ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Считаю, что вы вполне годитесь, — услышал Джейк за спиной низкий хриплый голос.

Он резко обернулся и увидел Шорти, вылезающего из повозки.

— Гожусь на что?

Подойдя ближе, Шорти почесал ухо и сплюнул в сторону табак.

— На то, чтобы стать мужем нашей малютки. Во всяком случае, вы за нее заступились.

Он встал рядом с Джейком и тоже посмотрел вслед Томпкинсу.

— Вы лучше, чем этот негодяй с птичьими мозгами. Половина из того, что вы от него услышали, было сказано из зависти. Он сам хотел ее заполучить. Даже однажды предлагал ее папаше триста долларов.

Джейк прищурился от солнца.

— А что сказал Хантер?

Шорти засунул большие пальцы за ремень своего рабочего комбинезона.

— Ничего. Когда он в ярости, он обычно становится молчаливым. Он просто посмотрел Томпкинсу в лицо так, как он умеет смотреть — от его взгляда волосы на голове встают дыбом!

Он снова сплюнул.

— Я рад, что ей повезло: она была в лесу с вами, а не с Томпкинсом.

Это было похоже на скрытый комплимент, однако старик разговаривал тоном отнюдь не дружелюбным, и потому Джейк не знал, что ответить. И нерешительно произнес:

— Спасибо, Шорти. А вы всегда прячетесь в тележках, чтобы подслушивать чужие разговоры?

— Когда речь идет о счастье нашей малютки, я забываю о праведности. Я целое утро следил за Денвером и слышал, что он болтает. И решил, что пойму, кто вы такой, если мне удастся подслушать ваш разговор с этим типом. Я знал, что он непременно захочет поддразнить вас, как только вы появитесь на руднике. Мне оставалось только ходить за ним по пятам и выжидать.

И Шорти свирепо сверкнул глазами.

— Когда я увидел вас впервые, я сразу понял, что вы положите на нее глаз. И, по-моему, не ошибся.

Джейк соображал, куда он гнет.

— Похоже, нет.

— После того, что я тут услышал, думаю, мне незачем все это сейчас говорить, но все же скажу. Советую обращаться с ней хорошо. А если окажется, что вы негодяй, мы призовем вас к ответу. Не думайте, что мы оставим все как есть. Хоть отец ее и прикован к постели и мужчин в их семье нет, не думайте, что за нее некому вступиться.

Джейка не очень смутили слова Шорти, но из вежливости он решил прикинуться, что напуган, и с улыбкой спросил:

— Кто это — мы?

Шорти, страдающий артритом, гордо распрямил свои больные плечи.

— Мы — это я, Спрингбин и Стретч. Если хотя бы волосок упадет с ее головы, вы ответите перед нами троими. Не забудьте об этом.

Джейк постарался показать, что он озадачен, и ответил:

— Не забуду.

— Вот-вот, — кончик носа Шорти, толстый, как луковица, покраснел. — Вы можете сейчас дать мне пинка под зад. Но кто-то должен был вам это сказать. Негоже, если за эту крошку некому будет вступиться.

Джейк больше не мог сдерживаться и усмехнулся:

— Согласен. Будьте спокойны. Я позабочусь о ней. С этого момента вы можете не бояться за нее.

Шорти кивнул.

— Судя по тому, что вы ответили Томпкинсу, думаю, что действительно могу не бояться.

Он посмотрел Джейку прямо в глаза.

— Просто будьте начеку. Он подлый трус и уже год как увивается за девочкой. Он каждому натреплет все что угодно, попомните мои слова. И не угомонится до той поры, пока не доведет ее до слез.

Именно этого Джейк боялся больше всего. Он внимательно посмотрел на Шорти и, решив, что может ему доверять, прокашлялся и сказал:

— Если он проболтается насчет денег за невесту, это разобьет ее сердце. Я белый, и ей все это не нравилось. Винить ее я не могу. Боюсь, она подумает, что я хвастался. Или, чего доброго, жаловался. Я не думал об этом, как о покупке, но она именно так и решит, если до нее дойдет хоть слово.

— Тогда пошлите ее ко мне, — в его глазах мелькнул веселый огонек. — Иногда, плохо это или хорошо, мое умение подслушивать очень выручает. Я расскажу ей обо всем, что сегодня услышал.

И Шорти протянул Джейку руку.

— На мой взгляд, вы держались молодцом. Лицо Джейка просветлело. Он хлопнул Шорти по ладони.

— Я ценю ваш совет и обязательно им воспользуюсь. Но боюсь, она не поверит ни одному моему слову.

Шорти пристально посмотрел Джейку в глаза.

— Она была дома в тот день, когда Томпкинс предложил ее отцу триста долларов. Он вошел с самодовольным видом и стал ее покупать. Представьте себя на ее месте и прикиньте, каково бы вам было в такой ситуации.

Сказав это, Шорти вынул пальцы из-за пояса и побрел вниз.

Погрузившись в раздумье и хмуро качая головой, Джейк снова принялся грузить в тачку гравий и отвозить его к промывальному желобу.

Когда наступил обеденный перерыв, Джейк отправился искать Индиго и увидел, что она помогает рабочему у промывального лотка. Это был изнурительный труд. Но если он собирался запретить ей работать на тяжелых участках, то с тем же успехом он мог бы просто отослать ее домой.

Заметив Джейка, Индиго что-то сказала своему напарнику и прекратила работу. В ее глазах застыл немой вопрос, пока она смотрела, как он спускается с холма. С усилием переведя взгляд с ее трепещущих женственных губ на узенькие плечи, Джейк вспомнил, какими хрупкими казались ее ребра под его ладонью этой ночью. Потом он вспомнил, какой теплой и мягкой показалась ему утром ее маленькая попа. Черт возьми, все-таки она его жена. Он мог купить ей все, что нужно, однако она почему-то предпочитала горбатиться на руднике. В его душе поднялась мощная волна протеста.

Подняв на нее глаза, Джейк крепко сжал зубы и твердо решил, что не произнесет ни единого слова. Он сомневался, что Индиго может хоть сколько-нибудь заинтересовать все то, что он способен купить ей на его деньги. Конечно, тот замечательный домик в Портленде произвел бы на нее впечатление, но не так чтобы сильное. Для нее все богатства мира сосредоточились именно здесь, и совесть не позволяла ему лишить ее всего этого. Его утешало только одно: сейчас она больше походила на себя настоящую, чем тогда, в день свадьбы. Она держалась уверенно и бесстрашно встречала его взгляд.

Индиго нетрудно было понять по глазам Джейка, о чем он думает, и, наверное, уже в сотый раз за это утро ей стало не по себе. Совершенно ясно, что он имел в виду, когда сказал: «Насчет того, чтобы ты пошла на рудник…» И сейчас он явно намерен приказать ей вернуться домой.

Она начала придумывать, какие привести доводы, чтобы он смилостивился, но в голову ничего не приходило. Для бледнолицых мужей прихоти жены не имеют особого значения, тем более если она скво. Ей оставалось только молиться и надеяться на благосклонность Всевышнего.

12

После перерыва Джейк вернулся к работе. Каждый раз отвозя нагруженную тачку к желобу, он наблюдал за рабочими вокруг. Он сам не знал, что рассчитывал увидеть. Во всяком случае что-нибудь любопытное, решил он. Ведь кто-то все-таки подпилил деревянные опоры в руднике, и, насколько Джейк знал, под подозрение мог попасть любой.

В глубине души он надеялся, что его отец не замешан в этом. В начале на него действительно могли подумать, но сейчас? Индиго не скрывает, что их брак ей не по душе. И просто возненавидит Джейка, если узнает, что его отец чуть не отправил на тот свет ее отца. Джереми пообещал, что продолжит заниматься этим делом, а Джейк проведет свое расследование в Вулфс-Лэндинге. Джейк надеялся, что вместо того, чтобы отыскать доказательства вины их отца, Джереми выяснит, что он невиновен.

Проезжая с тачкой к желобу, Джейк искал глазами Индиго. И изо всех сил уговаривал себя не вмешиваться, когда видел, как она помогает Топеру ставить наполненную бадью на вагонетку. Удивительно, как она поднимает такой груз. Это и двоим мужикам не очень-то под силу.

Джейк съежился и отвернулся. Но тут же, сам не зная почему, снова посмотрел в ее сторону. Вдруг он заметил, что к вагонетке медленно приближается Денвер. Белобрысый что-то сказал, и Индиго обернулась. По выражению ее лица Джейк не мог понять, что произошло. И крепко сжал ручки своей тачки.

43
{"b":"1506","o":1}