюся подчиненную и, приоткрыв рот, уставился на монитор, как на нечто совершенно невозможное. — Так, все посторонние вон отсюда, немедленно. Прошу вас, матушка, вы мне мешаете. Что вы стоите, олухи, работаем, работаем!

Опомнившаяся София попятилась, натолкнулась на монахиню, чуть не упала, но реакция сестры оказалась на высоте и обе женщины очутились сначала в тамбуре, а потом и в коридоре. Вслед за ними буквально выпрыгнула нервно потирающая руки аббатиса.

— Не может быть, не может быть… — проворчала она, — много он понимает, этот медик! Сказано же блаженным Августином: «Чудеса Господни противоречат не законам Природы, а человеческим представлениям об этих законах!»

— Что ты сделала, Альма? Ведь это ты сделала, да? — в благоговейном ужасе прошептала София.

— Нет, это сделала не я, — собираясь с мыслями, мать Альма прошлась туда-сюда по коридору перед входом в операционную, резко разворачиваясь на каждом пятом шаге. — Это сделала сама Мэри. Только не спрашивай меня как. Я не понимаю механизм, да он мне сейчас и не интересен. Главное, что я догадалась, как этот механизм запустить.

— М-м-механизм?! — губы не слушались Софию.

— Называй как хочешь. Я еще на Испытаниях заметила: девочка может выполнить практически любую поставленную задачу, главное, эту задачу правильно сформулировать. Надо быстрее всех бегать — будем быстрее всех бегать, надо лучше всех считать — будем лучше всех считать, надо выжить в процессе имплантации… — аббатиса пожала плечами. — У малышки в мозгу, или в крови, или в душе — не суть важно — заложен режим максимальной целесообразности, его просто надо активировать. Ну? — последний возглас, резкий, как щелчок кнута, относился к выбравшемуся в коридор хирургу, утиравшему пот со лба снятой шапочкой.

— Если бы я не видел этого собственными глазами… если бы мне рассказали… Я бы не поверил, клянусь! Все в порядке. Вы можете быть совершенно спокойны, мэм, ваша внучка отправится в Корпус вместе со всеми детьми, чья имплантация пройдет так же успешно. Хотя ТАК успешно — вряд ли. Никогда ни с чем подобным не сталкивался… Ничего не понимаю… — И хирург, бормоча что-то себе под нос, понуро побрел куда-то вглубь госпитального крыла.

Глава II

— Я протестую! — опомнившийся Монро срывался на визг. — По какому праву вы тут распоряжаетесь, капитан?! А вы, Макдермотт? Фортескью? Что происходит?! Я принципал Совета и…

— Заткнитесь, Монро, — сухо произнес Фортескью. — По вашей милости Бельтайн остался беззащитным и все, что у нас сейчас есть для спасения хотя бы Звездного Корпуса — «Сент-Патрик», «Дестини» и здравый смысл. НАШ здравый смысл, поскольку вы им явно не обладаете. Мэри, я могу чем-то помочь?

Капитан качнула головой и встала с кресла, разминая позвоночник и суставы плавными, усвоенными еще в детском учебном центре движениями. Сделав несколько шагов по направлению к терминалам планетарной связи, Мэри обернулась и поймала вопросительный взгляд представителя Корпуса.

— Что вы сидите, Маккинн? — неприязненно бросила она. — Вы намерены объявлять эвакуацию или нет? Время уходит!

Тот подхватился и кинулся мимо нее к выходу, на бегу вызывая через коммуникатор Старшего Наставника. Полковник Фортескыо решительно взял принципала под руку и буквально им полок его из зала. Остальные члены Совета, а теперь в зале остались только военные — даже не пытались скрыть облегчение от удаления источника истерики и спокойно и слаженно занялись исполнением своих обязанностей по боевому расписанию. Не отвлекаясь больше на окружающих, Мэри запросила коммуникационный код, послала вызов и хмуро уставилась на возникшее на экране женское лицо.

— Капитан Фицсиммонс.

— Капитан Гамильтон. — Собеседница чуть заметно кивнула. — Боевая тревога?

— От Зоны Сигма к Бельтайну идет флот Джерайи Саммерса. Слышали про такого? Вижу, что слышали. Принято решение использовать «Сент-Патрик» для эвакуации личного состава Звездного Корпуса и стольких детей Линий, сколько мы сможем на него впихнуть сверх того.

Капитан Фицсиммонс щелкнула каблуками так громко, что это было слышно даже в Зале Совета.

— К какому шлюзу пристыкован «Сент-Патрик»?

— Игрек-одиннадцать-два.

— Он заправлен?

— Так точно.

— Я посылаю туда техников и погрузчиков, необходимо переоборудовать его для приема пассажиров. — Мэри покосилась на командующего базой «Гринленд», уже стоящего у соседнего терминала. Тот торопливо отдавал малопонятные команды. Можно было не сомневаться, что все силы станции, не относящиеся к военному флоту и не занятые непосредственно обороной, брошены к транспортнику. — Заодно прикинем, сколько человек он сможет взять на борт. Я примерно представляю себе число, но нам важно каждое место.

— Понимаю. — Фицсиммонс никогда не отличалась многословием. — Куда пойдет корабль?

— В Зону Тэта. А оттуда… на ваше усмотрение. Главное, чтобы Саммерс не достал. Я провожу вас «Соломоном». — Мэри едва заметно улыбнулась при виде явного одобрения на лице однокашницы. — Сколько времени займет переоборудование? Ваше мнение?

— Десять часов.

— Семь. И час на посадку. Иначе не успеем уйти. Данные по количеству пассажиров нужны мне через четыре часа. Все, Ванора, работайте, не буду вмешиваться.

Капитан Гамильтон показала язык своему отражению в погасшем экране, с силой потерла ладонями лицо и продолжила вызовы.

— Рори, ты где?

— В «Драконисс». — Рори О'Нил не скрывал раздражения. Изображение он включать не стал, и оставалось только гадать, сколько красоток мамаши Глиндоуэр сладко потягивается сейчас за его спиной. Зная Рори — уж никак не меньше двух. Жалко девочек, чего они точно не умеют, так это драться за свою жизнь… А ведь придется… — Ну вот что тебе неймется, а, Мэри? Уж и отдохнуть человеку нельзя.

— Влезай в штаны, красавчик, собирай остальных и марш на «Дестини». — Капитан позволила себе усмехнуться. — Вылет через восемь часов.

— Что-о-о-о? — взвыл бортинженер-двигателист. — Мэри, я в отпуске, ты в отпуске, все в отпуске, расслабься, девочка…

— Воюем, Рори. Эскадра Саммерса на подходе. — Как капитан и думала, громкое «ах!» выдал не один женский голос. И, кажется, даже не два. Не без удовольствия выслушав грозное «Цыц!» и изысканный букет эпитетов и определений в адрес Саммерса, загубленного отпуска и Вселенной в целом, она продолжила: — Монастырь активирует минные заграждения, но это ненадолго, сам понимаешь. Будем пытаться вытащить ребятишек из Корпуса.

5
{"b":"150164","o":1}