ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бросив взгляд за спину Джейка, чтобы убедиться, что женщин у двери нет, священник прошептал:

— Вы слышали историю о монахине, которая спросила крошечных деток, кем они будут, когда вырастут?

Хантер улыбнулся и посмотрел на Джейка. Шепот священника был почти таким же громким, как и обычный разговор.

— Нет, отец, я не слышал, — ответил он почти так же громко.

— Когда об этом спросили одну маленькую девочку, она сказала, что хочет быть проституткой. Монахиня задохнулась от изумления и закричала: «Что ты сказала?». Маленькая девочка повторила свои слова, — священник стал так смеяться, что Джейку показалось, что вряд ли ему придется услышать конец этой шутки. — Когда же монахиня наконец-то поняла, что говорит девочка, то она вздохнула с облегчением и сказала «Слава богу, а я уж было подумала, что ты сказала — протестанткой».

Джейк рассмеялся. Но не Хантер. Он посмотрел на священника абсолютно серьезно и спросил:

— А кто такая протестантка?

Рассерженное выражение лица ОТрейди показалось Джейку еще более смешным, чем сама шутка, и он рассмеялся еще громче.

— Хантер, мой друг, иногда ты на самом деле испытываешь мое терпение. Протестант — это не католик, понятно?

— А почему же тогда вы не сказали «не католик»? — спросил Хантер.

Священник только махнул рукой.

— Тогда это испортило бы всю шутку, — он бросил взгляд на Джейка. — Позвольте выразить надежду, что суть не ускользнула от вас подобно тому, как шутка ускользнула от него.

Джейк ухмыльнулся.

— Я же сказал вам, что пересмотрю свою веру и даже подумаю о переходе в вашу.

Отец ОТрейди кивнул.

— Подумайте, подумайте. Я буду молиться за вас. Смешанный брак, да еще индейские верования невесты — вы же понимаете, что у супругов должно быть какое-то общее основание.

Джейк согласился с ним. Он потер щетину на подбородке.

— С вашего позволения, отец, я пойду умоюсь. Священник отпустил его движением руки и опять обратился к Хантеру с громоподобным вопросом о шахтах.

За рекордное время Джейк умылся, побрился и сменил одежду, благодарный за то, что никто из присутствовавших внизу не носил парадных костюмов. Чтобы как-то соответствовать облику шахтера, Джейк уложил в свои седельные сумки только штаны из грубой хлопчатобумажной ткани и рабочие рубашки.

Спустившись с верхнего этажа, он подошел к Индиго, которая стояла у стола и наносила на торт глазурь. Она подняла на него настороженные глаза. И Джейк в очередной раз был сбит с толку. Неужели это была та самая девушка, которая смело заходила в опасную шахту?

— Не могла бы ты попросить мать доделать эту работу? — спросил он. — Мне бы хотелось немного поговорить с тобой до церемонии.

Лоретта услышала их разговор и подошла, чтобы самой закончить украшать торт.

— Только недолго, Индиго. Отцу ОТрейди еще нужно послушать твою исповедь.

Джейк заверил Лоретту, что они скоро вернутся, и вывел Индиго через парадную дверь. Оказавшись на крыльце, он подвел ее к перилам и, не успела она понять, чего он хочет, поднял и посадил на них девушку. Обхватив ее руками, он наклонился вперед так близко, что их лица оказались всего в нескольких дюймах друг от друга.

— Думаю, нам следует поговорить.

Она отпрянула от него и чуть не потеряла равновесие. Джейк быстрым движением обнял ее за талию и не дал упасть. Она чуть не задохнулась и оперлась руками о его плечи.

— Индиго, — начал он. — Это о сегодняшней ночи. Но продолжить ему не удалось. Отец ОТрейди открыл дверь и сказал:

— Ну же, Джейк, друг мой, для этого у тебя будет масса времени позже. А сейчас настало время для причастия и брачной церемонии.

— Всего одну минутку, отец, — Джейк отошел назад.

— Но у меня нет этой минутки, — нетерпеливо взмахнул рукой священник. — Не удивительно, что вы испортили девушке репутацию. Вы только посмотрите, как вы тут любезничаете на крыльце, чтобы каждый мог вас увидеть. В мое время молодые люди были поумнее.

Джейк с трудом сдержал свое раздражение.

— Мне нужно ей сказать несколько слов. Потом она будет в вашем распоряжении.

— Потом скажете ей свои слова, — священник многозначительно подмигнул им.

Джейк с досадой отступил в сторону. Индиго соскочила с перил и поспешила в дом.

Начиная с этого момента, для Индиго все происходило с головокружительной скоростью. Отец ОТрейди выслушал ее исповедь. Потом он поставил их с Джейком у кровати ее отца и совершил брачную церемонию. Она еще не успела ничего понять, а священник уже объявил их мужем и женой.

— Теперь она вся в твоей власти, — сказал отец ОТрейди, широко ухмыляясь. — Ты можешь поцеловать свою жену и любезничать на крыльце сколько тебе будет угодно.

Индиго взглянула на своего мужа. Когда он склонил свою темноволосую голову, Индиго почувствовала его дыхание и вспомнила поцелуи Брэндона в тот роковой день, когда она укусила его. Джейк поразил ее тем, что очень нежно взял ее лицо в руки и лишь едва коснулся ее рта своим. Когда он выпрямился, она заморгала. Наверняка, за этим еще что-то стояло.

Как бы поняв ее мысли, он улыбнулся, взял ее руки в свои и потер.

— У тебя руки, как лед.

Они были не только холодные, но и влажные на ощупь. Она попыталась высвободить руку, но он держал крепко и подвел ее к прикроватному столику, чтобы подписать документы в присутствии ее родителей. Когда она поднесла ручку к бумаге и начала писать, с кончика ручки сорвалась капля чернил, и получилась клякса. Значительность происходящего стала доходить до ее сознания, и ее начало трясти. На какое-то мгновение она даже забыла, как пишется ее собственное имя.

Джейк положил ей руку на плечо. Каким-то непонятным образом его прикосновение приободрило ее. Она размашисто подписала документ и передала ручку ему. Их взгляды встретились, у него он был теплым и странно успокаивающим, а у нее — испуганным. Он склонился над бумагами, чтобы поставить свою подпись.

Отец ОТрейди потер ладони рук одна о другую.

— Вот и вся официальная часть. Отныне вы являетесь мужем и женой перед Богом и законом. Теперь мы можем вкусить те изысканные кушанья, которые вы, дорогие дамы, для нас приготовили.

Когда он повернулся к Лоретте и увидел в ее глазах слезы, он вскричал:

— Возрадуйся, дитя мое! Ты не дочь потеряла, но приобрела сына. Такого прекрасного, за исключением крошечного недостатка, а именно того, что он является… впрочем, достаточно об этом. Не хочу, чтобы меня обвинили, будто я трачу свои слова втуне.

Джейк положил на место ручку, но оставил руку на плече Индиго; его длинные пальцы тепло и удобно охватывали ее плечо, почти не надавливая на него. Дело было сделано. Она принадлежала ему.

Она почувствовала, как в горле у нее появляется ощущение сухости. Она стала тем, к чему питала наибольшее отвращение — скво белого человека. Если только ему заблагорассудится, он сможет контролировать каждое ее дыхание.

Как бы почувствовав охвативший ее ужас, Джейк, который все еще не снял руку с ее плеча, наклонил к ней голову.

— Все будет хорошо, — сказал он хрипло. — Теперь я буду обо всем беспокоиться. Постарайся получить удовольствие от этого вечера.

Получить удовольствие? Легче сказать такое, чем сделать. Постоянно ощущая рядом с собой огромную мускулистую фигуру Джейка, она не могла думать ни о чем другом, как о том, каким будет завершение сегодняшнего вечера.

10

Когда они вышли на воздух, он показался им сырым и холодным. Перебросив через правое плечо свои седельные сумки, Джейк взял Индиго под руку и повел, защищая собой со стороны улицы, в северную часть города к дому тети Эми. Тепло его руки проникало сквозь тонкую оленью кожу ее рукава, а нежное прикосновение пальцев таило в себе скрытую силу.

Когда она взглянула на него, у нее перехватило дыхание, и перепуганному сознанию он представился более высоким, чем он казался ей раньше, — перед ней возвышалась непоколебимая мощь, которая в любой момент могла обрушиться на нее. Решительный и твердый топот его башмаков по мостовой, казалось, указывал на его настроение, как будто он поставил перед собой совершенно определенную и ясную цель и теперь был полон решимости без промедления осуществить ее.

36
{"b":"1506","o":1}