ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Край земли. Затерянный рай
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Агентство «Фантом в каждый дом»
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Путешествия во времени. История
Другая Элис
Обжигающий след. Потерянные
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Возвращение

Она вздрогнула и отвернулась.

— Почему ты пришла сюда? Боялась того, что случится, если я сорвусь?

Ей было нечего возразить, и она молча кивнула.

Он вздохнул и откинулся назад, опираясь локтями о ступеньку за своей спиной. Бутылка стукнулась о дерево.

— Позволь мне кое-что объяснить, — сказал он. — Если я потеряю самообладание, выйду из себя и утрачу все, чем гордился до сей поры, я завизжу, как все дьяволы ада, подниму дым столбом, переверну дом вверх дном. Но вы с Мирандой останетесь невредимы. С вас не упадет ни один волосок! Никогда моя рука не причинит вам зло. Торжественно клянусь в этом.

Кэйт подняла плечи.

— Хотелось бы мне верить в это…

Она пожалела, что эти слова сорвались у нее с языка. Она почувствовала на себе его тяжелый взгляд, и его молчание томило ее. Не в силах выносить это, она обернулась и посмотрела на него. Лунный свет падал на его лицо. К своему удивлению, она увидела нежность в его глазах.

Подняв руку, он погладил ее щеку. От этой ласки у нее перехватило дыхание.

— Я тоже хочу, чтобы ты смогла, Кэти, — шепотом сказал он. — Если бы мне предложили загадать только одно желание, я пожелал бы убрать все тени из твоих глаз.

— Тени?

Он погладил ее подбородок, провел по лицу.

— Да. Тени! Твои глаза должны сиять как солнце! Его любовь и восхищение смутили ее. Ей вдруг захотелось спустить его на землю.

— Тени! Солнечное сияние! Боже, как поэтично! Мне кажется, что вы несколько опьянели, мистер Мак-Говерн.

— А тебя это беспокоит? Да? — Он поставил бутылку на ступеньку рядом с собой. — Пойло для грешников, гак? Наверняка оно пробуждает в человеке то, что в нем есть. Я часто недоумевал, что в Писании высказана не такая мысль. Но на этот раз, Кэти, ты можешь не напрягаться. Ночь зовет к отдыху. А выпивка не мешает мне рассуждать здраво.

— Никогда?

— До сих пор я не терял здравого смысла! — Он улыбнулся ей. — И обещаю, что не потеряю и впредь. Так почему бы тебе не отправиться в постель и не предоставить мне закончить то, что я начал?

— Насчет Миранды…

— Оставим Миранду там, где она сейчас, — сказал он. — Ей страшно, когда она просыпается ночью. Жестоко запрещать ей приходить к нам. А уж если она повадится приходить, что ж, всегда можно найти бутылочку там же, где я нашел эту…

— А где ты ее нашел?

— В сарае. — Он весело сверкнул глазами. — Предполагая, что мне когда-то придется сделать глоток-другой, я спрятал их там. Это лучше, чем играть всю ночь в «пятипалый гвоздь».

Кэйт нахмурилась.

— Что еще за пятипалый гвоздь? Он лукаво взглянул на нее.

— Это игра в одну руку. Пасьянс. Ты когда-нибудь раскладывала пасьянс, Кэти?

— Джозеф был против всех карточных игр. Его зубы блеснули.

— Его потеря— мой доход. Я как-нибудь научу тебя играть в покер и очищу до последнего пенни твои копилки.

— Это недолго.

— Точно! — весело сказал он.

Она вспомнила, как играла в детстве. Она была так мала и неумела, что подруги постоянно смеялись над ней.

— Чему ты смеешься? Скажи, и мы посмеемся вместе.

Его улыбка расплылась.

— Но я уже поделился. Кэйт откинулась назад.

— Тогда объясни мне, в чем дело. Я, должно быть, потеряла чувство юмора.

— Я тебя обидел? Я не хотел…

— Мне не нравится, когда надо мной смеются.

— Я не смеюсь, Кэти, девочка моя! Я улыбаюсь. Мой папа часто говорил: «За что я люблю твою ма, так это за ее невинность». Поскольку я был четвертым из семерых сыновей, я все не мог понять, что он имеет в виду. Теперь до меня дошло.

Кэйт возразила:

— Ты все время сравниваешь меня с юной девушкой, Зак. Уверяю тебя, это не так. Я очень далека от невинности!

— Это как посмотреть! Ты немножко не от мира сего, Кэти. Но это не значит, что я хотел бы изменить хоть один волосок на твоей голове.

Она снова вернулась к его словам. Если в них и заключалась какая-то шутка, смысл ее от нее ускользнул. Махнув на это рукой, она сказала:

— Ну, пожалуй, мне лучше уйти и предоставить тебе заканчивать свое дело.

— Выпив виски, я не войду в дом, так что можешь не беспокоиться. Миранда не увидит меня пьяным.

— Если ты пьешь, то чем раньше начнет она привыкать к этому, тем лучше будет для нас. Не стоит прятать виски, Зак. Храни бутылки дома. Если тебе захочется выпить, для тебя это будет гораздо удобнее.

— Я пью лишь в редких случаях. Но, даже если бы так оно и было, я не стал бы пить дома, чтобы не тревожить тебя. А моя цель, — он повел своим широким плечом, — моя цель совсем иная: дать тебе покой и счастье, если только я смогу…

Кейт вернулась в дом и несколько дней вспоминала эти слова. Счастье? С тех пор, как она вышла замуж за Джозефа, она и не помышляла об этом. Видеть улыбку Миранды? Да! А кроме этого? Она даже не думала о том, ради чего она, собственно, живет. Счастье ее ребенка было ее счастьем. И если она уверена в этом, большего ей не нужно.

Зак, похоже, понимал это. Когда он ухаживал за ней, она принимала это как должное, но то, как он относился к Миранде, изумляло Кэйт.

Стоя в сторонке, всегда настороже, Кэйт видела, как ее дочка превращается в радостную, веселую девочку с сияющими как звезды глазами. Давняя поговорка оказалась правдой: путь к сердцу матери лежит через ее ребенка.

Кэйт казалось, что Зак непредсказуем: то ли он наделен актерским даром, то ли в душе его живет неистребимая потребность в юморе. Много работая, вечно занятый, Зак всегда выкраивал минутку, чтобы поиграть и повеселиться. Однажды утром, придя в кухню, Кэйт увидела, как он состязается с Мирандой, кто выше подкинет блинчик и поймает на сковородку. Дощатый пол перед плитой был перепачкан маслом: они слишком часто промахивались. Довольный Ноузи, облизываясь, крутил хвостом. Впервые за долгое время он удовлетворил свой аппетит.

Незамеченная ими, Кэйт стояла в дверях. Слезы наполняли ее глаза всякий раз, когда она слышала радостный смех Миранды.

Однажды за ужином Закария вдруг стукнул ложкой по миске с зеленым горошком, стоявшей посередине стола. Не успела Кэйт опомниться, как ее втянули в состязание, и горошек разлетелся по всей кухне. Тогда Зак встал на четвереньки и начал подбирать горошины, приговаривая, что никому не позволит устранять последствия учиненного им беспорядка.

Джозефу и в голову не приходило помогать ей в домашней работе.

В другой раз, принеся вечером каталог Монтгомери Уорд, Зак сам занялся стряпней, предложив Кэйт полистать каталог и выбрать одежду для себя и Миранды. Она не могла понять, почему его так беспокоит ее выбор. Он отверг все, что ей понравилось, и посоветовал ей такие фасоны и расцветки, от которых Джозеф перевернулся бы в гробу. «Ничего коричневого, cepoго и черного», — заявил Зак. Он хотел видеть жену и дочку в платьях пастельных и ярких тонов. Притом требовал, чтобы одно платье не носили по две недели.

Кэйт нравились яркие и праздничные цвета одежды так же, как и веселые выходки Зака, которые особенно ее трогали. Хотя у него не было времени смотреть за ребенком, каждый раз после обеда он брал Миранду на; свою ферму, где она играла с внучкой Чинг Ли и другими детишками ее возраста. По вечерам, когда Зак и Миранда возвращались домой, он посылал ее вперед, чтобы она встречала его на пороге. Так исполнялась ее мечта: папа, с которым она здоровалась, подхватывал ее на руки и высоко подбрасывал в воздух, а потом терся бакенбардами об ее щечки. Кэйт поражало, чтоЗак говорил с Мирандой даже об ее снах, уверяя девочку, что хорошие сны сбываются.

Зак уже казался Кэйт неотразимым. Кэйт все еще немного дичилась его, но он осуществлял свой главный план — привязать к себе ребенка. Этим он привязывал и мать. Когда Миранда улыбалась, Кэйт невольно расплывалась в улыбке.

Странно, что Кэйт сдалась именно тогда, когда Зак однажды вышел из себя и впал в ярость. Это случилось не потому, что Миранда каждую ночь приходила в их спальню, чего больше всего боялась Кэйт. Девочка насмерть перепугала его, чуть не покалечившись.

48
{"b":"1502","o":1}