ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Значит, таковы повадки диких животных? Он засунул руки в карманы, надеясь, что она почувствует себя в большей безопасности. На секунду он потерял самообладание, — он это признавал. Но должна ли она вести себя так, как будто он закусил удила?

Необходимо было извиниться, а не просто ходить вокруг да около. Он надеялся подобрать нужные слова.

— Извини, что я так схватил тебя!

— Все в порядке. Он застал вас врасплох. «Она тоже», — подумал Джейк.

— Боюсь, что я напугал тебя. — Боже, как он ненавидел эту ужасную шляпу! — Если это так, то извини меня.

— Не надо извинений. Вы же хотели просто меня защитить.

Конечно, она нуждается в защите. Он него. Он рассмеялся.

— Сказать честно? Я подумал, что мы станем обедом для волка. Я представил себе огромное число чудовищ — целую стаю — и каждый из них голодный. Это напугало меня до смерти.

Ему показалось, что он заметил проблеск улыбки на ее губах. Пока все идет хорошо. Сейчас в ее позе не было заметно желания убежать.

— Он никогда не нападет на человека, если, конечно, не подумает, что кто-то причинит мне вред.

Скрытая угроза? Джейк понимал, что у него нет другого выбора, как примириться с этим. Если она чувствует себя лучше, предупредив его о волке, то путь так и будет.,

— Тогда я буду помнить о своих манерах. — И так будет всегда. С этих пор он и не дотронется до нее. Посмотрев на небо, он добавил: — Нам лучше поспешить. Скоро станет совсем темно.

Индиго не нужно было подгонять. Это Джейку пришлось поспешить, чтобы не отстать от нее.

Простота жизненного уклада в доме Вулфа пленила Джейка. После краткого визита к хозяину он закончил все свои вечерние дела. А теперь расслабился у огня, сидя на грубо сколоченном стуле и потягивал из кружки дымящийся кофе в ожидании, когда Лоретта закончит готовить ужин. Он слышал, как позади него в ванне полощется Индиго. Крошечная комнатка для мытья с ванной и раковиной была отгорожена от кухни перегородкой, высота которой достигала лишь его подбородка. Джейк подумал, что не стал бы принимать ванну в комнате, где находится мужчина, есть там ширма или нет.

Она вышла из ванны, одетая во фланелевую ночную рубашку, халат и нескладные, подбитые мехом мокасины, которые на ее маленьких ножках выглядели как снегоступы. После того как ее мать протянула ей кружку горячего какао, она присоединилась к Джейку, придвинув стул поближе к огню, и стала спокойно пить какао, явно не осознавая, что она одета неподобающе. Насколько она наивна и мила! Если бы так просто и честно обстояли дела там, откуда он приехал!

Это не означало, что она плохо воспитана. Она поставила свой стул как можно дальше от него. И, конечно, ее домашняя одежда была достаточно скромной. Не имело смысла ей снова переодеваться перед сном. Что же касается ванны, то если человеку надо помыться, а единственная ванна находится в кухне, разве у него есть выбор?

Ее роскошные золотисто-каштановые волосы потоком спускались до самых бедер и выглядели такими блестящими и мягкими, что он страстно желал до них дотронуться. Он продолжал смотреть на пламя и старался забыть, что она сидит рядом. Но время от времени он не мог удержаться и бросал украдкой на нее взгляд. Она маленькими глотками пила горячее какао. Ее темно-розовые губы нежно охватывали толстые края кружки. Иногда показывался розовый кончик ее язычка, облизывавший губы.

Он представлял себе эти губы на своих губах, каким теплым и сладким будет на вкус ее рот, и все внутри него сжималось. Что, Бога ради, нашло на него? Он понимал, что должен положить этому конец. Если человек не будет следить за собой, то его воображение может сыграть с ним злую шутку.

После того как Лоретта накормила Хантера, она позвала к столу Джейка и Индиго. Обед превратился в пытку для Джейка. Он не понимал, каким образом, но Индиго Вулф сумела придать сексуальность даже самому процессу еды. В конце концов он уставился в свою тарелку, почти не чувствуя, как он заглатывает ложку за ложкой оленину, картофель и кукурузу.

Он не мог удержаться от мысли о спальнях наверху над ними, разделенных только перегородкой высотой в половину стены. То есть ему придется спать совсем рядом с Индиго. Всю долгую ночь он будет слышать ее нежное дыхание, слышать, как она ворочается во сне.

Джейк никогда не прибегал к услугам проституток, но начал подумывать, а не стоит ли попробовать — ведь все случается в первый раз. За время его помолвки с Эмили между ними не было ничего, — только несколько целомудренных поцелуев. Хотя Джейк и подумывал, как добиться от нее большего, его удерживало смутное чувство неловкости. Без сомнения, Эмили была красива, грациозна, из хорошей семьи, — великолепная жена для него. И все-таки он не испытывал потребности поскорее жениться на ней.

Его жизнь, заполненная работой и общественными обязанностями, не давала ему возможности копаться в собственной душе, но временами Джейк виновато задумывался, действительно ли он любит Эмили? Прежде он всегда отметал этот вопрос. Кроме всего прочего, что значит «настоящая любовь?» Отношения, подобные тем, какие были у его родителей, когда мать уступала на каждом шагу, а отец только брал? По крайней мере, Джейка беспокоило благополучие Эмили. И это всегда казалось ему достаточным.

До сих пор.

Он сделал глоток кофе, однако взгляд его по-прежнему был прикован к тарелке. Через дорогу находился салун под названием «Лаки Наггет», если он не ошибается. Может быть, там наверху есть проститутки?

Легкое царапанье в дверь заставило Джейка поднять голову. Индиго извинилась и встала из-за стола. Лоретта улыбнулась.

— Это, должно быть, Лобо, вернулся после визита к своей семье и детям.

Кожу на спине Джейка стало покалывать, когда он увидел, что Индиго открывает дверь. Ему никогда не приходилось находиться в одной комнате с волком. Чтобы скрыть свое беспокойство, он спросил:

— Жену и семью?

— О, да, — ответила Лоретта. — Овчарка старого мистера Моргана подарила Лобо семерых щенков около месяца назад. Знаете, волки выбирают подругу на всю жизнь. Лобо очень серьезно относится к своему отцовству и несколько раз в день ходит проведать щенков, когда Гретель хочется побегать. Он также приносит им свежее мясо.

Вошел Лобо. Он был красив, покрытый густой серебристо-черной шерстью, с гордо поднятым хвостом и королевской посадкой головы. Джейк смотрел в его золотистые глаза и думал, останется ли зверь на ночь в доме. Он надеялся, что нет.

Индиго опустилась на колени, обняла Лобо за шею тонкими руками и спрятала лицо в его гриве. Волк принял ее обожание как должное с королевским равнодушием, не сводя с Джейка глаз. Джейк чувствовал, что волк оценивает его и понимает, что у него не совсем благородные мысли в отношении его хозяйки.

Кусочек оленины во рту у Джейка стал огромным и слишком сухим, чтобы его можно было проглотить. Он запил его глотком кофе.

— Он ведет себя не как собаки, которых я видел, — прокомментировал Джейк.

— Потому что он не собака, — сообщила Лоретта. — Волки — это совершенно другое. Сначала нам потребовалось время, чтобы понять его. Прежде всего он никого не считает своим хозяином. Он обожает Индиго, конечно, но даже это обожание имеет свои пределы. Он приходит и уходит, когда захочет, и вообще всегда поступает по-своему. К счастью, его желания обычно совпадают с нашими. Он удивительно доброжелателен и хорошо себя ведет.

Вымыв руки, Индиго вернулась к столу, и вновь принялась за еду. Время от времени они переговаривались. Девушка рассказала Джейку о повадках волков. Он узнал, что волки, в отличие от собак, имеют мощные лапы с когтями вместо ногтей. Они очень независимы. У них очень сильно развит инстинкт стаи, поэтому они легко привыкают к домашней жизни. Звук ее голоса, мягкий и музыкальный, проникал в его кровь, как подогретое вино. Он поймал себя на мысли, что хочет услышать ее смех.

— Я не думаю, что хотел бы иметь животное, которым не могу управлять, — признался Джейк, когда она наконец замолчала.

14
{"b":"1506","o":1}