ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Индиго почувствовала, как у нее внутри что-то рвется. Она глубоко вздохнула и ухватила себя руками за бока: по закону белых, если брак не был доведен до логического конца, то есть, пока Джейк не занимался с ней любовью, его можно было аннулировать. Значит, он поэтому не прикасался к ней? Может, он планировал с нею расстаться?

На ее глазах навернулись слезы. Если это так, то тогда она должна радоваться. Она с самого начала не желала выходить замуж за белого человека. Тогда почему мысль о том, что он может ее покинуть, так ее расстраивает? Индиго не могла ответить на этот вопрос.

Джейку стало интересно, когда Индиго вернулась из дома родителей с каким-то узлом в руках. Его заинтриговало еще больше, когда она прямиком отправилась в спальню. Он сидел в кухне и точил ножи, ожидая, что она придет к нему и все объяснит. Когда она не пришла, он начал волноваться. Весь вечер она очень странно себя вела.

Джейк поднялся и тихо прошел по дому. Когда он подошел к спальне, то уловил там какое-то движение. Значит, Индиго не ложилась. Из-под двери светился узкий лучик света. Джейк нахмурился и открыл дверь.

— Индиго, что ты де…

От удивления он остановился на полуслове. Его жена стояла у постели, на ней было платье матери. По-видимому, она примеряла одно платье за другим.

Ее корона из кос сбилась, и длинные прядки волос повисли по бокам ее маленького личика. Джейк опустил взгляд к кончиками мокасин, выглядывавших из-под юбки.

— Джейк, — тихо сказала она.

— Что ты делаешь? Это платья твоей матери? — спросил он, входя в комнату.

Индиго покраснела.

— Мама дала мне их поносить, пока я не сошью что-нибудь сама.

Джейк не верил своим ушам.

— Не знаю почему, но мне казалось, что тебе не нравится одежда, которую носят белые женщины.

Она отвернула от него лицо.

— Я передумала. Но мне ничего не подходит. Мамины платья плохо сидят на мне.

Джейк понимал, в чем было дело. Ее пышная грудь распирала прилегающий лиф платьев матери.

— Ну, ничего страшного. Ты можешь продолжать носить свои кожаные наряды еще пару-другую недель, пока не сошьешь себе что-либо подходящее.

Вообще-то Джейку нравились ее юбки с бахромой.

— Тебе идет голубой цвет.

— Спасибо.

Индиго по-прежнему избегала смотреть на него.

— Жаль, что оно мне не подходит. Я чувствую себя в нем, как в панцире.

Джейк медленно подошел к ней, пытаясь не улыбаться. Плотно прилегающий корсаж сильно поднял и обнажил ее прекрасную грудь. И он никак не считал, что она в панцире, — совсем наоборот. Но Джейк не собирался с ней спорить. Но как она ни была хороша, он ее не выпустит дальше спальни, когда у нее так сильно обнажена грудь.

Когда Джейк встал рядом с нею, он обратил внимание на ее растерянный взгляд. Он подошел к ней ближе.

— Милочка, что случилось? Тебе не стоит расстраиваться, если некоторые части твоего тела не влезают в платья твоей матери!

— О, Джейк!

Он нагнулся, пытаясь посмотреть ей в лицо. Зная Индиго, он понимал, что дело вовсе не в платье.

— Джейк, мне ничего не подходит.

Джейк прекрасно видел, что она была права, но с трудом сдерживался, чтобы не обнять ее посильнее.

— Но ты же можешь подождать, пока…

— Ты не понимаешь! Я не успею ничего сшить до приезда сюда Джереми. Даже на новой машинке мамы.

— Почему ты…

Остальная часть фразы застряла в горле Джейка. Он помолчал и попытался снова задать вопрос, хотя и не желал слышать ответ.

— Индиго, почему тебе важно сшить платья до приезда сюда Джереми?

— Потому что…

Индиго что-то невнятно пролепетела. Джейк отвел ее руки от лица. У него перехватило дыхание, когда он увидел боль и страх в глазах любимой женщины. Он тихо застонал и привлек ее к себе.

— О, моя милая…

Обняв ее, он сразу почувствовал странный запах, настолько сильный, что Джейк позабыл обо всем остальном.

— Что это за запах? Индиго сжалась.

— Какой запах?

Он понюхал у нее за ухом.

— Похоже на лимон.

— О, — она прижала лицо к его плечу, — мама сделана мне лимонную воду.

Джейк заморгал. Он знал, для чего женщины пользуются лимонной водой. Мэри-Бет каждое лето обливалась лимонной водой, чтобы выбелить кожу. Он закрыл глаза. Он увидел Индиго, сидящую под деревом лавра в Джентер-Плейс. Потом он вспомнил те вещи, которые ей говорил Брэндон Маршалл. В первый раз в своей жизни Индиго пыталась отказаться от своего наследства и происхождения. И почему? Потому что она хотела, чтобы он гордился ею.

Когда наконец Джейк все понял, то чуть не прослезился, чего давно не было в его жизни. Ему всегда нравилась в Индиго ее гордость, присущая девушке из племени команчей. Он так долго ждал, чтобы она стала хорошо к нему относиться. Но сейчас, когда он все понял, ему стало не по себе. В ней текла индейская кровь, и она чувствовала, что недостойна стать его женой. А было все совсем наоборот — ему было трудно стать достойным своей жены.

Он молча поднял ее на руки. Сани шлепал за ними по пятам, пока Джейк нес ее на кухню. Там он поставил ее на пол и вытащил чистое полотенце. Намочив его, он стал вытирать ей лицо.

— Что ты делаешь? — заикаясь спросила Индиго.

— Вытираю этот чертов лимон. Посмотри на меня.

— Но я… — она заморгала и сжала губы.

Джейк приложил к щеке полотенце, потом наклонился и поцеловал ее в нос.

— Никогда больше не делай таких глупостей. Мне нравится твоя кожа.

Она глянула на него своими колдовскими глазами.

— Ты… тебе она нравится? Джейк улыбнулся.

— Да. Женщин с белой кожей слишком много. Если бы я хотел для себя такую женщину, я бы женился на одной из них!

И Джейк быстро поцеловал ее.

Индиго не могла ему поверить.

Джейк взял в руки ее лицо и снова внимательно посмотрел в любимые глаза. У него защемило сердце, когда он увидел там затаившуюся боль.

— Я люблю тебя, Индиго. Именно такую, какая ты есть. Мне нравятся твои волосы, твоя кожа, твои кожаные юбки. Мне даже нравятся твои штаны из оленьей кожи. Если я еще раз почувствую запах лимона, то я сверну твою шейку. И я хочу, чтобы ты отнесла обратно матери все эти платья. Тебе все ясно?

— Да, но Джереми…

— Ты — моя жена, и пусть Джереми идет к черту.

— Но…

— Никаких «но». Джереми полюбит тебя такой, какая ты есть. Он только увидит тебя и решит, что я — самый счастливый человек на земле.

— Но что если… Он слегка потряс ее.

— Прекрати! Самое главное то, что считаю я, а я считаю, что ты прекрасна.

Джейк видел, что его слова мало успокоили ее, и ему пришлось с этим примириться. Он вдруг понял многое в ней. Но понимал ли он себя?

19

Когда на следующее утро Индиго пошла отнести платья матери, она встретила мистера Кристиана. На нем была новая шляпа и сапоги, и он поклонился ей, сказав, что только что сговорился насчет породистого быка-производителя.

— Это прекрасно, — ответила ему Индиго. Она знала, что сейчас у него трудные времена, — я очень рада за вас.

Он посмотрел на Сани, который был занят обнюхиванием травы, проросшей между досками тротуара.

— Должен вам сказать, что мне так пригодились деньги, и еще я вам всегда буду благодарен.

Индиго ничего не поняла и посмотрела ему в худое лицо.

— Конечно, — она улыбнулась, — передайте привет жене. Счастливо.

Когда Индиго пошла прочь, фермер окликнул ее.

— Как вы ладите с этим вредным парнем?

В какой-то жуткий момент Индиго решила, что он говорит о Джейке, но когда она повернулась к нему, то увидела, что он смотрит на Сани.

— Мы с ним прекрасно поладили.

Мистер Кристиан подергал себя за ухо и покачал головой.

— Самый злющий щенок из всех, кого я видел. Надеюсь, что ваш хозяин не принесет мне его обратно, потому что я уже потратил все его три сотни.

И с этими словами Кристиан ушел. Индиго смотрела ему вслед. Она была уверена, что что-то недопоняла. Придя к родителям, она все еще размышляла над их разговором.

63
{"b":"1506","o":1}