ЛитМир - Электронная Библиотека

Услышав это, Джозеф Блейкли был бы озадачен.

— Тебе должно повезти. Хотя не так-то просто найти хорошего папу.

Она посмотрела на него.

— Мама говорит, что если даже я найду такого, он не должен огорчаться, что у нее маленькая девочка.

— Конечно, не должен.

Пристально взглянув на него, она спросила:

— Вряд ли ты хочешь маленькую девочку? Услышав это, Зак почувствовал себя так, словно вдохнул разреженный воздух. В ее взгляде он прочел нескрываемую надежду. До этого он не понимал, что таилось за этим разговором.

— Я хотел бы иметь маленькую девочку, — сказал он осторожно, — но хотеть и иметь — разные вещи. Сначала я должен найти жену.

Опустив голову, она теребила край серого передника. Наконец она посмотрела на него.

— Это всегда бывает только так?

— Что бывает так?

— А что, если маленькая девочка, которая тебе нравится, уже родилась? Если у нее нет папы, почему ты не можешь стать ее папой?

«Будь осторожен, 3ак!»

— Я никогда не думал об этом. Но мне кажется, что такое может случиться.

— А у меня нет папы, и я уже родилась.

Нахмурившись, он приподнял пальцем ее подбородок. Повернув к себе ее лицо, он сделал вид, что смотрит поверх нее. — Ты такая милая. Если бы я покупал себе маленькую девочку, то выбрал бы именно такую.

Лицо ее озарилось счастьем.

— Так ты хотел бы быть моим папой?

— Я с удовольствием стал бы твоим папой, но если я попытаюсь увезти тебя, твоя мама погонится за мной с пистолетом.

— Увезти меня?

— Если бы ты была моей, тебе пришлось бы жить со мной.

Она серьезно взглянула на него.

— А почему ты не можешь быть моим папой в этом доме?

— Я не женат на твоей маме.

— Тогда вам надо пойти к священнику.

— Женщина должна сильно полюбить мужчину, прежде чем пойти с ним к священнику, а я не уверен, что твоя мама любит меня.

— Если не считать твоего грязного языка, ты ей нравишься.

Зак не мог скрыть улыбку.

— Кто знает, если я буду хорошенько чистить его каждый день, может, я ей и понравлюсь.

Она энергично кивнула.

— Я принесу тебе еще соды, честное слово. Кроме того, я загадала волшебное желание.

— Только помни, что иногда, как бы сильно мы этого ни хотели, все случается не совсем так, как задумано.

Она взглянула недоверчиво.

— Даже волшебные желания?

Зак и сам хотел, чтобы желания исполнялись, но ответил: — Думаю, что да, но… Она прикусила нижнюю губу.

— Ты имеешь в виду не всегда?

Он с ужасом понял, что она сейчас заплачет.

— Иногда волшебные желания сбываются, давай считать так. А если я не понравлюсь твоей маме, мы с тобой можем просто остаться друзьями. Это тоже неплохо, правда?

Судя по ее поджатым губам, простая дружба не совсем устраивала ее.

— Я понимаю.

— Лучшими друзьями, — уточнил он, надеясь, что это прозвучит более убедительно. Я всегда хотел иметь лучшего друга, и не был счастлив, пока не нашел его.

— Ноузи? — Она взглянула на собаку. — Он может быть хорошим другом, но он же не человек. Вот в чем разница.

Подумав немного, он заметил:

— Да, если я стану твоим лучшим другом, то, как только поправлюсь, смогу подбрасывать тебя высоко в воздух и щекотать усами. Это делают не только папы.

Ее лицо прояснилось.

— И, может быть, подаришь мне котенка?

— Может быть. — Он протянул руку, чтобы скрепить договор. — Так мы договорились? Лучшие друзья?

— А можно мне звать тебя папой?

— Нет, но ты можешь звать меня Зак.

— А мама сказала, что я должна звать тебя мистер Зак.

— Тогда мистер Зак.

Но она еще не взяла его протянутую руку.

— А как ты будешь меня звать? Это должно быть не Миранда, потому что в этом нет ничего особенного.

Это было просто. Миранда всегда поражала его тем, что уделяла слишком много внимания мелочам.

— Думаю, я бы мог называть тебя Мэнди. Да, Мэнди, мне нравится, как это звучит.

Очевидно, она согласилась, так как улыбнулась и посмотрела на его протянутую ладонь.

— Давай теперь пожмем руки.

— Зачем пожимать руки? Он усмехнулся:

— Чтобы скрепить наш договор.

— Скрепить?

— Таков обычай: двое людей пожимают друг другу руки, если дают друг другу слово держать обещание.

Она широко улыбнулась и положила маленькую ладошку в его руку.

— Мы с тобой лучшие друзья.

У Зака были причины хорошенько подумать, прежде чем сказать это, и теперь его голос звучал натянуто:

— Мы с тобой. — Зак взял ее руку в свою; она полностью поместилась в его ладони. Если он правильно ее понял, сейчас он знал, какие чувства Кэйт Блейкли выражала счастливыми слезами.

Этим же вечером, когда Кэйт принесла ему ужин, Зак попросил ее задержаться на пару минут и поговорить с ним.

— О чем? — Она выглядела испуганной и более обычного взволнованной. — У вас проблемы? — Она положила ладонь на его лоб. Зак подался назад. Хоть бы раз она подумала о чем-то, кроме его болезни. — Я не болен. Мне становится лучше с каждым днем. Все, что мне нужно сейчас, это поговорить с вами.

Она выпрямилась.

— Миранда…

— Вот именно. Думаю, она сказала вам, что была у меня днем.

— Да.

Заку не нравилась ее непонятная настороженность.

— Из разговора я понял, что вы запретили ей приходить ко мне.

Она смотрела в окно.

— Не могу сказать, что запретила. Не рекомендую— более подходящее слово.

Зак поставил нетронутую тарелку с едой на столик возле кровати. Опять сом. Еще немного рыбы— и у него вырастут плавники.

— Кэйт, я… — Он ждал, пока она посмотрит на него, потом поймал глазами ее взгляд. — Прошу прощения за грубые выражения. Вы никогда не простите мне этого?

Она смутилась, и шея ее покрылась краской.

— Конечно, прощу. Можете выражаться как вам угодно, мистер Мак-Говерн, но не в присутствии моей дочери.

— Даю вам слово. Я не произнесу при ней ни одного ругательства. Так почему бы не разрешить ей приходить ко мне?

Она отошла от его кровати.

— Не думаю, что это следует делать, вот и все.

— Но почему? Вы можете мне объяснить?

— Зачем объяснять? Я ее мать и знаю, что лучше для нее. Вы должны просто подчиниться.

— Кэйт, подождите! Не уходите! Почему мы не можем поговорить об этом?

Она отступила к двери.

— Какой в этом смысл? Я не изменю своего мнения. Не веря своим глазам, Зак увидел, как она исчезла в гостиной. Вспоминая свой разговор с Мирандой, он удивился такому повороту событий и почувствовал, как волна гнева захлестнула его. Поскольку он не мог броситься за ней, ему оставалось лишь позвать ее. Но то, что пришло ему в голову, было не слишком удачно:

— Черт побери! Вернитесь! Я спас ей жизнь, слава Богу, так дайте же мне хоть пять минут, чтобы я мог оправдаться. Прошу вас, объясните же мне причину.

Как он и надеялся, она снова появилась в комнате. Ее карие глаза сверкали. Она громко хлопнула дверью.

— Перестаньте, пожалуйста! Ни одного грубого слова! Да вы не способны обходиться без этих слов, даже если от этого зависела бы ваша жизнь.

Зак откинулся на подушку.

— В конце концов мне все-таки удалось привлечь ваше внимание. — Наблюдая за ней, он точно понял, когда до нее дошел смысл его слов. Лицо ее покраснело от гнева.

— Я не нахожу это забавным.

— А я и не шучу.

Она вновь повернулась к двери.

— Если вы уйдете, мне придется прокричать то, что я хотел сказать. Пожалуй, меня услышат и в Роузберге. Вам это будет не слишком приятно. — Она остановилась и, сжав кулаки, повернулась к нему. Зак понял, что разозлил ее. Она быстро взглянула на часы, потом повернулась к нему.

— Вы потеряли уже полминуты, — сказала она. Зак улыбнулся.

— Вам когда-нибудь говорили, что вы становитесь еще красивее, когда сердитесь? — Это был старый прием, но, судя по ее реакции, Кэйт этого не знала.

— Теперь прошла минута. У вас осталось только четыре.

22
{"b":"1502","o":1}