ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэтрин Блейкли проводила взглядом убегающую дочь. Было видно, что ей хотелось бы последовать за ней, но она не двинулась с места. Зак понял, что она осталась не от храбрости, а лишь потому, что ветки розовых кустов содрали бы с нее скальп, сделай она хоть одно резкое движение.

Реакция матери и дочери, не говоря уж о Ноузи, заставила Зака почувствовать, что он здесь не слишком желанный гость.

— Кажется, моя собака доставила вам кучу хлопот. — Он спешился и обмотал поводья вокруг кожаного седла. — Искренне сожалею об этом. Он сбежал из дома, пока меня не было.

Зак полагал, что такое начало не хуже всякого другого, он произнес это вполне дружелюбно. Но Кэтрин Блейкли, видимо, не разделяла этого мнения. Все еще наклонившись, она держала в руках метлу, словно собиралась всыпать ему как следует, если он подойдет слишком близко.

Зак переминался с ноги на ногу, потом, вспомнив о хороших манерах, снял шляпу. Едва сделав это, он сообразил, что пригладил волосы только спереди, а сзади они, вероятно, торчат в разные стороны. Он попытался пригладить их и прочистил горло, что заставило Кэтрин Блейкли насторожиться.

Зак никак не мог понять, в чем дело. Он не считал себя красавцем, но никогда еще не случалось, чтобы кто-то, взглянув на него, лишался дара речи. Второй раз за последние десять минут он обнаружил, что пытается взглянуть на происходящее чужими глазами. Сначала он хотел понять, что думает Ноузи, а теперь — Кэтрин Блейкли, и, черт побери, это оказалось куда сложнее.

Он решил, что она, должно быть, испугана, ведь ее ферма в пустынном месте, а перед ней незнакомый человек и, по ее представлениям, огромный. Она же совсем крошка, а он на голову выше многих мужчин и куда шире в плечах.

— Я Закария Мак-Говерн, ваш новый сосед, — попытался представиться Зак.

Метла в ее руках поднялась чуть выше. Вот так любезное начало! Зак огляделся, сам не понимая почему. Потом махнул рукой в сторону своей фермы.

— Я живу вон там.

Она даже не повела глазами.

— Я и раньше собирался заехать к вам, но работа не дает мне ни минуты отдыха. — Он взглянул на ее запутанные в ветвях волосы. — Если вы опустите метлу, я вас освобожу.

Она сжала черенок метлы так, что ее пальцы побелели. Решив, что, если даже она огреет его по голове, он все равно выживет, Зак медленно, чтобы не напугать ее, стал продвигаться вперед.

— Ну и в хорошеньком же вы очутились положении. Дайте-ка я посмотрю, как можно вам помочь, ладно?

Она дернулась, когда он опустил руки на ее волосы. Пальцами он легко мог бы охватить ее маленькую голову, и это почему-то помогло ему понять, что она сейчас чувствует. Они с дочерью жили здесь совершенно одни, а в этих краях умная женщина встречает незнакомцев хорошим зарядом дроби.

От нее пахло ванилью и киннамоном, а не пронзительными духами, и это привлекло Зака, напомнив ему о яблочном пироге, покрытом свежевзбитыми сливками. Очень уж аппетитно она пахла. И ее волосы казались мягкими, как шелк. Он боялся дернуть их, чтобы не причинить ей ни малейшей боли. Он взял ее за узкие плечи, повернул и почувствовал, как напряглось ее тело. Сжатая пружина. Может, лучше и не распутывать ее волосы. Сто против одного, ему уже не представится шанс познакомиться с ней поближе. Что-то ударило Зака по ногам. Он посмотрел через плечо и увидел, что Ноузи, лишившись строгого хозяиствого присмотра, возобновил свои раскопки, и грязь опять полетела во все стороны.

— Брось, Ноузи, — заорал Зак.

При звуке его голоса Кэтрин Блейкли попыталась вырваться, но только еще больше запуталась. Зак заметил, что из глаз у нее брызнули слезы, и испугался, не станет ли ей еще хуже.

— Миссис Блейкли, расслабьтесь, иначе, пока я буду вас освобождать, ваша голова станет лысой, как репа.

— Довольно трудно расслабиться, когда мои волосы вырывают с корнем, а мой розовый сад разоряют.

Хотя она говорила раздраженно, Заку понравился ее голос. Он напомнил ему о меде и масляных бисквитах. Поняв, что по крайней мере третий раз за последние несколько минут он сравнил Кэтрин с едой, Зак задумался, не голоден ли он.

— Я спасу ваши волосы, если вы постоите спокойно, а затем возмещу ущерб, причиненный вашему саду.

— Благодарю вас, как только вы меня освободите, я смогу сама позаботиться о своем саде.

Даже с запрокинутой головой она упрямо пыталась вздернуть подбородок. Зак сдержал улыбку.

— Это было бы не слишком вежливо с моей стороны. Моя собака наделала вам хлопот. Если я все исправлю, это будет вполне справедливо. — С этими словами он опустил голову и резко дернул ее косу. — Ну вот.

Освободившись от шипов и от спасителя, она отошла в сторону, потирая одной рукой голову, а другой все еще вцепившись в метлу. Зак увидел, что ее косы рассыпались в тонкие черные локоны, и решил, что с распущенными по плечам волосами она стала еще красивее. Кажется, в помощи она больше не нуждалась.

— Спасибо, что освободили меня, — сказала она наконец.

Она выглядела не слишком-то признательной. Зак понял: ей больше всего хочется, чтобы он исчез. Теперь, когда Кэтрин освободилась и в случае чего могла убежать, она держалась смелее. Внимательно посмотрев на его запылившиеся джинсы и потрепанную рабочую рубашку, она подняла взгляд к его лицу. Через некоторое время Кэтрин как будто немного расслабилась, и он подумал, что она поверила тому, что он рассказал о себе.

— У вас в сарае есть мотыга? — спросил он.

Зак не знал, заметила ли она шрамы у него на щеке, но почувствовал себя неловко и надвинул на лоб шляпу.

Уголок ее рта дернулся, и она вскинула подбородок.

— Я же сказала, что сама все исправлю. Зак вздохнул.

— Миссис Блейкли, Кэтрин… Можно называть вас Кэтрин? Я должен возместить вам убытки. Мне очень неловко, что это случилось. Я засыплю эти дыры за десять минут.

— Кэйт.

— Прошу прощения?

— Кэйт, — повторила она, — меня зовут Кэйт.

Ей не шло это имя, которое Зак всегда связывал с крупной женщиной с широкими плечами и крепким задом. Может быть, потому, что Кэйт Брекен, единственная Кэйт, которую он когда-либо знал, была ростом пять футов девять дюймов и носила десятый размер обуви. Возможно, Кэти. Да, Кэти ей больше подходит.

— Послушайте, мистер…

— Мак-Говерн.

Она облизнула нижнюю губу.

— Мистер Мак-Говерн… я понимаю, вам, должно быть, неловко за вашу собаку, — она махнула рукой в сторону Ноузи, — но, право же, нет никакой необходимости в том, чтобы вы засыпали эти ямы, — она бросила беспокойный взгляд на землю, — в самом деле, не нужно. Я предпочла бы, чтобы вы этого не делали. Моя дочь не привыкла к чужим, и я…

Порыв ветра, пронесясь по двору, поднял ее юбку. Прежде чем ей удалось прикрыть юбкой стройные ноги, Зак увидел высокие черные башмаки и белые муслиновые панталоны. При новом порыве ветра она втянула воздух, посмотрела на дом и тяжело вздохнула. Вдруг на ее лице мелькнул испуг.

Отбросив метлу, она кинулась к крыльцу и закричала:

— Мой хворост! О Господи, я совсем забыла о нем!

Недоумевая, что это за хворост, Зак смотрел, как она влетела в дом и скрылась. Потом до него донесся запах подгоревшего масла. Он метнул на Ноузи испепеляющий взгляд. Проклятая собака!

Ноузи заскулил и лег на землю, положив голову на перепачканные лапы.

Зак поднял метлу и прислонил ее к изгороди. После того как Кэтрин Блейкли унесла с собой запах ванили, он ощутил наконец легкий аромат кроваво-красных роз. Криво усмехнувшись, Зак дотронулся кончиком пальца до нежного шелковистого лепестка и перевел взгляд на дом. «Все самое хрупкое и прекрасное должно иметь шипы, чтобы защитить себя», — подумал он.

Пожав плечами, он направился к сараю в поисках мотыги. Без труда отыскав ее, он вернулся в розовый сад, чтобы исправить вред, причиненный Ноузи. Но не успел он сделать и трех взмахов, как из дома вылетела Кэтрин Блейкли: похоже, его присутствие не давало ей покоя.

— Я же сказала, что сама все сделаю! — закричала она.

4
{"b":"1502","o":1}