ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Извините, мистер Рэнд, а что случилось с вашей рубашкой?

— Я перевязал ею раны Лобо.

— Если вы не простудитесь, можно считать это чудом. Заходите в дом и обогрейтесь. У меня сварен свежий кофе.

Когда Джейк поднимался, вслед за ней на крыльцо, он в последний раз посмотрел на деревья, среди которых скрылась Индиго. Что, у них было так положено, чтобы девушка оплакивала волка в одиночестве? Может, для Лоретты это было привычным, но ему это казалось бессердечным.

Зайдя в дом, Лоретта направилась прямо к кровати Хантера. Джейк слышал, как она рассказывала ему, что произошло. Он подошел к двери спальни и взглянул туда как раз в тот момент, когда она заканчивала историю гибели волка и переходила к рассказу о том, как вели себя люди на улице.

— Старые сплетницы! — кричала она. — Я на них так злюсь, что просто плеваться хочется. Неотесанные толстухи с тремя подбородками. Да они просто завидуют, вот и все.

Джейк приготовился к реакции Хантера. Он знал, что бы чувствовал он сам, если бы Индиго была его дочерью. Злобные сплетни могли разрушить жизнь девушки, а если они станут неуправляемы, то есть только один способ уладить все. Джейк еще не осознал, как он к этому относится. Он чувствовал себя обязанным, да — обязанным. Но при этом еще и негодовал. Он же этого не просил.

Хантер с интересом посмотрел на дверь и кивком подозвал Джейка.

— Кажется, неважная была у вас ночка, мой друг.

— Бывали и хуже, — Джейк потер плечо и большими шагами двинулся к кровати. — Индиго было потяжелее, чем мне, — намного.

Он увидел, что взгляд Хантера остановился на его груди. Поскольку он не слышал, чтобы Лоретта объясняла что-нибудь по поводу состояния его одежды, он решил, что не мешает это сделать самому, чтобы не быть неправильно понятым.

— Моя рубашка пошла на перевязку. Я сделал все, что только мог.

Хантер на минуту прикрыл глаза, потом глубоко вздохнул. Когда он снова взглянул на Джейка, на лице его читалась явная грусть.

— А Индиго?

— Боюсь, она очень тяжело переживает все это. Лоретта прикоснулась к плечу мужа.

— Мистер Рэнд говорит, что пуля чуть не попала в нее, Хантер. Она еле спаслась.

Хантер задержал ее за руку и быстро сжал. Потом он вопрошающе посмотрел на Джейка.

— Вы считаете, что кто-то хотел застрелить нашу дочь?

Джейк не хотел беспокоить их понапрасну.

— Не очень-то я уверен в своих мыслях. Если бы она не подвинулась, то пуля задела бы ее. А может быть, этот человек ждал, когда сможет выстрелить прямо в волка, — он взглянул на Лоретту и заметил, что она побледнела. — Может, так оно и было. Но поскольку это было так близко, я подумал, что должен сообщить вам об этом.

Хантер, казалось, размышлял.

— А что ты сам чувствуешь?

— Это трудный вопрос. Я перепугался до чертиков, в тот момент, когда это произошло, я бы мог поклясться… — он облизнул губы и проглотил слюну. — А сейчас, когда я об этом вспоминаю, то думаю, что перегнул палку. Индиго уверяет, что у нее нет врагов. Если это так, то вряд ли кто-нибудь захочет причинить ей вред. Я так понял, что в Лобо стреляли и раньше.

— Несколько раз, — вмешалась Лоретта. — Волки редко вызывают к себе симпатию.

Джейку показалось, что она чуть поспешила с ответом: И в то же время он не мог винить ее за то, что она хваталась за любое объяснение. Никому не нравится думать, что дорогой для тебя человек находится в опасности.

— Если это так, то мы, наверное, правы, думая, что целились именно в Лобо.

Хантер выпустил руку жены и сделал Джейку знак сесть в кресло-качалку.

— Мы очень благодарны вам за все, что вы сделали.

Джейк, уставший до изнеможения, опустился в кресло.

— Не так уж много я и сделал. А по тому, как это все выглядит, то, что я сделал… — он прервался. — Извините, что мы не вернулись до наступления темноты. Лошади умчались, я боялся отправиться на их поиски и оставить Индиго одну. Даже если бы я захотел это сделать, она бы осталась. Волк был жив еще несколько часов.

— Вы сделали то, что считали нужным, — прошептала Лоретта. — Вы ни в чем не виноваты.

Хантер кивнул.

— Вы заботились о нашей дочери. Если болтливые языки будут распускать грязные сплетни, мы это выдержим.

Джейку подумалось, что из них троих Индиго была единственной, кто может выдержать сплетни. Понимал ли Хантер, будучи команчи, все возможные последствия? Достаточно было посмотреть на лицо Лоретты, чтобы ответить на этот вопрос. Вулфы понимали все, но они были слишком порядочны, чтобы возлагать на него ответственность за то, что он не в силах был предотвратить.

Джейка охватило чувство вины. С другой стороны — какого черта он обвиняет себя? Он не был виноват в том, что какой-то легкомысленный в обращении с оружием негодяй выстрелил и ранил волка. Да и насчет того, оставаться им в хижине Гюнтера или нет, он тоже не должен думать.

И все-таки просто так оставить это дело он не мог. С этим надо было разобраться; убегать было не в его правилах. Он жестом указал на входную дверь.

— Судя по тому, как эти женщины смотрели на нас, можно судить, что они думают о нас самое плохое.

— Это наши проблемы, а не ваши. — Хантер посмотрел на жену. — А куда пошла наша крошка?

— Хоронить Лобо, — голос Лоретты дрожал. Хантер беспокойно зашевелился. Джейк видел, что ему страстно хочется встать на ноги, чтобы пойти за своей дочерью.

— Если вам кажется, что она не должна быть одна, я пойду за ней, — предложил Джейк.

Хантер закрыл глаза и кивнул.

— Через несколько минут, хорошо? Дайте ей несколько минут погоревать без посторонних глаз. Это ее право, так считает мой народ.

Джейк перевел взгляд на залитое солнцем окно. Свет отражался от хорошо промытого стекла. В горле у пего запершило, а запах кофе наполнил рот слюной. Бессонная ночь истощила его силы. А насколько хуже было сейчас Индиго! Тепло от очага обволакивало его плечи, подобно одеялу. Он взглянул на свои руки. На пальцах была грязь и запекшаяся кровь.

— Мне нужно помыться и надеть рубашку, — сказал он.

Лоретта сидела на кровати, поджав ногу.

— Вы голодны, мистер Рэнд? Я сейчас что-нибудь приготовлю.

Джейк поднялся с кресла.

— Кроме чашки кофе, чайника горячей воды и куска мыла мне пока ничего не надо.

Час с небольшим спустя Джейк вышел из дома и направился к лесу. Копыта Молли оставили ясный след, и примерно в полумиле от дома он вышел на полянку. Джейк остановился, когда заметил Индиго, съежившуюся около холмика из свежевскопанной земли. Она сидела, обхватив коленки, склонив голову и согнув спину. В каждой черточке ее тела сквозила крайняя степень утомления. Молли стояла рядом, привязанная к большому поваленному бревну.

Джейк помедлил за деревьями, не желая мешать. Потом он заметил, что на правом предплечье Индиго поблескивает кровь, свежая кровь. Сердце у него забилось учащенней, и он направился к ней. Услышав приближающиеся шаги, она подняла голову.

— Индиго, что… — Джейк остановился и уставился на нож в ее левой руке. — Ради Бога, что ты сделала?

Он упал на колени перед ней, отказываясь верить своим глазам. Порез на ее руке казался глубоким, а лезвие ножа было в крови. Он взглянул на могилу и увидел темные пятна там, куда на землю падала кровь.

— Индиго, какого черта…

Он схватил ее за запястье, чтобы получше рассмотреть рапу. Кровотечение уменьшилось, но порез был глубокий, надо было наложить швы, чтобы он правильно сросся. И даже после этого останется шрам. Но почему? Что заставило ее нанести себе рану?

— Так делает наш народ, — сказала она. — Когда нас покидают любимые, мы делаем отметину на теле, чтобы не забывать их.

— Но ведь ты не принадлежишь к этому народу. Уже когда он произносил эти слова, он пожалел

о них. Несмотря на голубые глаза и светлые волосы, в ее жилах текла кровь команчи. Прошлой ночью он видел тому неопровержимое доказательство. Он вытащил из заднего кармана носовой платок, порадовавшись, что, перед тем как выйти из дома, он достал из сумки чистый. Встряхнув его, он соединил края ее раны и быстро обмотал девушке руку.

22
{"b":"1506","o":1}