ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Положив руку на ее заплетенные волосы, он ощущал дуновение ветра и пытался в его шепоте расслышать мелодии ее песен. И хотя до него доносился лишь шелест листвы, он уже почти не сомневался, что Индиго слышит что-то еще, — то, что согревает ее душу.

Он наклонил голову и прошептал ей в ухо:

— А ты будешь счастлива, если я пообещаю, что никогда не заставлю тебя уехать отсюда?

Она замерла в его объятиях.

— Что? — спросила она глухим голосом.

— Я не заставлю тебя уехать отсюда, — повторил он.

Она слегка отстранилась и повернулась к нему мокрой щекой.

— Ты хочешь сказать, что останешься в Вулфс-Лэндинге?

Джейк сглотнул, понимая, что решается на безумный шаг.

— Иногда мне придется уезжать.

— И оставлять меня одну?

В ее голосе прозвучала такая радостная надежда, что у него внутри все сжалось.

— Да, здесь, с твоими родителями. И тебе никогда не придется покидать свои горы.

— Но ведь мы женаты, — нерешительно произнесла она.

— Да, но многие люди периодически расстаются. Я постараюсь отлучаться ненадолго. Это нелегко, но мы как-нибудь с тобой договоримся. И ты будешь жить так же, как прежде.

Она судорожно вздохнула.

— Но, Джейк, мой отец во мне разочаруется. Мое место рядом с тобой.

— Я поговорю с твоим отцом. Он поймет. Кроме того, это касается нашей семьи, а не его. Мы можем поступать так, как это удобнее нам.

Она подняла голову и заглянула ему в глаза. На ее ресницах сверкали слезинки. Глядя на ее милое лицо, Джейк почувствовал, что его сердце переполняет счастье. Это то, чего не хватало в их отношениях с Эмили, — неожиданных переходов от боли к радости, когда ты полностью опустошен, то счастлив настолько, что, кажется, тебя сейчас разорвет.

— Ну, миссис Рэнд? Заключим сделку?

Ее лицо выражало такое недоверие, что он улыбнулся.

— Ты не шутишь? — спросила она. — Ты действительно никогда не заставишь меня отсюда уехать?

Джейк не удержался и наклонился поцеловать ее в мокрую, соленую от слез щеку.

— Никогда и ни за что, обещаю, — сказал он. — Кто знает, может быть, со временем у тебя появится желание ненадолго уезжать вместе со мной? Тебе даже будет интересно посмотреть новые места, если ты будешь уверена, что вернешься домой.

Она кивнула, правда, с некоторым сомнением.

— Может быть.

— Почему бы тебе не улыбнуться? Твоя улыбка вовсе не должна быть лучезарной, как солнце, но хотя бы слегка…

Она склонила голову и еще крепче вцепилась в его шею. Если она и улыбалась, а Джейк подозревал, что так оно и было, то его лишили удовольствия видеть это.

— О, Джейк! Вулфс-Лэндинг, навсегда! Я… Ты лучший муж в мире!

За эту фразу он с радостью простил ей то, что она спрятала от него свою улыбку.

— Лучший? — ему хотелось услышать это снова.

— О, да! Лучший в мире!

Джейк одной рукой обхватил кольцом ее спину так, что палец слегка касался груди. Она не напряглась и не оттолкнула его. Это наполнило его радостью, и он с восторгом вдыхал запах ее тела.

— Ты тоже лучшая жена в мире, — прошептал он. — Благодаря тебе, Индиго, мои мечты превратились в реальность.

— Еще нет, не лучшая. Но я ей стану, — убежденно сказала она. — Я стану такой женой, какой тебе еще не приходилось видеть. Обещаю. Я буду мыть, убирать, готовить. Обязательно! Я буду ждать твоего возвращения домой и так натру полы, что ты сможешь смотреться в них, как в зеркало.

Джейк хмыкнул.

— Так они будут сверкать, да?

По правде говоря, Джейк хотел только одного: обнимать ее обнаженное тело. Но нужно набраться терпения.

— Посмотрим, — сказал он. — Если ты собираешься работать на руднике, мне нужно будет кого-нибудь нанять, чтобы убирать в доме.

Он почувствовал, что она словно застыла. Помолчав, Индиго произнесла:

— Ты действительно хочешь разрешить мне вернуться на рудник?

От этого вопроса у Джейка внутри все сжалось. Но сейчас главное — ее чувства. И его переживания должны отступить на задний план.

— Я же говорил тебе. Хочешь подтверждения в письменной форме?

Она покачала головой.

— Ты не можешь себе позволить нанять служанку. Я буду работать на руднике и заниматься домом. Увидишь.

Джейк не сомневался, что она останется верна своему слову. И однажды ей придется узнать, что он может позволить себе очень и очень многое.

Джейк не торопился отпускать ее и держал в своих объятиях. И когда наконец почувствовал, что ей стало немного не по себе, он усмехнулся и убрал руки, надеясь, что когда-нибудь все изменится, если он будет вести себя так же сдержанно.

— Ты готова идти домой? — спросил, спуская ее со своих колен. — Там тебя дожидается маленький сюрприз.

Она беспокойным взглядом обвела поляну и посмотрела на него испуганными глазами.

— Взбучка?

Вначале Джейк подумал, что она его поддразнивает, но, посмотрев ей в глаза, понял, что нет. Ему не понравилось, что она решила, будто он готов в наказание побить ее, но еще больше его беспокоило другое: она считает, что он способен, лживо улыбаясь и обещая какой-то сюрприз, заманить ее домой только для того, чтобы поколотить.

Это открытие потрясло его. Значит, он лучший муж в мире?

— Ты разозлился?

Джейк первым отвел глаза. Он не хотел пугать ее, но в то же время не хотел, чтобы она думала, что может преспокойно ходить по лесам.

— Как бы я ни был зол, я никогда не ударю тебя, — тихо произнес он. — Скажи, а сегодня ты убежала сюда, потому что у тебя была веская причина?

Она довольно долго молчала. А потом покачала головой.

— Нет, — глаза ее затуманились, и она подняла голову. — Просто я почувствовала внутреннюю потребность посидеть тут, вот и пришла. Наверное, ты считаешь, что я очень плохая жена.

У Джейка перехватило дыхание. Она действительно считает, что жена должна быть именно такой? Что она не вправе иметь собственные желания? Он прекрасно понимал, что Индиго заставил сюда прийти не каприз. Все покрывало было мокрым от ее слез. Неужели она и в самом деле представляла себе брак сплошным кошмаром: муж — всемогущий деспот, и, если жена его не слушается, он пускает в ход кулаки? Джейк видел, как живут ее родители, и не мог взять в толк, на каком основании она пришла к такому выводу.

— Как ты думаешь, Индиго, как я поступлю с тобой, если ты ослушаешься меня? — мягко спросил он.

Уголки ее губ дернулись.

— Ты можешь запретить мне заниматься тем, к чему я привыкла. Хотя ты это уже сделал.

— А как бы поступил твой отец? Вопрос озадачил ее.

— Мой отец?

— Да, твой отец? Он бы задал тебе взбучку? Она задумалась.

— Я… не знаю. Я всегда слушалась его.

Джейк внимательно наблюдал за выражением ее лица.

— Значит, он никогда не бил тебя?

Ее голубые глаза расширились от удивления.

— Мой отец? Нет, никогда.

Насколько Джейк знал, она могла апеллировать только к мнению своего отца. Тогда откуда у нее убеждение, что муж дерется, если отец ни разу не дотронулся до нее пальцем? Джейк почувствовал, что не хотел бы услышать ответ на этот вопрос. Индиго начинала постепенно приходить в себя. Он знал, насколько далеко еще до того момента, когда он научится полностью понимать ее, но с каждым днем картина будет становиться яснее. То, что он узнал о ней за эти несколько минут, болью отозвалось в его сердце. Ему было горько за нее. И за себя.

— О чем ты думала, когда решила сюда прийти?

— О ветре, который гуляет среди деревьев, и о том, как приятно почувствовать его дуновение здесь, в лесу.

Голос ее дрогнул.

— Я думала о том, что скоро уеду отсюда, и захотела последний раз прийти в лес.

— Значит, тебе было грустно?

— Да, очень грустно.

— И ты почувствовала сильное желание прийти сюда одной, в последний раз?

— Да.

— Думаю, я могу это понять, — произнес Джейк и для большего эффекта выдержал паузу. — А теперь, когда ты знаешь, что не уедешь, ты не будешь беспокоиться, что не успеешь попрощаться со своим лесом? Правильно?

56
{"b":"1506","o":1}