ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты знаешь, я всегда хотел, чтобы леди вроде тебя научила меня танцевать. — Это не было ложью. Те женщины, с которыми прежде доводилось танцевать Свифту, совсем не были леди. — Ты знаешь, как это делается, Эми?

— Я знаю несколько танцев, но совсем не уверена, что смогу научить им тебя.

— Я думаю, ты можешь меня поучить? Она посмотрела в сторону зала.

— Все будут смотреть на нас.

— А давай не пойдем туда. — Он вскочил на ноги. — Вставай. Давай повеселимся.

Она позволила ему взять себя, за руку и поднять с травы, а потом увести из-под дерева на яркий лунный свет. Он сдернул с нее шаль и бросил ее рядом с корзинкой.

Нахмурив брови, она посмотрела на его ноги.

— Надеюсь, что хуже я тебе не сделаю. А то еще, не дай Бог, споткнемся о чью-нибудь нору и растянемся здесь плашмя. — Она сделала шаг в сторону и прикусила губу. — Ты меня видишь?

— Отлично вижу. А ты меня?

— Ну, скажем так, не настолько хорошо, чтобы читать хотя бы заголовки, если бы ты был газетой.

Свифт подавил усмешку. Ему довелось танцевать практически во всех салунах Техаса, и какое бы движение Эми ему ни показывала, он его прекрасно знал. Но делал вид, что они ему неизвестны. Она вздохнула.

— Боюсь, что учитель из меня не очень хороший. — Грациозным движением она повернула влево. Свифт последовал за ней, и она рассмеялась. — Похоже, это дамский танец.

Музыка перестала играть. Она стояла перед ним, опустив руки, и ждала. Полились звуки вальса. Свифт сделал шаг вперед и положил руку ей на талию, другой взяв ее за руку. Она вся напряглась, оказавшись в такой близости от него.

— Расслабься, Эми. Просто двигайся вместе со мной.

Когда он повел ее по кругу, она встревоженно посмотрела на темную землю.

— Не волнуйся, я все прекрасно вижу. Положи руку мне на плечо.

Она послушалась и слегка откинула голову, чтобы видеть его лицо.

— Свифт, ты прекрасно танцуешь! Где ты этому научился?

— Ты как перышко в моих руках, — прошептал он, привлекая ее еще ближе к себе. — Закрой глаза, Эми. Пусть тебя ведет за собой музыка.

Ее ресницы сомкнулись, и на лице появилось восторженное выражение. Свифт представил себе, как она лежит рядом с ним с этим же выражением на лице, и чуть сбился с ритма. Эми по своей неопытности даже не заметила его ошибки. У него пересохло в горле. Она во многом оставалась еще ребенком. Ему хотелось вот так держать ее в своих руках всю жизнь.

Вальс кончился, но Свифт продолжал танцевать. Эми была для него той музыкой, которая ему нужна. Начался еще один вальс.

— Такое впечатление, что я лечу, — прошептала она, все еще не открывая глаз. — Ах, Свифт, как это чудесно!

Ему очень хотелось поцеловать ее. Так хотелось, что у него внутри все болело. А еще ему хотелось увести ее в тень, опустить это ее шелковое платье с плеч, ощутить теплоту ее кожи, услышать, как она скажет, какой счастливой он заставил ее себя чувствовать. Ему хотелось превратить ее ночные кошмары в прекрасные сны, хотелось, чтобы ее прошлое не затуманивало ее памяти, хотелось создать ей жизнь, состоящую только из любви и смеха. Ему хотелось увидеть, как ее живот растет от зарождающегося там ребенка, как его черная головка приникает к ее груди, как в глазах у нее сверкает любовь.

Ему хотелось этого больше всего в жизни.

Пока что никто не последовал за ним в Орегон. И, похоже, никто так и не появится. Он сделал невозможное и убежал от своего прошлого. Теперь ему надо помочь Эми убежать от ее прошлого, чтобы они вместе могли строить свое будущее.

Но сейчас эта ночь принадлежала Эми. Чтобы она могла потанцевать, чего никогда не делала. Посмеяться, что у нее редко получалось. Это был его подарок ей взамен всего остального, потому что к большему она пока была не готова. И если она так и не станет готовой к большему, Свифт знал, что возьмет то, что она сможет дать, пусть это будет всего лишь улыбка. Маленький подарок Эми был ему дороже того, что могли бы дать тысячи женщин, готовых на все.

Он любил ее. Он любил ту худющую девчонку пятнадцать лет назад, он любил эту прекрасную женщину сегодня, и он будет любить ту морщинистую старуху, в которую она превратится годы спустя, просто потому, что она все равно всегда будет Эми — его солнце! Единственная радость, которая досталась ему в жизни и которая была так надолго потеряна для него. Теперь, когда он вновь нашел ее, он уже не мог, представить себе жизни без нее.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Эми была уверена: ничто не испортит этого вечера. Танцы. Просто танцы. И не имело никакого значения, что они одни кружились вокруг дуба. Ей совсем не нужно было, чтобы за ними кто-то наблюдал. Ее кружил в вальсе мужчина, и на ней было роскошное шелковое платье. Это превосходило самые сумасшедшие ее мечты. Она хотела танцевать, танцевать и танцевать, пока не уйдет луна и рассвет не окрасит небо.

Глядя на темное лицо Свифта, она решила, что он самый красивый мужчина на свете. Подумать только, что он купил именно ее корзинку. Да еще за неслыханную сумму в сто долларов. Восхитительно! — вот каким словом выражались ее чувства. Прекрасно. Ночь была чудесной, Свифт был чудесным и все было чудесным.

И уже неважно было, что он расплатился крадеными долларами. Воспитанный как настоящий команч, Свифт вырос, зная, что будет конокрадом. Чего же удивляться, что он прекрасно освоил это ремесло. Кроме того, он пообещал больше никогда не заниматься воровством; значит, надо простить ему прошлое.

У нее закололо в боку, но она решила не обращать на это внимания. Это была самая восхитительная ночь в ее жизни, и ничто не должно было омрачать ее. Когда Свифт замедлил шаги и прижал ее к себе, она хотела запротестовать, но у нее не хватило дыхания.

— Ты устала.

— О Свифт, неужели это все? Я так чудесно себя чувствую.

— У нас будут другие ночи, Эми. — Он наклонил голову.

Эми слишком поздно осознала перемену в нем. И сразу чудо разбилось на кусочки. На несколько восхитительных минут она попала под его обаяние, как это было с нею много лет назад. Она забыла все свои прошлые невзгоды, почувствовала себя просто женщиной, живущей в мире, где абсолютная власть принадлежит мужчинам. Но человек не может долго оставаться в придуманном мире.

Она откинула голову назад, напуганная странным блеском его глаз и вдруг закаменевшими руками, прижавшими ее так плотно, что его возбуждение чувствовалось даже через грубую ткань джинсов и все ее муслины и шелка. Лунный свет высвечивал мрачную решимость его рта и трепет ноздрей. Эми доводилось видеть такое выражение на лицах других мужчин, но на лице Свифта никогда.

Желание охватило его, пока он танцевал с ней. А когда это происходит с мужчиной, зверь в нем берет верх. Она видела, как его лицо покрывают капельки пота, слышала, как учащенно, прерывисто он дышит.

Он закинул ее руку себе на шею и обнял ее за талию. Но он уже так желал ее, что его рука на талии не удержалась, скользнула вверх и разочарованно наткнулась на жесткий китовый ус в Лореттином корсете. Его губы приблизились к ее. Он нашел единственно мягкое место: ее груди, которые выступали над корсетом, лишь слегка прикрытые сверху шелком.

Эми дернулась. Тепло его руки опаляло ее. Она не успела ахнуть, как его горячий, ласковый язык нырнул ей в рот и, проникая все глубже, не оставлял ей пути к спасению. Его пальцы нашли самый кончик ее груди и обхватили его сквозь шелк. По телу ее пробежала дрожь. И вместе с ней пришла паника.

Она попробовала отвернуть лицо, вырваться из его рук. Но он был слишком силен. Он держал ее в своих руках как слабого, сопротивляющегося ребенка. Он всем телом приник к ней, став твердым как сталь, его поцелуи становились все более требовательными и жадными, как будто принуждая ее, убеждая, что ей должно понравиться то, что он делает. Она попыталась выговорить его имя, умолить его перестать, но все ее слова превращались в непонятное бормотание.

Мир превратился в какой-то круговорот лунного света и сумасшествия. Свифт больше не был Свифтом; он стал еще одним грубым мужчиной, берущим то, что ему нравится. Она больше не была мисс Эми, безопасно живущей в Селении Вульфа, а оказалась его Эми, растерянной и беззащитной. А в воздухе плыла музыка. Инстинкты накинулись на нее так же, как и на Свифта. Эми превращалась из женщины в загнанное в ловушку животное. В какое-то мгновение Свифт опомнился, прошептал ее имя, ласково обнял и убрал руку с ее груди. Но Эми не заметила перемены. Она оторвала свой рот от его губ и, слепая от паники, ударила, особо не целясь. Единственным желанием ее было оказаться подальше от него. Как она это сделает, она плохо себе представляла. Но сработал рефлекс.

42
{"b":"1503","o":1}