ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если кто-нибудь еще скажет тебе подобную гадость, сразу говори мне. Ладно?

— Да, — тихо ответила она.

Джейк крепко зажмурился при мысли о том, сколько времени она молча терзалась подозрениями. Он дал Томпкинсу клятву и собирался сдержать свое слово. Томпкинс собственной шкурой ответит за слезы Индиго.

15

Верный своим обещаниям, Джейк попытался смягчить ограничения, которые он установил для Индиго. На следующий день он пошел на охоту и принес двух оленей, чтобы у нее было мясо. Кроме того, хотя уже смеркалось и собирался дождь, он взял Индиго на прогулку и делал это каждый вечер, убеждая ее, что не умрет от голода и может поужинать позже, когда стемнеет.

Его усилия не остались незамеченными. Несмотря на то, что в присутствии Джейка Индиго все еще чувствовала раздражение и напряженность, она понимала, что он старается, как может, чтобы сделать ее счастливой. В свою очередь, она изо всех сил скрывала, что на самом деле ей очень плохо.

Притворство не умаляло ее страданий. Убрать дом тетушки Эми ей ничего не стоило: каждое утро на это уходило всего два часа. Ей не нужно было печь, поскольку мать, которая привыкла готовить на всю семью, каждый раз присылала ей свою стряпню. А потому, встав утром с постели, Индиго вместе с Джейком отправлялась к своим родителям кормить зверей, потом возвращалась домой, делала уборку, а все остальное время слонялась из угла в угол, прислушиваясь к тиканью часов. Повседневная рутина была нарушена лишь однажды, когда она притащила на кухню ванну, чтобы не мыться в присутствии Джейка.

Дни для нее тянулись долго и томительно, но вечера пролетали моментально. Ей казалось, что как только они сходят на прогулку и Джейк поужинает, наступит та самая роковая ночь, когда он потребует от нее выполнения супружеского долга. Стоило ему шелохнуться, как у нее замирало сердце. Когда он дотрагивался до нее, она лежала не дыша и с ужасом думала, что вот сейчас он заграбастает ее.

Пережив четыре мучительные ночи, Индиго уже смутно желала, чтобы он сделал то, что хотел, и с этим было бы покончено. Все, что угодно, только не эти жуткие ночи, когда лежишь в полупаническом ожидании той минуты, когда он задумает овладеть тобой.

Индиго хорошо подготовилась к неминуемому. Настолько, что Джейк даже не заметил, что она снова сунула под матрас камень, — только на этот раз в ноги. У нее не было аппетита, но она заставляла себя хотя бы раз в день съесть кусок мяса. Индиго была уверена, что, как только он овладеет ею, все будет позади. Она надеялась, что, по примеру остальных мужчин, он отправится за удовольствиями в «Лаги Наггет». Не потому, что, она желала зла Френни и Мэй-Белль.

На пятый день ее замужества отец ОТрейди собрался уезжать и напоследок выслушал несколько исповедей, в том числе и ее, и отслужил заключительную мессу. После службы и ланча священник объявил, что должен еще кое с кем попрощаться, и ушел. Когда он закрыл за собой дверь, Индиго поставила на огонь воду и стала помогать матери убирать со стола.

— Иди, если хочешь, я сама справлюсь, — предложила Лоретта.

Индиго покачала головой.

— Я наоборот рада, что мне есть чем заняться, мама. Кажется, день никогда не кончится, когда вынужден сидеть в четырех стенах.

Лоретта вздохнула.

— Первые несколько месяцев однообразной семейной жизни — большое испытание. Никогда не забуду, каково мне было, когда отец наконец построил этот дом и начал по утрам уходить на рудник. У меня было ощущение, что мир замер.

Индиго терла мыло между ладонями, чтобы взбить пену в воде. Она пыталась представить, как мать прислушивалась к тиканию часов. Она помнила, что в матери энергия всегда била через край.

— Думаю, со временем я привыкну. Лоретта снова вздохнула.

— Наверное. Кстати, к тому времени у меня уже был Чейз и ты должна была вот-вот появиться, так что, когда твой отец стал надолго отлучаться из дома, забот мне вполне хватало, чтобы не очень скучать.

— Повторяю: я привыкну.

Опять Лоретта вздохнула, и Индиго улыбнулась. Озабоченная какой-нибудь проблемой, мама всегда начинала мелодично вздыхать, и ее полустенания плавно растворялись в тишине.

— Тебе нужно найти какое-нибудь дело. Начать вязать или вышивать, — сказала Лоретта.

— Я бы могла связать колчан для своих стрел, — усмехнулась Индиго.

— Или свитер для своего мужа, — радостно подхватила Лоретта.

Индиго представила широкие плечи Джейка.

— Мама, мне бы пришлось вязать его целый год. А потом ты знаешь, что я постоянно теряю петли. Так что этот свитер распустится при первом же порыве ветра.

— Тогда ты могла бы сделать что-нибудь для себя, — улыбнулась Лоретта.

— Ну уж нет! Пусть лучше у него распускается, а не у меня. Мне и так приходится порядочно возиться, чтобы успеть принять ванну до его прихода.

Щеки Лоретты залились, румянцем, и она принялась усердно мыть посуду. У Индиго пересохло во рту. Опять они нарушили негласное табу.

— А как насчет шитья? — спросила Лоретта. — Могу одолжить тебе свою машинку. А у мистера Хэмстида отличный выбор тканей.

— И что я буду шить?

Лоретта задумалась, и лицо ее просветлело.

— Платья! Скоро тебе понадобится хороший гардероб.

У Индиго опустились руки.

— Для чего?

— Ну как? Для новой жизни. Ведь ты скоро уедешь, — в глазах Лоретты застыла горечь, и она робко улыбнулась. — Господи, как тебе будут завидовать все дамы из Вулфс-Лэндинга. Ты увидишь новые места и много всякого удивительного. И когда приедешь домой погостить, мы будем ловить каждое твое слово.

— Ты словно мечтаешь о том, чтобы я поскорее уехала.

Лоретта сощурилась.

— Не будь дурочкой. Просто я стараюсь трезво смотреть на вещи и подготовить себя к переменам. Джейк никогда не скрывал, что приехал сюда лишь на время. И мы не успеем оглянуться, как он в нетерпении забьет копытом, чтобы тронуться в путь.

У Индиго онемели ноги.

— Дорогая моя, — произнесла Лоретта. — Не надо так расстраиваться. Тебе понравится твоя новая жизнь. Ведь Джейк хорошо с тобой обращается?

— Да.

— Ну, тогда… — Лоретта поставила стопку тарелок на полку. — Я уверена, что он всегда будет к тебе внимателен.

Индиго недоумевала, почему в таком случае ее мать была против ее помолвки. А может быть, просто отец запретил ей выражать недовольство по поводу свадьбы дочери?

Лоретта усердно работала полотенцем, а потом подняла блюдце, чтобы взглянуть на свое отражение на зеркальной поверхности.

— Джейк — хороший человек — сильный, красивый, и, похоже, с ним легко можно ужиться. Любая девушка с радостью вышла бы за него замуж.

Индиго смотрела на мыльную воду. Дрожащими пальцами она дотронулась до пузыря, и тот мгновенно лопнул.

— Я не любая, и это замужество сломало мне жизнь.

Лоретта выловила еще одно блюдце.

— Что сделано — то сделано, Индиго. Постарайся посмотреть на это с хорошей стороны. Пора забыть детские мечты и трезво взглянуть на жизнь — такую, как она есть, а не какой ты себе ее представляла. Хватит бороться с тем, что ты не можешь изменить. Только надорвешь себе сердце.

— А ты думаешь, что это замужество не надорвет мне сердце? Ты призываешь меня не бороться с тем, что я не в силах изменить, словно я маленькая девчонка. Должна тебе сказать, мама, что задолго до этого я столкнулась с вещами, которые не могу изменить, и смирилась с этим. А сейчас ты предлагаешь мне стать другим человеком. Вот этого-то я и не могу.

Лоретта посмотрела на нее печальными глазами.

— Ты должна постараться и приложить все усилия, чтоб стать хорошей женой.

— Я могу стараться всю жизнь, до своего последнего часа, но никогда не сумею стать женой белого человека, — сказала Индиго и схватила мать за руку. — Сравни свою кожу с моей.

Лоретта приложила свои пальцы к пальцам Индиго.

— У тебя красивая кожа. Если тебя волнует, что ты темнее других, попробуй мыть лицо и руки лимонной водой. Я слышала, что она хорошо действует против загара.

52
{"b":"1506","o":1}