ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свифт это оценил.

— Я еще не застрелил ни одного человека, пока тот сам первым не хватался за револьвер, — процедил он сквозь зубы.

Шериф несколько успокоился.

— Я не настолько глуп, чтобы хвататься за оружие.

Взбешенный, Свифт вырвал топор из колоды, отбросил его в сторону и потянулся за рубашкой.

— Когда мисс Эми подавала свою жалобу, она случайно не упомянула, что мы с ней обручены?

В глазах шерифа мелькнуло удивление.

— Обручены?

Свифт медленно подошел к нему, выпростав руки из рукавов рубашки и застегивая пуговицы.

— Вот уже пятнадцать лет. По законам команчей она моя женщина.

— Что-то не припоминаю, чтобы она упоминала об этом. Однако законы команчей меня мало интересуют. А законы белых людей запрещают мужчине терроризировать женщину.

— Терроризировать? Я приготовил ей завтрак и оставил несколько красных роз!

Слегка сбитый с толку, шериф обдумал эту порцию информации и вздохнул.

— Иногда женщины бывают необъяснимыми. Свифт подошел к нему вплотную. Стараясь казаться невозмутимым, хотя в нем все кипело, он сказал:

— Полагаю, вы и правда можете посадить меня под замок. Но как надолго? На день, на два?

— Я думаю, дня хватит, чтобы немного остудить вас. Но все было бы гораздо проще, если бы вы просто согласились оставить ее в покое.

— Этого я сделать не могу. — У него свело желудок от одной мысли о тюрьме. — А насчет «остудить» вы рассчитали неверно. В ту же минуту, как только я выйду от вас, я пойду прямо к ней домой и буду трясти ее, пока у нее не застучат зубы. Она завела дело слишком далеко, впутав еще и вас. И это из-за роз! Не могу поверить.

Шериф откашлялся.

— Мистер Лопес, не стоит угрожать ей в моем присутствии. Ведь я могу не только посадить вас под замок, но и выбросить ключ.

Свифт направился к тюрьме, на ходу заправляя рубашку в брюки.

— Я не угрожаю, я обещаю. — Он обернулся, высокомерно подняв бровь. — Ну вы идете или нет?

Эми никогда не видела Охотника таким взбешенным. Она ходила следом за ним и пыталась урезонить его.

— Я не могу закрыть школу в разгар учебного дня. Свифту не повредит подождать до конца уроков.

— Он ждет в тюрьме, — воскликнул Охотник. — Ты же знаешь, как наши люди относятся к решеткам, Эми. Индиго и Чейз присмотрят за остальными ребятами, пока ты не вернешься.

Эми чуть не упала, запутавшись в своих нижних юбках.

— Я не собиралась отправлять его в тюрьму. Поверь же мне.

— Ты пошла к шерифу.

— Да, но только для того, чтобы попросить его вмешаться. Я рассчитывала, что, если он поговорит со Свифтом, тот оставит меня в покое. — Эми приподняла свои серые в полоску атласные юбки, чтобы ступить на тротуар. — Вот упрямый команчеро! — пробормотала она себе под нос. — Ну разве он не мог просто пообещать держаться подальше от моего дома? Шериф никогда бы не сделал этого, если бы Свифт был более благоразумным.

— Благоразумным? — Охотник взглянул на нее. — Это ведь и его дом тоже. Шериф этого не понимает, но ты-то ведь понимаешь.

— Только по вашим обычаям, — напомнила она ему. Охотник резко остановился. Побелев от гнева, он сверлил ее сверкающими глазами.

— До сих пор ты уважала наши обычаи. И с того дня, когда ты перестанешь их уважать, ты перестанешь быть членом моей семьи. Ты поняла?

Эми показалось, что она ослышалась.

— Охотник, — прошептала она. — Ты не сделаешь этого.

— Я это сделаю, — ответил он. — Свифт мой друг. Он живет в моем доме. Теперь из-за тебя он очутился в тюрьме…

— А что еще мне оставалось? Мне одной с ним не справиться. А ты делаешь вид, что ничего не происходит, и не хочешь защитить меня.

У Охотника вздулись жилы на шее.

— Он чем-нибудь навредил тебе? Он хотя бы раз схватил тебя за руку и сжал пальцы так, чтобы ты почувствовала боль? Отвечай мне. Да или нет?

На глазах Эми навернулись слезы. Она смогла только слабо выдавить из себя:

— Нет.

— Громче!

— Нет! Охотник кивнул.

— И вот он в тюрьме. Договаривайтесь между собой сами. Никогда не впутывай в это шерифа. Поняла?

И с этими словами он устремился дальше по тротуару по направлению к тюрьме. Эми поспешила следом, чувствуя себя более одинокой, чем когда-либо. Охотник толкнул дверь тюрьмы с такой силой, что она врезалась в стену. Он ступил внутрь и прогремел:

— Шериф Хилтон!

Переступив через порог слабо освещенного помещения, Эми огляделась. В дальнем конце маленькой тюрьмы она увидела шерифа, стоявшего, прислонившись плечом к решетке единственной имевшейся здесь камеры. Охотник молчал, и она поняла, что он ждет, чтобы она заговорила первой. Эми посмотрела мимо него на темную фигуру человека в камере, лежавшего на нарах, облокотившись на руку. Весь вид его говорил о том, как нелепо и неуместно его пребывание здесь.

Вздохнув, она сказала:

— Шериф, мне кажется, вы неправильно поняли мои намерения, когда я приходила к вам сегодня утром. Я… м-м-м… не имела в виду, что мистера Лопеса надо сажать в тюрьму. Я только хотела, чтобы вы отговорили его преследовать меня.

— Он не очень-то отговаривается, — ответил шериф с веселой ноткой в голосе. — Факты таковы, что он до сих пор не согласился держаться подальше от вас. Наоборот, он грозится сделать еще хуже.

У Эми закололо в затылке. Она взглянула на Охотника и увидела, что он выжидающе смотрит на нее. В горле у нее пересохло. Переведя взгляд на Свифта, она стиснула руки. Глаза Свифта сверкнули на нее, грозя наказанием, которое она боялась себе даже вообразить.

— Эми… — Голос Охотника прозвучал как низкое ворчание.

— Я… м-м-м… — Эми посмотрела Свифту в глаза. В их выражении невозможно было ошибиться. У нее

затряслись поджилки. — Как я понимаю, мистеру Лопесу некого больше винить, кроме самого себя. Если бы он просто… — Она заколебалась, все время чувствуя присутствие Охотника рядом. — Если бы он просто пообещал оставить меня в покое, его можно было бы и освободить.

— Ай-и-и! — промычал Охотник себе под нос. Эми молчала, моля Свифта взглядом. Его ответом стало только то, что он поудобнее пристроил голову на руке и закрыл глаза, как бы приготовившись оставаться здесь до окончания своих дней.

— Я полагаю, что… — голос ее прервался, все ее мысли были сосредоточены на том неизбежном моменте, когда она останется с ним наедине, но выбора у нее не было. Охотник ясно обрисовал свою позицию, а он и Лоретта были ее единственными близкими людьми. Глубоко вздохнув, она попробовала еще раз: — Я полагаю, будет лучше, если вы просто выпустите его, шериф Хилтон. — Она бросила обвиняющий взгляд на Охотника, повернулась и вышла из тюрьмы.

Свифт открыл глаза и посмотрел ей вслед, плотно стиснув зубы. Зазвенели ключи. В следующий момент дверь распахнулась. Стараясь не показать своего облегчения, он встал, снял с крюка свою шляпу и вышел. Шериф вернул ему его нож и револьверы.

Застегивая ремень с кобурами, Свифт сказал:

— Приятно было познакомиться, Хилтон. Надеюсь, в ближайшее время мы с вами больше не встретимся.

С этими словами Свифт нахлобучил шляпу и вышел вместе с Охотником за дверь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Совсем расстроенная, Эми ушла из школы, рано и направилась домой. Первым делом заперла дверь на засов и убедилась, что все окна закрыты. Свифт придет; непременно придет рано или поздно. Она мерила шагами гостиную, вся мокрая от нервного напряжения. Он зол, даже очень зол. И нельзя было даже приблизительно предсказать, что он сделает.

Время шло. Эми постоянно посматривала на часы, но была не в силах сосредоточиться и определить,

сколько же времени прошло. Охотник пошел против нее. Она не могла в это поверить. Охотник и Лоретта были ее единственными близкими людьми, ее единственной опорой. Приезд Свифта все разрушил. Она ненавидела его.

Легкий стук в дверь заставил Эми подскочить. Она подкралась к двери, еще раз внимательно осмотрев запоры.

24
{"b":"1503","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вы ничего не знаете о мужчинах
Наше будущее
Тени ушедших
Изобретение науки. Новая история научной революции
Тень ингениума
Быстро вращается планета
Чудо-Женщина. Вестница войны
Четыре касты. 2.0
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире