ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты точно не изменишь своего решения?

Джейк готов был сказать «изменю». Но он прекрасно понимал, что никогда не пойдет на это. Несмотря на то, что она была здорово расстроена и могла бы просто возненавидеть его, он знал, что главное сейчас — ее безопасность.

— Вряд ли, — ответил он. — Но может быть, после того, как мы с тобой спокойно поговорим об этом дома, ты согласишься, что я прав.

Вечером, когда Джейк отправился навестить ее отца, Индиго пошла к колодцу за водой. Наполнив ведро, она с тоской посмотрела в сторону леса. Здесь, в саду тетушки Эми, тоже пели птицы, но не так мелодично, как в гуще леса. Ветер тоже что-то нашептывал, но не тем голосом, как там, на свободе. Не исключено, что Индиго уже никогда не придется бродить в отрогах скал.

Узница. Вот кем она стала. И, может быть, обречена на пожизненное заключение.

Она прислонилась спиной к колодцу и словно впала в какое-то оцепенение. В голове мелькнула мысль, что, может быть, еще не прошел шок, который она испытала после всего случившегося. Но думать ни о чем не хотелось. Да и в конце концов это не имело значения. Приятно было расслабиться и забыть о сегодняшнем происшествии.

Прошло всего три дня. Неужели за такое короткое время жизнь может настолько измениться? Она посмотрела на траву под своими мокасинами. Семьдесят два часа назад она была точно такой же — несколько зеленых былинок, росших из одного корневища. Солнце проделывало свой путь по небосклону по точно тому же графику, как и несколько веков назад. А когда стемнеет, покажется луна. В мире ничего не изменилось, и все-таки все было как-то иначе.

Она попробовала сформулировать, что же изменилось, и прийти к какому-нибудь общему выводу, чтобы понять, где она сейчас находится и что ее ждет впереди. Но от нахлынувших мыслей у нее закружилась голова, как это бывало, когда Чейз брал ее за руки и начинал описывать круги до тех пор, пока она не падала с ног. И сейчас у нее было такое ощущение, словно небо и земля кружатся в диком вихре, и она не может найти твердой точки опоры.

Все то, что раньше для нее казалось незыблемым, ушло в прошлое: Лобо, родительская поддержка, дом, в котором она выросла, рудник и ее горы. Даже имя она теперь носила другое. Отныне она не Индиго Вулф, а Индиго Рэнд. Ей казалось, что она — как та чашка, которую опустошили и забыли наполнить заново.

В голове звучали язвительные слова Денвера Томпкинса, и Индиго от стыда закрыла глаза. Она пыталась представить, как пройдет сегодняшняя ночь, но ее сознание отказывалось рисовать пугающие картины. Она знала лишь одно: ужасно заниматься любовью с человеком, который считает тебя своей собственностью и не против сдавать тебя внаем. Она только недоумевала, почему прошлой ночью Джейк дал ей отсрочку. Может быть, Топер сказал правду? А Денвер соврал? Или Джейк просто играет с ней?

Вдруг раздался рев пумы. Индиго подняла голову и прислушалась. Это Беззубый. К глазам подступили слезы. Передернув плечами, она проглотила слезы, схватила ведро и, расплескивая воду, метнулась к дому.

13

Джейк пошел прямиком к дому Вулфов, чтобы поговорить с Хантером. Отец ОТрейди был на исповеди. Лоретта поздоровалась с Джейком так же холодно, как и сегодня утром. Почувствовав себя немного не в своей тарелке, Джейк не стал тратить время на приветствия и направился в спальню. Поздоровавшись с Хантером и спросив на всякий случай, готов ли тот сейчас разговаривать, Джейк плотно прикрыл за собой дверь, чтобы Лоретта не смогла их подслушать.

Стараясь не сбиваться на пристрастные оценки, Джейк рассказал Хантеру об оползне, что это могло означать и почему он решил ограничить свободу Индиго.

Введя Хантера в курс дела, Джейк решил поговорить начистоту и задать ему несколько откровенных вопросов.

— Я оставил Индиго дома, — сказал он, — она ужасно расстроена.

По возможности кратко и избегая примеров из своей жизни, Джейк объяснил, почему он не любит, когда женщины занимаются тяжелой физической работой.

— Она думает, что для меня оползень — лишь предлог, чтобы заставить ее сидеть дома, — добавил он.

Похоже, Хантер задумался над словами Джейка.

— А если бы Индиго не грозила опасность, вы бы запретили ей ходить на рудник или охотиться в лесах?

Джейк сунул руки в карманы джинсов.

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы она занималась женской работой. Но не по этой причине я приказал ей не уходить далеко от дома. Хилтон считает, что Брэндон Маршалл не из тех, кто играет в открытую. Он не доверяет этому человеку и посоветовал мне принять все меры предосторожности. После того, как застрелили Лобо и произошел оползень, разве могу я быть спокоен, когда она работает в руднике или бродит по лесам?

— Значит, этот приказ… остается в силе до тех пор, пока вы не убедитесь, что Брэндон не замышляет зла?

Джейк кивнул.

— Временная мера.

Хантер довольно долго изучал взглядом Джейка.

— А зачем вы мне все это говорите? — спросил он. Джейк рассмеялся.

— Хочу узнать ваше мнение. Я несправедливо поступаю?

Хантер улыбнулся.

— Не мне судить. Вы не мой муж, а Индиго.

— Я хочу быть хорошим мужем.

— Если вами руководит подобное желание, то вряд ли вы можете совершить ошибку.

Джейк ждал прямого ответа, а не разговоров вокруг да около.

— Как по-вашему: ей может угрожать опасность? — спросил он.

Хантер кивнул.

— Вполне. А еще мне кажется, что у вас доброе сердце. Прислушайтесь к его голосу. Именно оно подскажет вам нужный ответ.

Джейк тяжело вздохнул.

— Я действительно надеялся услышать от вас какой-нибудь совет, Хантер. Все-таки она ваша дочь.

— И я отдал ее вам.

Джейк запрокинул вверх голову и уставился на потолок.

— Вы предлагаете мне прислушаться к голосу сердца? Но я не уверен, что слышу его. Но даже если оно что-то и говорит, то наверняка совсем не то, о чем толкует ваше сердце или сердце Индиго. Мне трудно ее понять. Как я могу решить, что действительно нужно для ее счастья?

— Вы должны найти путь к ее сердцу. Джейк встретился глазами с Хантером.

— Именно за этим я к вам и пришел. Хантер снова улыбнулся.

— Вы считаете, что я могу вас на него вывести? После того, как вы уже прошли довольно долгий путь? После того, как вы углубились в лес и сбились с дороги, куда вы собираетесь направиться? — и Хантер покачал головой. — Вы сами должны найти верную дорогу — ту, которая нужна и вам, и Индиго. Как только вы поймете, куда идти, вы уже никогда не потеряетесь.

Джейк еле сдержался, чтобы не выругаться, и резким движением вынул руки из карманов.

— Другими словами, я сам должен выпутываться.

— Нет. С вами моя дочь. Будьте внимательны при выборе пути. Временами вам предстоит преодолевать обрывы и кручи. Будут попадаться и узкие каменистые участки. Вы должны знать, что пойдете по тропе, по которой могла бы пройти и Индиго.

Джейк вздохнул и устало опустился в кресло-качалку. Обхватив руками голову, он уперся локтями в колени.

— Именно сейчас я вышел на чертовски каменистую тропу, — он тихо рассмеялся и взглянул на Хантера. — Она не станет со мной разговаривать. Это больше всего меня и подогревает.

Хантер чуть заметно улыбнулся.

— Молчание? Понимаю. У них хорошо это получается. Так уж заведено. У нас сильная рука, у них — сильная воля.

— Как вы поступаете, когда Лоретта не хочет разговаривать с вами?

Хантер передернул плечами и поморщился.

— Я начинаю сражение, а потом уступаю. Джейка разобрал такой смех, что он даже не сумел подавить его. Увидев, что Хантер в ответ тоже улыбнулся, он вздохнул с облегчением.

— Извините, но меня это ужасно развеселило. Стоит вам на нее рявкнуть, — и она ляжет на обе лопатки.

— Да, но стоит ей расплакаться, и тут уж я ложусь на обе лопатки. И как только мне удается наконец осушить ее слезы, я понимаю, что сдался.

— А станете вы уступать, если опасаетесь за ее жизнь?

46
{"b":"1506","o":1}