ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я думаю, ты права.

Он посмотрел на жену. Лоретта кивнула.

Эми даже не заметила, что все это время сдерживала дыхание, ожидая слов Охотника. Теперь она облегченно вздохнула.

— Хорошо, я пошла.

— Скажи ему, что я буду приносить ему горячий яблочный пирог каждый день, пока он не с нами, — крикнула ей вслед Лоретта.

Слезы не дали Эми ответить. Она только кивнула и вышла из дома.

Щелчок замка отдался в комнате громким эхом. Охотник провел носком мокасина, повторяя рисунок ковра. Прошло несколько секунд, и по его лицу расплылась широкая улыбка.

— Господи, да чему же здесь радоваться? — спросила Лоретта.

Он посмотрел на нее.

— Я просто подумал, как сильно она изменилась с тех пор, как сюда приехал Свифт. И это к лучшему.

Лоретта вздохнула.

— Давай лучше помолимся, чтобы это не стало для нее еще одним ударом.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Поставив ногу на опрокинутое ведро и уцепившись за решетку, Эми подтянулась вверх. Вглядываясь в полумрак камеры, она окликнула:

— Свифт!

И услышала, как заскрипели пружины. В следующую секунду перед ней возникло его смуглое лицо. Он обхватил своими руками ее пальцы и сжал их.

— Эми, какого черта ты здесь делаешь? — Он посмотрел по сторонам. — Тебя может кто-нибудь увидеть. И тогда пойдут трепать языки.

Эми старалась не расплакаться, но ее старания пропали даром.

— Ты начинаешь говорить, как старый школьный учитель, мистер Лопес. Пусть языки треплют, — улыбнулась она сквозь слезы.

Он еще крепче сжал ее пальцы.

— Ты можешь потерять свою работу.

— Мне все равно.

К своему удивлению, Эми почувствовала, что это правда. Ей наконец стало безразлично все, кроме этого человека.

— Ах, Свифт, что нам теперь делать?

— Нам сейчас ничего сделать не удастся. Делать что-то буду я. Я один влез в эту катавасию. — Он изловчился и поцеловал ее через решетку. — Эми, как бы мне ни хотелось видеть твое чудесное личико, тебе не надо быть здесь. Ты слишком рискуешь. Не дай Бог, тебя кто-нибудь увидит.

— Вся жизнь — сплошной риск. Он отодвинулся от окна.

— Дела выглядят неважно. Боюсь, не пришлось бы заплясать в петле, прежде чем все выяснится. А ты не можешь позволить себе потерять эту работу. По крайней мере не сейчас.

Эми тяжело было слышать это. Почему должно было произойти что-то такое ужасное, чтобы она поняла, какой дурочкой она была? Свифт был для нее надеждой, защитой, в которой она так нуждалась, вообще всем, а она слишком долго была скована страхом, чтобы понять это.

— К черту работу.

Он выругался себе под нос.

— Я никогда не пойму тебя. Ну, останешься ты без работы — и что ты будешь делать, если что-то случится со мной? Пойдешь с голой задницей? Давай-ка убирай ее отсюда.

— Заткнись, Свифт. — Она прижалась лбом к решетке и улыбнулась ему сквозь слезы. — Ничего с тобой не случится. Я не допущу этого.

Взгляд его стал колючим.

— Мне почему-то все это не нравится. Эми, я хочу, чтобы ты не лезла в это дело. Если что-то случится, я хочу быть уверен, что с тобой все будет в порядке. Я должен знать это. Если я пойду на дно, я вовсе не желаю тянуть тебя туда за собою.

— Со мной все будет прекрасно. — Впервые за очень долгое время она была уверена в этом. — Один вопрос. Прости меня за то, что я спрашиваю, но ты убивал его?

Взгляд его оставался твердым.

— Нет.

Это было все, что Эми необходимо было услышать. Она провела ладонью по его щеке.

— Охотник, Лоретта и я… между собой мы решили, что ты здесь ни при чем. И я сделаю все возможное и невозможное.

Она спрыгнула с ведра и подняла его. Он попытался схватить ее за руку, но промахнулся.

— Эми, я не хочу, чтобы ты… Амелия Роуз Мастере, не лезь в это дело!

— Лопес! — поправила она его. — И никогда не забывай этого!

И с этими словами исчезла среди деревьев.

Вечером шериф Хилтон открыл общее собрание в муниципальном зале, и не надо было быть гением криминалистики, чтобы понять, о чем там пойдет речь. Все в городе были убеждены в виновности Свифта. Веревки в руках Джо Шипли на этот раз не было, но Эми не сомневалась, что ему недолго достать ее.

Стоя у вешалки вместе с Охотником и Лореттой, Эми старалась прислушаться к разговорам. То, что она услышала, заставило закипеть ее кровь. Не один раз прозвучало слово мексиканец, следом за ним следовало Быстрый Стрелок и, в-третьих, этот подонок. Судя по общему мнению, Свифт не заслуживал даже заупокойной молитвы.

Он сидел на стуле с руками, связанными за спиной. При взгляде на него Эми преисполнилась гордостью. Он высоко держал голову и смотрел своим обвинителям прямо в глаза. Она могла представить себе, что и на виселицу он шел бы с той же неустрашимой храбростью.

Но, конечно, она не могла позволить этому совершиться. В голове у нее крутилось несколько самых диких планов. Она могла пойти за револьверами Свифта и потом попытаться как-то развязать его. «Спенсер» тоже все еще лежал на столе Лоретты. Может быть, ей удастся проложить дорогу через толпу себе и Свифту.

Все эти идеи были, конечно, полным бредом. Она не сможет стрелять в своих друзей. А если Свифт даже сбежит, он все равно будет всю жизнь оставаться осужденным. Но что-то надо было делать. Она не могла допустить, чтобы его лишили жизни за то, чего он не делал.

Первой отвечать на вопросы пришлось Лоретте. С явной неохотой она дала свои показания.

— Да, мистер Лопес ушел от нас прошлым вечером. Где-то около полуночи я вставала, чтобы попить, и его не было на кровати.

Когда ее спросили, знает ли она, в какое время Свифт вернулся домой, она ответила:

— Мне это было как-то ни к чему. Я вернулась в постель и больше не просыпалась до утра.

По залу прошел удовлетворенный шум, когда Лоретта кончила говорить. Потом выслушали свидетельства нескольких мужчин, в том числе и братьев Лаудри, показавших, что Свифт угрожал Эйбу Крентону в салуне.

Эми было совершенно очевидно, что все складывается против Свифта. Пока что никто не высказался в его пользу. А потом ему был нанесен смертельный удар. Из толпы возник Бренд он Маршалл, высокий и превосходно одетый, со своими шикарными блондинистыми волосами, блестевшими в свете ламп. Повернувшись так, чтобы всем было видно его разбитое лицо и порванное ухо, он прокричал:

— Я ничего не знаю о смерти Эйба Крентона, но могу засвидетельствовать, что в этом человеке заложен инстинкт убийцы. Когда я услышал об этом деле, я понял, что должен прийти сюда и успокоить свою душу. — Он указал пальцем на свои раны. — Он чуть не убил меня. И знаете, из-за чего? За то, что я поцеловал его племянницу. Если бы со мной не было моих друзей, он и правда убил бы меня. Клянусь.

— Ты лживый подонок! — крикнула Индиго. Прежде чем Охотник успел схватить ее за руку, она сделала несколько шагов к сцене. — Ты пытался изнасиловать меня!

— Вот тут-то ты и врешь. — Брендон поманил к себе своих приятелей. — У меня есть свидетели. Ну-ка, скажите, разве я пробовал сделать что-нибудь еще, кроме как поцеловал ее?

Хит Мэллорн пробрался вперед.

— Да нет, ничего он не делал. — Он погрозил кулаком Свифту. — А этот человек просто сумасшедший, говорю вам. Чистый сумасшедший! И это он убил Эйба Крентона, помяните мое слово. У него же взгляд убийцы!

Это было правдой. Глаза Свифта испепеляли Брендона и его дружков. Эми сделала шаг вперед, паника внутри нее росла. Шум разгневанных голосов в толпе поднялся до угрожающего уровня. Обеспокоенный Хилтон придвинулся к Свифту.

— Ну-ка успокойтесь, все вы там!

— Я успокоюсь, когда этот убийца будет болтаться в шести футах над землей, — крикнул Джонсон. — Никто из нас не в безопасности, говорю я вам! — Он покачал пальцем. — Я видел тебя на улице с моей Элмирой, и не говори, что этого не было! Строил ей глазки и говорил непонятно о чем. А она всего лишь ребенок. Знаю я, из чего ты скроен.

80
{"b":"1503","o":1}