ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько раз намылив и смыв ее волосы, Джейк сказал, что теперь они чистые. Индиго выжала их и перебросила через плечо, потом встала, чтобы он смог вымыть ей спину.

Она не была готова к прикосновению его жарких гладких рук на голой коже спины и судорожно вздохнула, когда его пальцы начали свое путешествие по ее телу.

— Господи, у тебя кожа, как атлас, — шепнул он ей на ухо.

У нее сжался желудок, и внутри разгорелся сильный обжигающий огонь. Девушка закрыла глаза, потом почувствовала, как его рука скользнула по боку. Неужели скунс достал и туда? Наверное вонь распространилась повсюду. Его рука, скользкая и теплая, пропутешествовала по бедру — к животу. Тепло от его груди и плоского живота обжигало ей спину. Его пальцы тихо гладили ей живот, потом он засунул палец в пупок. Индиго оцепенела и не могла перевести дыхание. Джейк бросил мыло и обнял ее двумя руками.

— Стой спокойно, — хрипло сказал он. — Помни, что ты обещала верить мне. Ты так сказала, до того, как явился Вонючка. И если ты мне веришь…

Она чувствовала улыбку у него в голосе.

Джейк не закончил предложение. Если бы даже Индиго и захотела от него отодвинуться, она не смогла бы этого сделать — он крепко держал ее. Девушка откинула назад голову. Он нырнул вместе с ней, чтобы смыть с нее мыло. Оцепенение охватило ее, но тепло его тела спасало от холода. Он начал целовать ее. Губы Джейка были мокрые и холодные, но в них чувствовался огонь. Индиго застонала, когда он коснулся языком ее языка. Она ослабела, и все вокруг нее закрутилось, краски менялись, как в калейдоскопе, — небо, вода, деревья. Потом его рука прокралась от живота к ее груди.

Сосок напрягся от холода, и, когда его коснулась теплая рука Джейка, его пронзило, как током. Его пальцы, казалось, обожгли сосок, когда они за него ухватились. Девушка заскулила от ощущения, пронзившего ее тело. У нее мелькнуло в мозгу, что ей следует хотя бы попытаться вырваться от него, но у нее не было ни сил, ни желания делать это. Прикосновения Джейка были так приятны. Она чувствовала себя слабой, и ее пронзила дрожь. Ей стало тепло, но она продолжала дрожать.

Джейк поднял голову и освободил ее губы. Дрожащим голосом он шепнул:

— Боже мой, ты — просто чудо.

Индиго не могла ему ответить и не могла разобраться в своих эмоциях. Джейк увидел недоуменное выражение ее лица и улыбнулся, когда она снова вздрогнула. Он видел, как бешено бьется пульс на ее откинутой назад шее. Ему жутко не хотелось отпускать ее, но было невозможно заниматься любовью в этом ледяном ручье.

Джейк неохотно убрал руку с груди и наклонился, чтобы поднять ее на руки. Вода лилась с их тел, когда он вынес ее из ручья и поднялся вверх по берегу. Джейк ощутил тот момент, когда страсть покинула ее тело. Индиго напряглась, обняла его за шею и попыталась заглянуть ему в глаза.

Джейк шагал очень быстро, стараясь как можно быстрее донести ее до постели, пока она не начала ни о чем раздумывать.

Несмотря на скорость, с которой он нес ее по дому в спальню, она уже широко раскрыла глаза и насторожилась. Его это не удивляло. Она была невинна, но не дура. Когда он поставил ее на пол в спальне рядом с постелью, она попыталась уйти.

— Нет, только не сейчас, — хрипло сказал он.

Не обращая внимания на испуг, он ухватился за мокрую сорочку. Она не дала ему снять ее, обхватив себя руками.

— Индиго…

По ее реакции в ручье он понимал, что она была готова, но не понимает сигналы, которые ей подает собственное тело.

— Подними руки, милая.

Индиго не отводила от него взгляда. Секунду он думал, что именно сейчас она не станет его слушать. Но она сделала так, как он ей приказал. Он поднял сорочку до локтей и оставил там. Руки ее были прижаты мокрой тканью. Он положил ее в постель и склонился к ее груди. Как только он коснулся ртом груди, она забилась, пытаясь освободить руки от мокрой сорочки. Джейк почувствовал ее панику и замедлил атаку.

— Тихо, тихо. Не волнуйся, — успокаивал он ее, стаскивая мокрую сорочку с рук. — Видишь? Все в порядке. Не стоит так сопротивляться.

Ее огромные голубые глаза смотрели на него в полумраке. Она чувствовала, как ее груди прикасались к его груди при каждом вздохе. Его обуревало такое желание, что Джейка начало трясти.

— Джейк! — завопила она. Она попыталась перевести дыхание, потом облизнула губы. — Ты… ты намочишь постель.

Если бы у него оставалась хоть капля юмора, он бы рассмеялся на ее попытку отвлечь его внимание.

— Мне наплевать на постель.

У нее стали совершенно круглыми глаза.

— Что ты хочешь сделать со мной?

Конечно, она все знала. Его горящий взгляд подтвердил ее догадки, и она обратила внимание, насколько было приятным прикосновение его обнаженной груди к ее бюсту. И еще — у него были такие широкие загорелые плечи.

— Я хочу тебя любить, — ласково шепнул ей Джейк, — тебе нечего бояться, я обещаю тебе это.

После этого атака началась.

Она началась с поцелуя, отчего у нее перехватило дыхание и застучало в висках. Биение его сердца отдавалось во всем ее теле. Джейк положил руку ей на бедро. Индиго по его возбужденному дыханию и по тому, как он напрягся, поняла, что он на этом не остановится.

Она отвела свои губы от этого страстного поцелуя. Ей хотелось, чтобы перед ней предстал прежний, нежный Джейк, а не голодный, исступленный мужчина, который прижал ее к матрацу.

— Ты… ты сделаешь мне больно?

— Я уже объяснял тебе. Доверься мне, милая. Верить ему? Индиго боролась, чтобы он не смел ее

больше целовать.

После нескольких безуспешных попыток поцеловать ее он поднял голову.

— Дорогая, посмотри на меня, — прошептал он. Ей пришлось повиноваться.

— Я хочу, чтобы для тебя все было чудесно. Девушка не понимала, как боль может быть чудесной.

— Разве я когда-нибудь причинял тебе боль? — спросил ее Джейк.

— Нет.

— Тогда ты должна мне верить. Лежи спокойно, и все будет хорошо, — сказал он хриплым голосом.

Лежать спокойно? Френни тоже говорила это. Лежи посреди поляны маргариток, и все быстро закончится. Индиго закрыла глаза. Маргаритки. Огромное поле маргариток. Легкий ветерок… И теплые лучи солнца на лице. Да, маргаритки. Маргаритки и пение птиц. Маргаритки и журчание ручья. Маргаритки и язык Джейка, которым он касается ее соска.

У нее раскрылись глаза, и она вздохнула, потом схватила его за волосы и сильно потянула.

— Не смей, — крикнула она, — пожалуйста, не надо, Джейк. Я… я не могу думать, когда ты делаешь это!

— Мне не нужно, чтобы ты думала, — сказал Джейк хриплым голосом и снова принялся за ее грудь.

Он не успел ничего сделать, когда она прикрыла грудь рукой и закричала:

— Но, Джейк… я не могу… Как я могу думать о маргаритках, когда ты такое проделываешь со мной?

Он приподнялся и посмотрел на нее.

— Маргаритки?

Индиго только сейчас поняла, что она ему сказала. Вдохнув воздух, она прикрыла другую грудь.

— Что за маргаритки? — спросил он.

Судя по его лицу, она поняла, что ему не понравится ее ответ.

— Индиго, что за маргаритки?

— Маргаритки Френни, — выпалила она, — ничего особенного. — Просто, чтобы мне было легче все перенести.

Она наконец поняла, что не следовало говорить ему это. Он оставил ее в покое, и поднял вверх брови.

— Перенести?

У него странно заблестели глаза, и он не отрывал от нее взгляда.

— Пока ты… ну, ты сам знаешь, что… чтобы все не было таким ужасным.

— Ужасным? Индиго, начни с самого начала. Кто, черт возьми, эта Френни, и о каких маргаритках ты говоришь?

Индиго начала объяснять ему о своей боязни заниматься любовью, и о визите к Френни, и о том совете, который она получила от нее. Джейк скатился с нее и приложил руку к глазам.

— Когда мы сидели тогда под дубом… ты тоже думала о маргаритках? Правда?

Индиго отвела от него глаза и начала нервно теребить простыню.

— Нет, тогда я думала о Лобо. Маргаритки Френни не помогли мне.

67
{"b":"1506","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Актриса на роль подозреваемой
Палачи и герои
Как не попасть на крючок
Мрачное королевство. Честь мертвецов
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Нескучная философия
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Птицы, звери и моя семья