ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, вы похоронили Джозефа под розами?

Она закрыла глаза и кивнула. Очень многое неожиданно прояснилось для Зака. Все, что случилось в первый день. Яростные попытки Кэйт прогнать Ноузи, рывшего землю в цветнике. Неудержимое желание Ноузи продолжать раскопки. Ужас Кэйт, когда она услышала обвинения Райана и поняла, что может навлечь на себя подозрения горожан. Бледность, покрывшая ее лицо, когда он предложил Райану покопаться у нее в огороде или в розовом саду. Вереница отрывочных воспоминаний. Наконец он понял, почему она с таким нетерпением ждала, когда он поправится и оставит ее дом.

Все из-за этого мертвеца, зарытого во дворе. Умолкнув, Кэйт попыталась вернуться к действительности. Встретив его взгляд, она отвернулась.

— Не надо с таким ужасом смотреть на меня, — тихо сказала она. — Не буду спрашивать, что вы сделаете, я это понимаю. — Она вздрогнула. — Будет лучше, если вы сделаете это.

Он все еще стоял, согнувшись возле нее. Она скрестила на груди руки.

— Идите, Зак. Не беспокойтесь, я не убегу, пока вы приведете шерифа. Мне некуда идти, и у меня нет денег. Лучше уж подождать здесь, чем пытаться убежать с ребенком в разбитой лодке. Я пыталась сделать это несколько раз, вы знаете, но мне удавалось убежать лишь на несколько миль. Однажды я спрятала немного денег, чтобы купить билет на поезд — сейчас у меня их нет, — но Джозеф узнал об этом и телеграфировал в Медфорд, чтобы нас задержали.

— По какому праву? — Зак вспомнил, как, играя в куклы с Мирандой, услышал от нее историю о том, как Сару с мамой кондуктор снял с поезда в Медфорде.

— Почему вы не рассказали шерифу всю правду о Джозефе?

Она подняла руки.

— Я пыталась.

В этих словах слышалась глубокая душевная боль. По ее взгляду Зак понял, какие страдания она сейчас испытывает.

Кэйт уронила руки на колени и переплела пальцы, сжав их так, что ногти впились в ее кожу.

— Джозеф… Он казался таким солидным, благородным. Его здесь все уважали, в том числе и все чиновники. Для них он был обходительным господином, а я казалась им странной. — Ее дыхание прервалось, она облизнула губы. — Он телеграфировал в Медфорд, что я обманула его и собираюсь сбежать с дочерью. Люди решили, что я сумасшедшая и хочу причинить Миранде вред.

Ее голос стал еле слышным, когда она произносила эти слова. Кэйт закрыла глаза, и Зак видел, каких усилий стоит ей взять себя в руки.

Зак хотел что-то сказать, когда что-то привлекло его внимание. Повернувшись и вглядываясь в темноту, он заметил, что Миранда прошмыгнула на кухню. Еле передвигая ногами, он отправился искать ее. Взяв на руки отчаянно сопротивляющуюся девочку, Зак понес ее наверх по ступенькам, нашел спальню и уложил ее в постель.

— Это просто буря, — успокаивал он ее, — не бойся. Она сжалась и дрожала под одеялом.

— Они заберут мою маму за то, что она сделала? Зак понял, что она подслушала их разговор и поняла больше, чем нужно. Ее глаза словно обвиняли его в чем-то, и это терзало душу. Он не знал, что ответить ей, как объяснить, почему он должен поступить именно так. Будто угадав его мысли, она закричала:

— Мама не хотела причинять зла моему папе. Это все камин. Нельзя наказывать людей за то, чего они не хотели сделать!

Зак прочистил горло.

— Мэнди, закон обычно выполняют правильно. Вряд ли твою маму накажут за то, что было лишь несчастным случаем.

— Но они увезут ее, — с упреком промолвила она, — и мама не сможет больше оставаться здесь со мной. Я буду совсем одна!

Зак нагнулся и прижал ее к себе.

— Нет, никогда. Я позабочусь о том, чтобы ты не была одна.

— А дядя Райан? Ты не позволишь ему добраться до меня?

Зак окаменел.

— Ты же обещал, — заплакала она, — ты обещал, ты дал слово!

Да, он обещал, но, кажется, сейчас все идет к том что ему придется нарушить обещание. Миранда под присмотром своего дяди?

Зак не мог примириться с этой мыслью. Но помешать этому? Убит человек. Нельзя же закрыть на это глаза. Если шериф и арестует Кэйт, то всего на несколько дней. На несколько дней. Он был уверен в этом. Сможет ли Блейкли причинить вред ребенку за такое короткое время?

— Я сделаю все, чтобы тебе не пришлось остаться с дядей Райаном, — сказал он Миранде.

— Ты пообещал, — неистово шептала она, — ты пообещал!

— И я всегда стараюсь выполнять свои обещания, — заверил он ее. — Не беспокойся ни о чем, все будет в порядке, Мэнди.

Его слова, казалось, успокоили ее. Она так доверяла ему! Зак смутился. Для Миранды он был героем. Но он вовсе не герой. Самый обыкновенный человек — вот кто он такой. Обыкновенный человек, который должен сделать то, что считает нужным, а это значит, что ему придется сообщить шерифу о смерти Джозефа Блейкли.

Он натянул одеяло на подбородок Миранды и погладил ее по волосам, решив остаться с ней до тех пор, пока она не заснет, сколько бы времени ни прошло. К его удивлению, через несколько минут она крепко заснула.

Он крадучись спустился по лестнице и увидел, что Кэйт все еще сидит на стуле. Лужа грязной воды, стекавшая с ее юбки, стала еще больше, Кэти не отрываясь смотрела на что-то, чего он не мог разглядеть. Она дрожала. Зак не знал, от холода или от страха. Он очень хотел бы что-нибудь сказать ей, но сказать было нечего.

Услышав, как входная дверь тихонько закрылась, Кэйт закрыла глаза. Снаружи по-прежнему бушевала буря. Гнев, поднимаясь в душе Кэйт, усиливал ее страх. Несмотря на все ее усилия, Райан все еще мог дотянуться своими грязными лапами до Миранды.

Столько месяцев она сдерживала слезы, но от этой мысли потеряла контроль над собой. Из горла ее вырвались рыдания, и она не пыталась остановить их. Единственное, что ей сейчас оставалось, так это плакать. Все было напрасно: бесконечное напряжение, неотступный страх разоблачения, воспоминания, мучившие ее день и ночь. Все пошло прахом.

Даже если ее признают невиновной в злом умысле и выпустят на свободу, продержав всего лишь несколько дней, неизвестно, оправится ли Миранда от этого потрясения. Если уж посещение Райана Блейкли выбивало ее из колеи, что же случится, если она попадет под его опеку?

А все Закария Мак-Говерн. Будь он проклят! Она же просила его держаться подальше, но он не послушался. А теперь она бессильна помочь собственному ребенку. Совершенно бессильна.

На полпути в город Зак остановил Дандлера и подставил лицо под струи дождя. Воспоминания, как много воспоминаний! И голоса, звучащие в его мозгу: Миранды, Кэйт, Райана Блейкли. Тоненькая ручонка Миранды с ужасными ожогами. Кем надо быть, чтобы сделать такое? Может ли Райан Блейкли, если ему представится возможность, причинить Миранде такой же вред?

Проклятие! У него нет выбора. В розовом саду Кэйт зарыт покойник. И он не может делать вид, что ничего об этом не знает. У него только один выход, и так на его месте поступил бы любой порядочный человек. Он должен сообщить об этом шерифу. Не его вина, если Миранда попадет под опеку Райана Блейкли. Не его вина, если Кэйт осудят как убийцу. Это не ему решать. На то и судьи, чтобы осуществлять правосудие. Если каждый начнет толковать закон так, как ему нравится, ничего хорошего из этого не выйдет.

«Ты обещал!»

Зак вспомнил то утро, когда увидел, что Миранда играет его ножом. Разве ты не знаешь, что бывает с девочками, которые играют ножами? Боже милосердный! Ведь он почти в точности повторил слова ее отца. Разве ты не знаешь, что случается с девочками, которые играют с огнем? И затем Кэйт. Выражение ее лица в ту ночь, когда он просил Кэйт довериться ему и рассказать о том, что ее так мучает. Она тогда почти решилась на это. В ее глазах он видел желание признаться во всем.

А если бы она призналась? Что бы он тогда делал? Зак не знал. Он помнил только, что их лица освещались вспышками молнии, а ветер разносил их шепот.

Розы, прекрасные розы Кэйт. Все что угодно могло идти к чертям, только не розы. Неудивительно, что она так неустанно следила за землей. Ведь она закопала этого сукина сына недостаточно глубоко. Его могли обнаружить. А цветы? Такой кричащий кроваво-красный цвет. Таких цветов больше нигде на всей ферме не было, и неудивительно, ведь они так хорошо удобрялись.

36
{"b":"1502","o":1}