ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конфедерат. Ветер с Юга
Китти. Следуй за сердцем
Кафе на краю земли. Как перестать плыть по течению и вспомнить, зачем ты живешь
World of Warcraft. Последний Страж
Стать инноватором. 5 привычек лидеров, меняющих мир
Жизнь по спирали. 7 способов изменить личную и профессиональную судьбу
Бури над Реналлоном
Моцарт в джунглях
Мой грешный герцог
A
A

— То есть раздеться?

Он не хотел разрушать надежду, мелькнувшую в ее глазах.

— Я никогда не заставлю тебя унижаться, — поправился он. — Ты прощаешь меня?

Ее взгляд смягчился.

— Да, я прощаю тебя за то, что ты заставил меня снять рубашку.

Он почувствовал в ее словах намек и улыбнулся.

— Но ты не прощаешь меня за то, что я заставляю тебя сидеть дома.

Она ничего не ответила, но ее молчание было красноречивее слов.

— Индиго, я бы с удовольствием изменил свое решение, но не могу. Мне остается только сожалеть, что я рассердил тебя и испортил тебе настроение.

— Нет, я не сержусь, — произнесла Индиго, закрыв глаза. — Просто в душе какая-то пустота.

Боже, он чувствовал себя настоящим негодяем. Но самое ужасное заключалось в том, что на самом деле он им не был. Ему безумно хотелось заключить ее в объятия и как-то утешить. Однако после того, что произошло на кухне, он решил не рисковать.

Он сел на матрац и откинулся спиной на изголовье кровати. Похлопывая подушку, лежавшую рядом, он сказал:

— Почему бы тебе не сесть тут, со мной? Может, если мы поговорим и все выясним, в душе у тебя уже не будет прежней пустоты?

Она приподнялась на локтях и посмотрела вперед.

— Иди садись, — мягко настаивал он. — Обещаю, что не стану кусаться.

Она нехотя подползла к нему на коленях. Когда Индиго устроилась рядом, Джейк обхватил ее рукой за плечи. И тут же почувствовал, как напряглось ее тело: близость с ним претила ей.

И в голову ему закралось ужасное подозрение. «Это твое желание?» Он смотрел на ее склоненную голову. Ему следует выяснить это именно сейчас, прежде чем заводить серьезный разговор.

Коснувшись завитка у нее на затылке, Джейк сказал:

— Мне нравится, когда ты заплетаешь волосы в косу. Но было бы лучше, если б ты их распустила.

Она подняла руки и начала вытаскивать шпильки. Джейк с горечью наблюдал, как она расправляла пальцами свои рыжие волосы. Шелковые пряди рассыпались по его руке и упали на его колени. Он ненавидел себя за то, что собирался сказать. Но, черт возьми, должен же он выяснить!

— Индиго, я вовсе не имел в виду, чтобы ты сделала это прямо сейчас.

Она откинула волосы с глаз, чтобы разглядеть его. Никогда раньше он не видел так отчетливо, насколько в ее внешности переплелись черты обоих родителей. Изящество матери и царственный облик отца сотворили лицо, которое поражало одновременно и красотой, и нежностью. Индиго удивительно сочетала в себе гордость и покорность, силу и слабость. Ему никогда не понять ее.

У Джейка екнуло сердце при виде того, как она смутилась. Индиго отвернула от него голову и принялась снова убирать волосы. Ей показалось, что он озабочен какой-то серьезной проблемой, а Джейк, по крайней мере, получил ответ на свой вопрос.

Он прислонил голову к стене и уставился в потолок.

— Индиго, раз уж ты их распустила, оставь как есть, — тихо сказал он.

Уголком глаза он видел, что она отбросила шпильки в сторону и сложила руки на коленях. Воцарилась тишина. На какой-то момент Джейк даже этому обрадовался. Боже, не удивительно, что она была против этого замужества. С первого дня их знакомства в ней проявились три черты: стремление к свободе, невероятная гордость и преданность отцовским убеждениям. А теперь, как ей казалось, она стала собственностью белого человека.

Джейк постарался вспомнить те эпизоды, когда Хантер проявил свою волю. В его присутствии это произошло дважды и оба раза — прошлой ночью. Сначала Хантер едва заметно приподнял руку, призывая жену замолчать, когда она попыталась возражать против замужества Индиго, а потом грозно повысил голос на дочь, когда та решила сама защитить себя. «Ты перечишь мне, Индиго?» Джейк закрыл глаза, вспомнив, как задрожал ее голос: «Нет, отец, я никогда не стану тебе перечить».

И теперь власть, которую Хантер имел над своей дочерью, перешла к Джейку.

Постепенно, преодолевая отвращение, он стал осознавать, что — это реальность и никуда от нее не денешься. Нет, он не считал, что мужчина не должен быть главой семьи. Как раз наоборот. Просто его коробило при мысли о том, что любое его желание Индиго воспринимает как приказ. Интересно, сколько она вот так бы сидела и по его желанию заплетала и расплетала косу? Наверное, всю ночь напролет, с ужасом подумала он. Несмотря на явную бессмысленность его приказов.

Он не чувствовал себя готовым с этим смириться. Его смертельно пугало то, что Индиго все его слова понимает буквально и немедленно повинуется. В порыве ярости он мог бы крикнуть, чтобы она сунула голову в кормушку для лошадей или пошла утопилась в реке. Там, где он жил раньше, у людей часто срывалось такое с языка. Да и у него самого тоже. А Мэри-Бет в ответ лишь показывала ему язык. И не сосчитать, сколько раз он клялся задушить ее. Индиго могла бы всерьез отнестись к такой угрозе.

Джейку жутко хотелось расхохотаться. Вся ситуация казалась ему до чрезвычайности нелепой. В доме белых никогда не возникает сомнений в том, кто хозяин в семье, поскольку, чтобы установить свое главенство, мужчина начинает шуметь, угрожать, а то и драться. В доме Хантера, чей авторитет действительно непререкаем, человек посторонний может растеряться и не сразу понять, кто верховодит, так как Хантеру редко приходится доказывать свое превосходство.

По мнению Джейка, так и следовало жить. Все в доме Хантера чувствовали себя более или менее счастливыми. Трудность заключалась в одном: Джейк не был уверен, что сумеет последовать примеру своего тестя. Он не привык взвешивать в уме свои слова и выпаливал их сразу. Никто никогда раньше перед ним не пресмыкался и не бросался исполнять все его желания. И теперь он получил такую власть над конкретным человеком. Это пугало.

И в то же время завораживало.

Впервые в жизни Джейку приоткрылась другая, тайная сторона его натуры. Какой мужчина в глубине души не мечтал хоть когда-нибудь, чтобы рядом с ним оказалось чудесное существо, готовое исполнить все его приказы, полурабыня, полуобольстительница, которая удовлетворит любую прихоть? В большинстве случаев мужчины лишь рисуют в своем воображении сладостные картины и не пытаются воплотить их в жизнь. Для Джейка далекие мечты неожиданно превратились в реальность.

Он обнимал красивую, чудную, невинную девушку, которая сделает все, что он скажет. Даже сейчас она сидела молча, ожидая, когда он заговорит. Расслабившись, Джейк представил себе соблазнительную картину: Индиго в великолепной наготе склонилась над ним, рассыпав свои медные волосы вокруг его лица, и он ловит губами ее груди.

Джейк передвинул руку, лежавшую у нее на плече, и коснулся нежного бархата шеи. Рассеянно поглаживая пальцами ее горло, он представил себе, как она лежит перед ним, приподнимая бедра и отдаваясь ему в сладостной истоме. Его пульс участился, и он надавил пальцем ей на щеку, чтобы повернуть к себе ее лицо.

Увидев так близко темные губы Индиго и почувствовав ее теплое дыхание, Джейк чуть было не удержался, чтобы поцеловать ее. Она принадлежала ему. И даже сам Господь Бог не смог бы осудить его. Джейку даже незачем ждать: он мог потребовать от нее все, что хотел.

Эта мысль угнетающе подействовала на него. «Это твое желание?» Господи, помоги, он живой человек и может не устоять перед соблазном. Джейк сглотнул и отогнал от себя коварные картины. Наверное, живому человеку свойственно поддаваться искушению, но если Джейк сейчас позволит себе какую-нибудь вольность, он станет самым низким негодяем на свете.

Ее мерцающие голубые глаза заволокла темная серебристая пелена, как у зверя, охваченного страхом. Он понял, что это могло быть откровением лишь для него, но не для нее. Индиго знала, что, выйдя замуж, будет обречена на пожизненное рабство. Не далее как прошлой ночью она все взвесила и смирилась с тем, что навеки повязана с Джейком.

У Джейка появилось неприятное ощущение, будто кто-то сжал ему горло.

— Мы собирались поговорить с тобой о том, как избавить тебя от душевной пустоты.

50
{"b":"1506","o":1}