ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возвращение Джереми с шахты номер два занимало у него на полтора часа больше времени, чем дорога Джейка. И эта разница во времени давала возможность Джейку поесть у родителей Индиго то, что ему готовила Лоретта. И еще у него оставалось время, чтобы заняться любовью с Индиго, когда они возвращались домой. Он не поддавался нежеланию Индиго заниматься с ним сексом. Он никогда не сдавался перед трудностями, особенно, если его ждала такая сладкая награда.

Индиго… Она была подобна лихорадке в крови Джейка. Даже когда она пыталась сопротивляться, при его первом прикосновении она реагировала так страстно, что он каждый раз поражался. Джейк тысячу раз пытался убедить ее, что пора перестать злиться на него, но ему это не удавалось.

Ему нужно было убедить ее в своих чувствах, и он становился слишком властным и страстным, и все слова отходили на задний план.

Он не был уверен, что чувствовала Индиго, когда ей приходилось заниматься с ним любовью, когда она так возмущалась его поведением. Он понимал, что ей не нравилось, когда прикосновение его руки сразу зажигало ее, но она сдавалась, и Джейк никогда не мог сопротивляться ее очарованию. Когда она была в его объятьях, между ними не было злости. Подобно взрывчатке, с которой она так легко управлялась, как только он зажигал запал, она взрывалась, как маленький кусок динамита.

Как-то ночью, перед тем как заняться любовью, он взглянул в ее затемненные страстью глаза и не мог не поддразнить ее.

— Для девушки, которая не желала этим заниматься, ты все больше входишь во вкус.

Дрожащая и задохнувшаяся она привстала на цыпочки, чтобы поцеловать его.

— То же самое бывает со спаржей. Джейк засмеялся и погладил ее попку.

— Спаржа?

— Ну, да.

Она начала нетерпеливо покусывать ему губы.

— Я посмотрела на нее и решила, что я ее ненавижу. Индиго притянула к себе его голову, чтобы поудобнее устроиться под ним.

— Ма наконец убедила меня попробовать, и в течение нескольких недель я не переставая ела только спаржу.

Джейк, прежде чем он начал целовать этого сорванца и потонуть в ее ласках, подумал, как бы ее желание заниматься с ним любовью не закончилось через несколько недель. А ему нужно, чтобы она откликалась на его любовь целую жизнь.

После того, как они закончили ласки, Индиго лежала в его объятьях и как обычно думала, что же с ней происходит. После их ссоры она сделала неприятное открытие, что не может устоять, когда он прикасается к ней, даже если она злится на него. Ему было достаточно коснуться ее в одном нежном месте, чтобы она начала дрожать.

Самое неприятное было то, что Джейк знал, какой он обладал над ней властью. Иногда, пока страсть еще не полностью овладевала ею, девушка заглядывала ему в глаза и видела властный удовлетворенный блеск в его глазах, говоривший больше слов.

Тымоя, полностью и безоговорочно. Если хочешьможешь со мной спорить. Но когда я коснусь тебя, ты уже ничего не сможешь сделать и не сможешь на меня злиться.

И она понимала, что это была правда, и ей становилось страшно. Джейк слишком ее опекал. Если она станет ему легко подчиняться, то он так же станет командовать ею и в отношении многого другого. Если она будет таять в его объятьях каждый раз, когда он прикоснется к ней, он никогда не станет серьезно воспринимать какие бы то ни было ее возражения.

Но все равно, она таяла.

Как все странно сложилось. Всю жизнь она боялась, что ею станет владеть белый человек. Но теперь ее душа и тело принадлежали Джейку Рэнду. Он обладал ею, но не с помощью силы. Он притягивал ее к себе хрупкими нитями любви и огненными паутинками страсти, опутавшими ее и тащившими в бездну желания.

На седьмой день Индиго сразу поняла, что что-то не так, когда ночью за ней зашел Джейк в дом ее родителей, чтобы отвести ее назад к ним домой. Обычно, не успевали они сойти с родительского крыльца, как он начинал атаку. Сначала он легко прикасался к ее щеке, потом поглаживал шею, плечи, руки. К тому времени, пока они доходили до дома, она вся горела от поцелуев и ждала продолжения ласк. Но в ту ночь он, казалось, думал о чем-то другом.

— Джейк, что-то случилось? Он словно очнулся.

— Случилось? Нет.

— Ты о чем-то думаешь? Он засмеялся и обнял жену.

— Прости, я просто размышляю.

Он пальцем легко обвел вокруг ее ушка.

— Как только я соберусь с мыслями, обещаю заняться тобой.

У Индиго разгорелись щеки.

— Я не собиралась таким образом привлекать к себе внимание.

— Ты меня разочаровываешь. Ты — такая сложная маленькая штучка. Сначала тебе перестала нравится спаржа, а теперь и я.

Он поцеловал ее.

— М-м-м, мне кажется, что ты не проявляешь никакого интереса.

Девушка закатила глаза.

— О чем ты размышлял? Это связано с шахтами? Она посмотрела на него.

— Ты можешь поговорить со мной об этом. Джейк вздохнул.

— Золотко, я не пытаюсь исключить тебя из этого. Я просто не могу понять, в чем тут дело.

Он покачал головой.

— Мы дежурим уже семь ночей, но ничего не заметили. Я начинаю подозревать, не догадался ли мой отец, что мы устроили засаду. Может, он приказал Хэнку Сэмплу пока ничего не предпринимать.

Подумав, Индиго сказала:

— Если это так, то тогда мы никогда не узнаем, почему произошли обвалы. Твой отец просто займется другой шахтой, и останется тайной, из-за кого чуть не погиб мой отец, и мы не сможем наказать его.

— Правильно, — вздохнул Джейк. — Я надеялся, что они как-то проявят себя, но пока — ничего подозрительного.

Когда они вышли на твердую дорожку, он повернул ее к себе и полез ей под юбку. Индиго глубоко вздохнула из-за контраста холодного воздуха и его теплой руки на ее обнаженной плоти. Она попыталась сопротивляться и возненавидела себя, когда почувствовала, как у нее ускорился пульс.

— Мне нужно сшить еще штанишки, — хрипло сказала она.

— Нет, я не могу дать тебе на это ни цента.

Его пальцы соскользнули в просвет между ее бедрами. Индиго откинула голову назад.

— Ты богатенький и можешь купить все, что угодно.

Он так же хрипло ответил ей:

— Мне хочется все время ощущать твою маленькую голую попку.

— Нас может кто-то увидеть.

— Сейчас ночь.

Он покрепче ухватил ее за талию.

— Ты такая сладенькая, необычайно сладенькая, и милая.

Индиго выгнулась еще сильнее назад и застонала. Она видела звездное небо, видела ветви деревьев и луну, которую затянуло облаком, неяркие звезды. И поднятую руку с дубинкой. Она попыталась рассмотреть ее как раз в тот момент, когда она со свистом пролетела по воздуху прямо на наклоненную голову Джейка. Послышался неприятный звук деревяшки по кости. Тело Джейка покачнулось.

Еще не понимая в чем дело, Индиго упала на землю спиной. Джейк свалился на нее сверху, как мешок весом в две тонны. Индиго моргала и пыталась перевести дыхание. Она услышала, как зарычал Сани, потом взвизгнул и замолчал.

Индиго была оглушена и поэтому плохо понимала. Джейк лежал без сознания. Над ней нависли тени двух мужчин. Неживая рука мужа, лежащая у нее на бедре. Неживая… Она хотела закричать, но ей не хватало воздуха. Она только что-то прохрипела.

— Джейк, Бога ради, Джейк…

Один из мужчин присел рядом.

— Индиго, еще звук, и я перережу глотку этому ублюдку.

Перерезать глотку, ублюдок… Слова странным эхом отозвались у нее в голове, но она ничего не понимала. Этот голос. Она знала этот голос. Она поморгала и попыталась что-то рассмотреть сквозь туман. Брэндон. Бог мой! Это был Брэндон. Неожиданно она уловила движение с другой стороны, и ей стало страшно. Она с трудом вдохнула воздух и обняла Джейка за обвисшие плечи.

— Что, что ты с ним сделал? Что ты наделал? Брэндон наклонился к ней ближе. Теперь она его ясно видела. Лунный свет серебрил его светлые волосы и делал ярче синие глаза.

— Пока что пусть он полежит, потом ему придется немного пострадать от сильной головной боли. Но если ты двинешься, он умрет. Поняла? Очень трогательно видеть, как ты его тут обнимаешь, и тому подобное. Забудь об этом и отдай мне твой нож. Только осторожно, Индиго.

80
{"b":"1506","o":1}