ЛитМир - Электронная Библиотека

— Детям? А почему во множественном числе? — Мередит шутливо взяла его за воротник. — Похоже, без меня ты успел принять очень много решений.

— Оглянись, коротышка! Ты угодила прямиком в Подунк, штат Вайоминг. — Он провел рукой по ее спине под курткой, и его глаза потемнели. — У тебя же там ничего нет! О чем ты только думаешь: одеваться так, когда меня нет рядом?

— Это такое платье, — хихикнула Мередит.

— Не такое платье, а божественное платье.

Они посмотрели друг другу в глаза, Хит приблизил свои губы к ее губам, и от долгого поцелуя у Мередит закружилась голова. А он, прервавшись, прошептал:

— Помнишь мою сказку? Там было две неточности: первая — штат не Орегон, а Вайоминг. И вторая — я упустил из виду целую главу: как нес тебя в спальню, чтобы насладиться твоей сладкой попкой. Ну как, согласна?

Мередит и плакала, и смеялась.

— Нельзя. Сэмми с нами.

И тут Хит напугал ее чуть не до полусмерти, вдруг закричав:

— Папа! Встречай мою дочку!

Дверь амбара приоткрылась, и показалась голова Яна.

— Уже понадобилась няня? Помилосердствуй, сын, дай своей жене оглядеться в ее владениях.

Хит поднял Мередит на руки.

— Жена со мной. Других владений ей сейчас не нужно. Покажи Сэмми жеребенка и щенят. Ладно? А потом пусть для всех тринадцати придумает имена. Но чтобы ни разу не повторилась. Мне потребуется довольно много времени.

Мастерс-старший улыбнулся, покачал головой и взял Сэмми за руку.

— Пойдем, малышка. Твоим родителям надо поговорить. А я познакомлю тебя с детьми Голиафа. Все очень игривы, поэтому потребуется время, чтобы выбрать, кого мы оставим себе.

Хит круто обернулся на его голос:

— Папа, ты в своем уме? Мне не нужно трех ротвейлеров!

Но старик, девочка и Голиаф уже скрылись в амбаре, и вскоре оттуда послышался смех. Увлекаемая к дому, Мередит поняла, что дочь увидела щенят и будет с удовольствием возиться с ними достаточно долго.

— Трех? — переспросила она и обвила рукой крепкую шею мужа. — Голиаф и щенок — это двое. Кого я потеряла?

— Маму щенков. Она тебе понравится. — Хит поднялся по ступеням, распахнул дверь и плотно прикрыл ее за собой.

Мередит отметила, что они оказались в желтой кухне с роскошным дубовым буфетом, но сосредоточиться могла только на Хите. Она медленно сползла вдоль его тела и встала; перехватило дыхание, и закружилась голова. Хит расстегивал ее куртку и подталкивал куда-то через кухню. Куртка упала на пол, и Хит занялся крохотными пуговками на платье.

— Куда ты меня ведешь?

— Прямо в кровать.

— И даже не собираешься показать дом?

Хит расстегнул все пуговки и миновал еще одну дверь, задержавшись только для того, чтобы закрыть ее за собой на замок. Потом повернулся к Мередит и принялся срывать с себя куртку, шляпу, рубашку. Все летело в разные стороны.

— Раздевайся!

Мередит растерялась. Да, они занималась любовью. Но это было так недолго и так давно, а потом потянулись бесконечные дни и ночи одиночества.

— Может, сначала немного поговорим?

— Ты потрясающая!

— Правда?

— Я люблю твои глаза. Твои губы сводят меня с ума. О Боже, как мне нравятся твои волосы! — Он стянул сапоги и в одних облегающих джинсах, как-то вмешавших его невероятно длинные ноги и восставшую Доблесть прошлого, подошел к жене. — Ты все еще не раздета, Мередит Линн.

— Мне только кажется, что… — У нее перехватило дыхание, когда Хит сорвал бюстгальтер и его губы впились в ее затвердевший сосок. — Поговори со мной немного. Мы так давно не виделись. Давай снова привыкать друг к другу.

— Нельзя. — Губы Хита скользнули от груди к шее. — У нас определенные планы. Если не получится с любовью сейчас, придется отложить до ночи.

— Неужели вы с отцом не можете изменить свои планы? Ведь это мой первый вечер в вашем доме.

Хит застонал и ущипнул ее губами за ухо.

— Доверься мне, Мерри. Ты и сама не захочешь, чтобы планы менялись. Они касаются тебя и Сэмми. Но это сюрприз.

Мередит закрыла глаза. Она так часто вспоминала объятия Хита, но почти забыла, каково это — таять в его руках. И судорожно вздохнув, спросила:

— Какой сюрприз?

— Скажу, как только свершится наша любовь. Не раньше. Потому что иначе ты вылетишь отсюда пулей.

Но, ощутив прикосновение его властных губ и почувствовав на коже горячее дыхание, Мередит не могла представить, что сможет уйти.

— Нет, — прошептала она. — Меня от тебя ничем не оттащить.

— Обещаешь? Обещаешь, что не уйдешь, если я скажу?

Сумасшедший! Мередит полтора года мечтала о его ласках, а Хит считает, что она способна уйти!

— Я никуда не собираюсь, и точка. Даю тебе слово.

Он вновь нашел дорожку к ее уху и прошептал:

— Твои родители здесь.

Глаза Мередит округлились.

— Что?

Она почувствовала, как губы Хита растянулись в довольной улыбке.

— Мы с папой изменили внешность и под вымышленными именами полетели в Канаду. А оттуда, из Онтарио, — на Миссисипи. Папа остался и помог твоим родителям продать ферму. Достал для них новые документы, номера социальных страховок и машину, которую нельзя отследить. И вот они здесь. Уже восемь месяцев. Твой отец купил участок по соседству. Два симпатичных домика.

Мередит уперлась Хиту в плечи и, откинув голову назад, заглянула в глаза.

— Моя мама? И папа? Ты это серьезно? Мои родители? Я не видела их со времени замужества. А теперь до них рукой подать. О, Хит! Что тебя заставило отправиться на Миссисипи и привезти их сюда?

В его глазах светилась любовь.

— Ты не была бы совершенно счастлива, если б не могла с ними видеться. Каждый раз, когда ты говорила о родителях, я понимал, как ты их любила, скучала и страдала без них. И еще я подумал, что дети имеют право знать своих бабушек и дедушек.

— Поэтому ты их так просто и привез? — недоверчиво переспросила она.

— Ну, не «так просто». Все оказалось чертовски трудно. Должен сказать, повозиться пришлось изрядно. — Хит озорно улыбнулся. — Твой отец не моргнув глазом расстался с фермой, со всей техникой и обстановкой дома. Он так жаждал увидеть любимую дочку, что готов был лишиться правой руки, только бы добраться сюда. Но потерять Спука?

— Спука?

— Свинью. Заставить его расстаться со Спуком не было никакой возможности. Представляешь, сколько хлопот доставила перевозка трехсотфунтового хряка? Разве мог бедняжка Спук всю дорогу трястись в грузовике? Нет уж, дудки, только на самолете!

В глазах Мередит стояли слезы, но она рассмеялась. Хит обещал сделать все от него зависящее, чтобы остаток дней они с Сэмми прожили счастливо. Однако Мередит никак не ожидала, что он пойдет настолько далеко. Из всех прекрасных даров на свете самой замечательной была возможность видеться с родителями.

— Я тебя очень люблю, — прошептала она, не в силах отвести от него взгляда, — даже не представляешь как.

— Надеюсь, так же сильно, как и я, — вздохнул Хит и стал застегивать пуговицы на ее платье. — Докажи это тем, что пробудешь у родителей не слишком долго. Сегодня вечером мы ужинаем у них.

Мередит перехватила его запястье.

— Я никуда не собираюсь уходить, Хит Мастерс.

— Я не собираюсь настаивать на том, чтобы ты сейчас осталась со мной. Знаю, тебе до смерти хочется их увидеть…

Мередит прижала палец к его губам.

— Я пойду. Только позже. — И упала навзничь в постель.

— Ты уверена? Я все понимаю и не обижусь.

— Пытаешься от меня избавиться?

Хит прищурил один глаз и стал срывать с нее одежду.

— Я тебе когда-нибудь говорил, как люблю эту ямочку на щеке? Боже, Мерри, как я по тебе скучал! Не мог забыть ни днем, ни ночью, ни на закате, ни на рассвете. — Хит снял с нее туфли. — Прелестные пальчики. Можно я их поцелую? — За туфлями на пол полетели колготки. — Очаровательная коленка с ямочкой.

— Послушать тебя, я вся во вмятинах, как печеное яблоко, — рассмеялась Мередит.

— Если я хорошо помню, каждый твой дюйм восхитителен. — И поцеловал ее в уголок губ. — Ах, Мерри, я тебя так люблю!

81
{"b":"1504","o":1}