ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Движением бедер Индиго высвободилась из его рук и подняла мешок, полная решимости доказать ему свою выносливость.

— Я всегда обхожусь сама с этими мешками, мистер Рэнд.

Он перехватил ношу, прежде чем она смогла повернуться.

— И ты управляешься прекрасно.

Стоя на мешках, она была такого же роста, как и он, их лица разделяли всего несколько дюймов. Она смогла разглядеть вблизи тонкие лучики в уголках его глаз и обветренную структуру его кожи. Она почувствовала, что ей как-то странно не хватает воздуха и спрыгнула с мешков вниз, пытаясь сохранить расстояние между ними. При виде того, как она попятилась, его твердые губы сложились в ленивую ухмылку, обнажившую блестящие белые зубы, а в глазах появилось выражение, очень напоминающее озорную улыбку.

Он опустил мешок в угол, вытащил нож из ножен и разрезал мешковину. Она обратила внимание, что он обращался с ножом с такой же легкостью, как и она. При каждом движении по его спине перекатывались мускулы, сильно натягивая рубашку. Индиго обошла его и выскочила за дверь, пока он доставал мерную жестянку из пустого мешка.

Сбитая с толку и не понимая причины этого, она ждала его у главного входа, чувствуя все его движения, пока он устраивал Бака. Она хотела бы отложить их поход на шахту. Завтра там будут и другие старатели. Если же они пойдут туда после полудня, то окажутся в горах одни.

Хотя она не заметила ничего опасного в вызывающих темных глазах Джейка Рэнда, что-то в нем пугало ее.

4

Дорога на шахту оказалась самой длинной на памяти Индиго. В некоторых местах она становилась очень крутой и скользкой из-за дождя, что мешало их разговору; Джейка Рэнда, казалось, вполне устраивали эти долгие минуты молчания, но Индиго не чувствовала себя комфортно. Ей казалось, что воздух потрескивает от напряжения. По необходимости она шла впереди и почти все время ощущала на себе его взгляд. Овладевшая ею сильная застенчивость делала ее неловкой, что было просто глупо. Если бы она впервые шла по этой тропе, но ведь ей приходилось делать это тысячи раз!

Индиго так устала днем, что на последнем отрезке склона начала выбиваться из сил. Ее промокшие штаны стали настолько тяжелыми, что ей приходилось делать усилия, чтобы просто передвигать ноги. Она заметила, что дыхание Джейка Рэнда оставалось спокойным, поэтому она устало тащилась впереди, боясь признаться, что ноги отказывают ей.

Он уже назвал ее недомерком. Судя по его поведению на конюшне, он явно считал, что женщины не должны особо затруднять себя, и, если ей не хватит сил подняться на холм, это усугубит его мнение о ней. Что она будет делать, если он запретит ей работать на шахте?

С боку ее штанов лопнула нитка. Она прикрыла рукой разорвавшийся шов и сосредоточилась на вершине горы. Она сможет выдержать, если будет осторожно передвигать ноги и не будет думать о том, как ока устала. Она должна!

— Мне нужно отдохнуть, — внезапно сказал он. Задыхаясь и желая скрыть это, Индиго оглянулась.

Мерное незатрудненное дыхание поднимало его широкую грудь. Чтобы спрятаться от дождя, он нырнул под ветки вечнозеленого дерева и уселся, прислонившись спиной к его стволу, обхватив рукой согнутое колено. Она разглядывала наполовину сухую кучу сосновых иголок и жаждала присоединиться к нему. Он похлопал рукой по земле рядом с собой.

— Иди сюда, я не кусаюсь.

Его белоснежные зубы блеснули в дразнящей улыбке. Волосы зашевелились у нее на затылке. Он выглядел необыкновенно привлекательно, со своими черными намокшими и взлохмаченными ветром волосами, в промокшей насквозь рубашке, прилипшей к плечам. Цвет его кожи был почти таким же темным, как и у ее отца. Было очень просто забыть, что этот человек — белый, но она не могла этого себе позволить. Он может притвориться, что не обращает внимания на цвет ее кожи, но это дружеское поведение не может ее обмануть. Больше такого не случится.

Проведя рукой по бедру и убедившись, что ее нож находится на месте, она подошла к нему. Ей не нужно было наклоняться, как это сделал он, — сосновые ветки были выше ее головы на добрый фут.

Он не производил впечатление усталого и задохнувшегося человека. Неужели он остановился потому, что знал, насколько она измучена? Гордость обожгла ее горло. Он подумает, что она слабачка, и запретит ей работать на раскопках. Она была в этом уверена.

— Уже недалеко, — сказала она, — нам необходимо вернуться до темноты. У мамы может случиться истерика, если мы не вернемся.

Он снова похлопал рукой по земле.

— Я верну тебя домой до темноты. Пятиминутный отдых не повредит никому. Пожалей старого человека.

Он не был похож на старого человека. Он выглядел… Индиго заставила себя отбросить свои мысли и отвела взгляд от его загадочно привлекательного лица.

Чтобы сохранить расстояние между ними, она уселась напротив Джейка Рэнда, заставив себя забыть о том, как приятно прислониться спиной к дереву. Сильный аромат сосны обволакивал ее. Когда она пошевелилась на вечнозеленых иголках, до нее донесся запах гнили, идущий из-под лесной подстилки. Ветви над нею были не так густы, как над тем местом, где сидел Рэнд, так что дождь проникал сквозь них, громко стуча по ее шляпе.

Сообщив ему о том, насколько тепла замша, она никогда не сможет признаться, что начала замерзать. Обычно в это время дня она принимала горячую ванну и сидела возле очага, согреваясь его теплом и горячим какао, которое готовила ей мать. Она сгорбилась, остро ощущая на себе его взгляд; его глаза были теплые, но настойчивые.

— Твой отец сказал мне, что ты знаешь шахту, как свои пять пальцев — сказал он.

— Да.

— Похоже, он считает, что кто-то приложил руку к этим обвалам. А что думаешь ты?

Индиго хотелось, чтобы ее отец научился быть менее доверчивым. Судя по выражению глаз Джейка Рэнда, отец уже рассказал ему обо всем. Если так, то ей незачем уклоняться от ответов. Она попыталась скрыть пронзившую ее дрожь.

— Я согласна с отцом. Я не уверена в предыдущих случаях, но последний обвал не был случайным.

Его внимание переключилось на ее плечи и она подумала, заметит ли он, что она дрожит. — Твои слова звучат очень уверенно

— Я уверена. На балках были следы топора, притом свежие. Кто-то нарочно ослабил их.

Глаза Джейка, минуя ее, уставились на струи дождя. Он не считал, что надо перекладывать на женские плечи мужские заботы, но в настоящий момент не видел возможности избежать этого.

— Ты считаешь, что кто-то хотел убить твоего отца?

Ужасная шляпа скрывала ее глаза. Она поджала губы. Он заметил легкую голубую полоску вокруг них.

— Дорогая, ты замерзла?

Индиго вздрогнула. Кроме членов ее семьи, только Шорти иногда называл ее «дорогая». Она понимала, что обращаясь к ней таким образом, Джейк Рэнд показывает свое отношение к ней. Если бы она была чистокровной белой, он никогда бы не осмелился обратиться к ней так фамильярно.

— Немного, — ответила она. — А что касается вашего вопроса, хотел ли кто-нибудь, чтобы отец умер, то почему бы просто не убить его? Они не могли знать, что он спустится в ствол шахты. Никого не должно было быть там, — только я.

Джейк задумался.

— Почему только ты?

Он увидел, как задрожали ее губы. Но он не был уверен, от холода или от неприятных воспоминаний. Она выглядела такой юной и беззащитной, сидя там под сосной, гордо выпрямив плечи. Если бы на нем был макинтош, он мог бы снять его и закутать ее плечи.

— Мы собирались произвести взрыв в то утро. Я приношу порох и должна была быть там, чтобы заложить заряды.

Джейк пытался скрыть свое удивление, но ему это не удалось. Она приносит порох? Одна-единственная ошибка, и она, и все вокруг взлетят на воздух. Это было неправильно — позволять девушке так рисковать.

— Это была одна из тех случайностей, — продолжала она. — Когда я уже должна была спускаться, я не могла найти запал. Предыдущей ночью я попросила Шорти достать все, что мне потребуется из пороховой будки и все приготовить.

10
{"b":"1506","o":1}