ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О, мой босс!
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Спасти лето
Узнай меня
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве
Академия магических близнецов. Отражение
Линкольн в бардо
Тайна тринадцати апостолов

Я никогда в жизни не спала с собакой и не собираюсь делать этого впредь. Я не хочу, чтобы ты позволяла ему еще хоть когда-нибудь забираться в твою постель. Ясно? Ему, надеюсь, вполне удобно спать на подстилке.

— Да, мама. — Миранда грустно посмотрела на Ноузи. — Извини, пожалуйста, Ноузи, боюсь, ты больше не сможешь спать со мной.

Услышав свое имя, пес приоткрыл один глаз.

— Я сказала, нет, — твердо произнесла Кэйт. Когда этой ночью Кэйт заснула, голова Ноузи лежала на ее подушке, а его мокрый нос уткнулся ей в шею.

По небу пронесся раскат грома. В следующее мгновение дом осветила вспышка молнии. Зак посмотрел на потолок, не понимая, где он находится, С потолками всегда так. Все они кажутся одинаковыми, пока однажды вы не проснетесь в совершенно незнакомом месте. Снаружи бушевала буря. Это он понимал. Но никак не мог понять, что за звуки разбудили его. Он зажмурился и, лежа неподвижно, попытался составить представление о комнате, в которой находился. Постепенно его чувства обострились, и он догадался, что его разбудило. Сбоку к нему прижалось что-то теплое и дрожащее.

Зак с трудом приподнял голову и осмотрелся. Чья-то ручонка вцепилась в волосы у него на груди. Эта тонкая ручонка высовывалась из фланелевого рукава. Что за чертовщина? Он прищурился и увидел темноволосую голову, уткнувшуюся ему под мышку. Миранда.

И все нахлынуло на него. Колодец. Змеи. Оказывается, он в доме Кэйт Блейкли. И черт его побери, если он до сих пор не умер. Зак попытался пошевелиться, и его ноги пронзила резкая боль. Он откинулся на матрас. Ощущение было такое, словно по нему прошел слон.

При новом ударе грома Миранда вздрогнула. Зак услышал, как заскулил Ноузи. Он приподнял голову выше и, пристально всматриваясь в темноту, наконец заметил собаку: она стояла возле кровати, уткнувшись в спину девочки. Зак еще не до конца пришел в себя и не сразу понял, что Миранда напугана громом, а Ноузи пытается ее успокоить. Еще через несколько секунд он догадался, что Миранда почему-то пришла искать защиты у него, а не у своей матери. Еще через полминуты Зак ощутил кожей жесткие складки отглаженной простыни. Одет он явно не для встречи с леди.

Он попытался отодвинуть Миранду, но кое-что помешало ему. Во-первых, он не хотел лишаться волос на груди, а Миранда так вцепилась в них, что нечего было и думать освободиться от нее, не пожертвовав при этом волосами. Во-вторых, он с таким трудом двигался сам, что не смог бы сдвинуть с места никого другого.

И, в-третьих, ребенок был по-настоящему напуган. У Зака не хватило духа оттолкнуть ее.

Тогда он откинулся на подушку и, нащупав простыню, подоткнул ее под себя. Едва он обнял Миранду, она придвинулась ближе, ее маленькие острые коленки согнулись, рука еще сильнее вцепилась в его волосы. Зак вздрогнул, но не решился ей помешать, немного смущенный тем, куда она решила упрятать голову. Никогда еще ему не приходилось спать с чьей-нибудь головой у себя под мышкой. Впрочем, если это не беспокоит ее, то и ему тоже не мешает.

Новый удар грома расколол небо, но на этот раз девочка не шевельнулась. Зак смотрел в потолок, окончательно смирившись с тем, что эта малышка так безоговорочно доверилась ему, в общем, совершенно чужому человеку. Он вспомнил их кошмарный подъем из колодца. «Нет, не чужому, — подумал он, — не чужому, после того как они вместе прошли через это».

Может, именно поэтому она и пришла к нему. Однажды он уже спас ее, а теперь она снова испугалась — на этот раз бури. Даже больной, он, вероятно, казался ей огромным и надежным, как гора.

Зак провел рукой по ее боку и удивился, какие хрупкие у нее ребра. Она совсем как мать, такая же крошечная.

С этой мыслью он заснул, улыбаясь.

Кэйт проснулась от мощного раската грома. Он потянулась к дочери, но ее в постели не было. Он открыла глаза и села. Ни Миранды, ни Ноузи!

Кэйт в тревоге соскользнула с кровати. Пока он одевалась, новая вспышка молнии прорезала небо и озарила комнату колеблющимся голубоватым светом. Он накинула халат и бросилась из комнаты.

По опыту она знала, что Миранда не откликнется на зов, если испугана, а сейчас ее, несомненно, перепугал: гроза. Кэйт пробежала короткий коридор. Когда она была у лестницы, новый удар грома сотряс дом. Он инстинктивно бросилась вниз, цепляясь за перила.

Боже милосердный, где же Миранда? Она, должно быть, очень напугана. Преодолевая страх, Кэйт спустилась вниз. Ее била дрожь, на теле выступил холодный пот. Она во что бы то ни стало должна найти дочь.

Обыскав весь дом, Кэйт почти обезумела. Она проверила все места, где обычно пряталась Миранда, но девочки не нашла. Вернувшись наверх, она заглянула под кровати, затем спустилась в сени, решив не поддаваться панике. Миранда никогда не вышла бы из дома во время грозы. Ни за что. Она должна быть где-то в доме.

Решив, Что нужно еще раз обыскать кухню, Кэйт направилась туда. Проходя мимо комнаты, где лежал больной, она заметила, что дверь приоткрыта, и Кэйт хотела было закрыть дверь, но вдруг вспомнила, как Миранда остановилась перед этой дверью в тот вечер, когда приезжал Райан. Конечно, там ее нет, она слишком боится мужчин. Но все же стоит заглянуть.

Кэйт вошла в комнату и увидела, что ее дочь растянулась сбоку от Закарии Мак-Говерна. Не веря собственным глазам, она подошла поближе: спящая Миранда вцепилась мертвой хваткой в их соседа. Это было поразительно, но еще поразительнее показалось ей то, что Мак-Говерн немножко подвинулся, чтобы девочке было удобнее, его сильная мускулистая рука согнулась, поддерживая ее.

Кэйт подошла к постели, чтобы забрать дочь и уйти, но тут заметила, что Миранда ухватилась за волосы на груди Мак-Говерна. Не так-то легко освободить его из этих цепких пальчиков. По другую сторону Мак-Говерна свернулся Ноузи, положив морду на свободную подушку.

Кэйт насторожилась, расслышав между двумя ударами грома мерный храп. Она не могла понять, кто храпит, человек или собака, но затем решила, что оба. Когда буря затихла, она различила два мерных посапывания и ровное дыхание Миранды. Троица спала крепким сном. Кэйт наклонилась, собираясь забрать дочь от Мак-Говерна и унести ее. Но она понимала, что лучше уйти. Этот человек едва не заплатил жизнью за спасение Миранды, и Кэйт, без сомнения, могла оставить ребенка на его попечение. Стоит ли их будить? Конечно, незачем. Правда, теперь, когда Миранда ушла от нее, Кэйт придется пережидать грозу в одиночестве. Грянул новый раскат грома, и Кэйт вздрогнула. Смешно! Она ведь взрослая женщина. Это не первый случай, когда она одна во время грозы, и, уж конечно, не последний.

Развернув лежащее в ногах кровати одеяло, она укрыла им дочь. Выйдя из спальни, она оставила дверь полуоткрытой: вдруг Миранда позовет ее.

«Даже если весь дом будет содрогаться от грозы, гостиная — самое безопасное место», — решила Кэйт. Набитый конским волосом диван вполне заменит ей кровать. Когда она вошла в темную комнату, ветер ударил в окна, и наружные ставни захлопали во всем доме. Сверкнула молния.

Яркая вспышка голубого света проникла сквозь окно и бросила причудливую тень на вешалку у стены рядом с Кэйт. Ей показалось, что она смутно видит силуэт человека, протягивающего к ней руки. Это так испугало Кэйт, что ноги у нее приросли к полу. Дыхание перехватило. В глазах замелькало. От испуга она потеряла дар речи. — Джозеф!

Кэйт, конечно, понимала, что это не может быть тенью человека. Почувствовав слабость, она прислонилась к стене и закрыла глаза. Дурочка. Кэйт судорожно вдохнула воздух. Вновь раздался гром, ветер завыл в доме. Кэйт похолодела. Ее начало трясти, и она стиснула зубы, чтобы они не стучали.

— Мама!

Кэйт открыла глаза и прислушалась. Крик был слабым и доносился издалека. Показалось или нет? Хотя она и понимала, что это всего-навсего завывание ветра, но бросилась из гостиной.

— Ма-а-а-а-ма!

Ливень утих, и комната погрузилась в темноту. Кэйт оперлась рукой о стену и, похолодев, вслушивалась во внезапную тишину. Она едва не вскрикнув, когда еще один удар грома раздался прямо над домом. Ставни задрожали.

15
{"b":"1502","o":1}