ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Итак… — голос ее дрожал от ярости. — Посмотрите на моего нового владельца! Вы, наверное, гордитесь собой! Ведь рабство отменили лет двадцать тому назад.

— Но все совсем не так, Индиго, — сказал Джейк.

— Правда? — она наконец-то отпустила кровать и повернулась к нему, далеко не уверенная, что ей удастся устоять на ногах. — Тогда объяснитесь.

У него в глазах застыл вопрос. Он повернулся к Хантеру.

— Я согласился заплатить выкуп за невесту. Это же ваш обычай, правильно?

— Вы меня купили] — закричала она. — Именно так на это смотрят белые. Я больше чем наполовину белая, и я знаю, что вы об этом думаете.

— Я ведь могу и отказаться, если ты настолько против.

— Нет, — вмешался Хантер. — Это будет самый настоящий брак и для белых и для команчей.

Индиго обхватила себя руками. Ее била дрожь. Свирепо глядя на Джейка, она прошептала:

— Если только вы это сделаете, не будет вам в жизни ни минуты покоя.

Джейк с раздражением взглянул на Хантера. — Я понял, что она согласится после того, как вы поговорите с ней. Если так пойдет и дальше…

— Индиго? — В голосе отца она услышала стальные нотки. Она повернулась к нему. — Ты хочешь ослушаться меня?

Голос его звучал ровно и спокойно.

Перед гневом отца собственный гнев Индиго исчез. Хотя каждой своей частичкой она стремилась воспротивиться тому, что происходило, но ее всю жизнь учили другому. Она сделает так, как просит он, потому что по-другому поступить просто немыслимо.

— Нет, отец, я тебя не ослушаюсь.

Она услышала, как раздраженно вздохнул Джейк.

— Индиго, ты можешь на минуточку оставить своего отца и посмотреть на меня?

Она даже представить себе не могла, как это можно забыть об отце, хотя бы на минуточку. В оцепенении она подняла на него взгляд.

— Я предложил тебе выйти за меня замуж не для того, чтобы сделать тебя несчастной, — мягко сказал он. — Я этим хотел защитить тебя. Если ты за это меня возненавидишь, не один я буду в проигрыше, нам обоим придется платить дорогой ценой. Я не хочу бороться с тобой каждый Божий день до и после женитьбы. Думаю, что и тебя такая перспектива не устраивает. Чтобы жизнь наша стала сносной, кто то из нас в конце концов должен оказаться победителем в этой борьбе.

Индиго поняла то, что он оставил недоговоренным: победителем, несомненно, будет он. Она ног под собой не чувствовала.

— Мой отец сказал, — сказала она изменившимся голосом. Она проглотила слюну, представив, как они остаются с Джейком одни после свадьбы. Неожиданно Джейк показался ей огромным, как гора. Она не могла поверить, что такое происходило с ней. — Я уважаю его волю.

Во взгляде Джейка не было пощады.

— А мою?

Где-то глубоко внутри она почувствовала болезненный комок. Чуть выше поясницы, он жег ей внутренности, как раскаленные угли. Это моя гордость, поняла она. А так чувствует себя человек, который проглатывает ее.

— Да, и вашу тоже.

9

Индиго казалось, что она проживает в каком-то нереальном мире. События развивались со все возрастающей скоростью. Джейк уехал в Джексонвилл. Вскоре после этого из суда вернулась ее мать, коротко рассказала им о своем разговоре с судебным исполнителем Хилтоном, а потом составила список того, что надо сделать для предстоящей свадьбы.

Первой в списке Лоретты значилась подготовка свадебного застолья. Индиго работала рядом с нею, как в тумане. Даже мысли о Брэндоне не отвлекали ее. Ей было все равно, поехал ли судебный исполнитель Хилтон в Джексонвилл, чтобы допросить Брэндона, или нет. Не волновало ее также и то, что он сможет выяснить там. Что из того, что Брэндон может оказаться тем самым человеком, который стрелял в Лобо? Какая сейчас разница, он или другой были причиной всего случившегося? Значение имело только одно! Через несколько часов она станет женой белого.

И не просто белого. Если уж ее отец захотел выбрать ей мужа, почему он не мог найти уроженца этих мест — невзрачного и тщедушного? Джейк не только возвышался над ней, как гора, он был раза в два шире ее, он весь состоял из одних мускулов. Кто-то из нас в конце концов должен оказаться победителем в этой борьбе. Какой борьбе? Если только он станет ее мужем, она уже не сможет оказывать сопротивления. Ее не так воспитывали.

Трясущимися руками Индиго резала в кастрюлю картофель. Как только она и пальцы туда не отрежет? Потом она делала тесто для торта. Положила ли она туда пекарский порошок? Она никак не могла вспомнить и насыпала его еще раз. Какой вкус бывает у торта, когда туда кладут двойную порцию пекарского порошка? Наверное, такой же, какой она сейчас ощущала во рту — горький и сухой, как желчь.

Когда на кухне все было готово, мать настояла на том, чтобы она подготовила дом тетушки Эми для житья. Мебелью он был обставлен, но сейчас, когда Эми и Свифт жили на лесозаготовках, стоял совершенно пустой. Он будет превосходным временным жильем для новобрачных. Индиго поразило слово «временный». Джейк Рэнд не собирался надолго оставаться в Вулфс-Лэндинге. Вскоре он решит уехать, и ей придется последовать за ним.

Индиго второй раз за этот день сходила в магазин и набрала там всего, что могло ей понадобиться на кухне тетушки Эми, — соль, перец, сахар, муку, порошки, дрожжи, фасоль, мед. Узнав о предстоящей свадьбе Индиго, Эльмира открыла новый счет на имя Джейка и вписала туда все суммы. Когда девушка стала подписываться под ними, она вдруг совершенно отчетливо осознала, что через несколько часов она станет миссис Джейк Рэнд.

Вернувшись с покупками домой, она свалила все в наволочку, чтобы легче было нести. В другую она сложила скоропортящиеся продукты. Направляясь в коптильню за куском бекона, она вдруг заново пережила реальность ситуации. Завтра утром она будет готовить завтрак для мужа.

Мать не давала ей времени для размышления. Как два смерча, вооруженные тряпками и метлами, они налетели на дом Лопесов. Когда в основном все уже было прибрано, Индиго разложила свою одежду по ящикам и застелила чистое постельное белье, пока ее мать орудовала на кухне.

Подтыкая простыни и разглаживая на них морщинки, Индиго попыталась представить, как она будет спать здесь сегодня с Джейком. Как ни невежественна была она во всем, что касалось секса, то, что это происходило в постели, она знала. Однажды она случайно зашла к Френни, когда у той в комнате был клиент. Громкий скрип кровати стал для нее сигналом, что не следует стучаться в окно.

Разглаживая трясущимися пальцами последнюю морщинку на простыне, Индиго вспомнила поговорку: «Ты сама застелила себе постель. Теперь спи в ней». Она знала теперь, откуда появилось это изречение; первой его, несомненно, произнесла невеста.

Ее вдруг охватила паника. Подчиняться во всем мужу — должно быть ужасно. Она была в этом убеждена. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять это. О приятных вещах женщины говорили свободно. Когда ярко светило солнце, все только об этом и разговаривали. Когда предстояла ярмарка в Джексонвилле, пересуды начинались за много недель до ее начала. Когда кто-нибудь хорошо проводил время в обществе, так разговоров хватало на несколько недель. Но ничего такого не наблюдалось, когда речь заходила о том, что происходит в первую брачную ночь.

Наоборот, если женщины и заговаривали о чем-нибудь, связанном с супружеством, они тут же краснели, оглядывались по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает, а потом шептались, прикрывшись ладошками. Из всего этого Индиго сделала вывод, что выполнять супружеский долг означало нечто ужасное, настолько ужасное, что матери не хотят даже намекать об этом своим дочерям, потому что боятся, что тогда те не захотят выходить замуж и заводить для них внуков.

Дети… Что еще любопытного подметила Индиго, так это вытянутые лица женщин, когда они узнавали о том, что одна из них испытывает трудности с рождением ребенка. Когда несколько лет тому назад Элис Крэнтон никак не могла забеременеть после того, как она вышла замуж за судебного исполнителя Хилтона, все дамы города бросились к ней давать советы, как ей решить вставшую перед ней проблему. Миссис Лав дала ей камень, который она должна была положить мужу под матрац. Старая миссис Хэмстед, большой знаток трав, дала Элис порошки для плодовитости. Вмешалась даже мать Индиго, посоветовавшая Элис есть побольше свежего мяса. Все действовали так, как будто если Элис не забеременеет, причем как можно быстрее, то наступит конец света.

33
{"b":"1506","o":1}