ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка все великолепно понимала. Он толкнул ее еще раз, но на этот раз не так сильно, и Индиго удержалась на ногах.

— Мэм, твоя могила ждет тебя.

Пока они шагали к шахте, Брэндон в ярких красках описал ей ее судьбу, если только она откажется выполнить их требование. На сей раз он выбрал балки-подпорки, которые заранее подпилил. Когда тоннель обрушится, в самом его конце останется небольшое пространство. Именно там и ждет ее конец — на сотне футов в глубине земли, в полной темноте и промерзшей до мозга костей. Кислород будет постепенно уменьшаться, пока не кончится совсем. Большая могила, которую они выбирали так тщательно, чтобы она могла медленно умереть.

Девушка почти была бы рада, если бы эти два ублюдка изнасиловали ее и с этим было бы покончено. Но она понимала, что Брэндону не было нужно сексуальное удовлетворение. В его извращенном представлении она была комком грязи, он желал ею воспользоваться, а она не только посмела отказать ему, но и изуродовала его на всю жизнь, когда защищала свою честь.

Он считал, что женщина, подобная ей, имела только одно предназначение, и ей совершенно не следовало сохранять свою честь и чистоту. Чтобы почувствовать вкус мести, ему нужно было унизить ее. Он думал, что она, чтобы сохранить свою жизнь, станет ползать перед ним на коленях и умолять попользоваться ею. Только так она сможет частично замолить свою вину.

Брэндон не понимал, что если у нее не останется чести, то она станет именно тем никчемным созданием, которым он ее всегда считал.

Когда они дошли до шахты, Брэндон и Денни зажгли фонари и поволокли ее в глубину шахты. Жуткий холод пронизал ее до костей. Они повернули направо в восстановленную проходку. Ей казалось, что они шагали целую вечность. Когда они почти дошли до конца горизонтальной выработки, Брэндон поднял фонарь и показал Индиго подрубленные подпорки. Она увидела свежие отметины топора на потемневшем от времени дереве.

— Это крепеж, — тихо сказал он, — здесь опасное место, и мы поставили дополнительные опоры, когда откопали этот отрезок.

Пока он говорил, с потолка свалился ком грязи. Брэндон улыбнулся.

— Могу поклясться, что твоему муженьку пришлось попотеть, пока они разгребали здесь завал. Он даже не подозревал, что готовит ловушку и могилу для своей жены.

Он показал ей две веревки, привязанные к опорам.

— Опоры здесь очень слабые, и, как ты думаешь, что будет, если мы с Денни отойдем к началу выработки и сильно потянем за веревки?

Он качнул фонарем и изобразил свистящий звук обвала.

— Мы не успеем моргнуть глазом, как все полетит вниз. Завал, видимо, будет всего в несколько футов шириной, но нам этого вполне достаточно.

Брэндон зловеще улыбнулся.

— Сладенькая ты наша, ты понимаешь, что случится? Ты будешь с другой стороны завала в небольшом пространстве. Но туда не сможет проходить воздух. Ты продержишься самое большее несколько часов.

Его глаза сверкали, как у ненормального.

— Но здесь несколько часов покажутся вечностью. Он подтолкнул ее вперед. На ногах, которые казались ей ватными, девушка пошла вглубь, в черноту. В свою могилу. Жуткий страх шествовал вместе с нею. Когда они подошли к концу выработки, Брэндон отложил фонарь и вытащил у нее изо рта кляп. Потом отошел на шаг и сверкающими глазами оглядел ее.

— Как ты станешь умолять нас, скво? Денни поставил фонарь и приблизился к ней.

— Давай сорвем с нее блузку и посмотрим на ее сиськи, Брэн.

— Нет, — огрызнулся Брэндон. У него перекосилось лицо, но потом он с трудом улыбнулся. — Она должна умолять меня, чтобы я посмотрел на них.

Он подошел к ней ближе.

— Индиго, расскажи мне, какие они у тебя хорошие. И как они ждут, чтобы я поцеловал их.

Он уставился ей в глаза.

— Ну, попроси, чтобы я задрал вверх твою блузку. Умоляй, чтобы я взял их в руки. Моли меня об этом. Или умри!

Индиго набрала побольше слюны и плюнула ему в лицо. Несколько секунд Брэндон стоял молча, не сводя с нее взгляда — он был попросту потрясен. Ему было не понятно, что такое достоинство, потому что у него самого оно напрочь отсутствовало. Он сам всю жизнь ползал на коленях и не сознавал этого.

— Ты попадешь прямо в ад, Брэндон, — прошептала она. — Я не смогу сопротивляться, если ты Станешь меня насиловать, но я никогда не стану умолять, чтобы такая мразь, как ты, прикоснулась ко мне. Если даже мне придется умереть.

Его стало трясти от ярости.

— Ты собираешься это вытерпеть? — воскликнул Денвер. — Отколоти ее так, чтобы из нее посыпалось дерьмо.

Девушка решила, что Брэндон сейчас сделает именно это. Но в самый последний момент он смог взят себя в руки.

— Нет, если я начну бить эту суку, я не смогу остановиться. Я хочу, чтобы она умерла в сознании.

Хрипло дыша, он попятился назад и уставил на нее палец.

— Ты сделала свой выбор, ты, глупая сука. И запомни это. Я не стану тебя иметь, если даже ты станешь молить меня об этом.

Денвер захохотал.

— Эй, Брэн. У нас много времени, а я весь возбудился. Брэндон грозно глянул на кузена.

— Сходи в бордель. Ты не смеешь мне портить планы, чтобы только ты смог засунуть в нее. Я ждал слишком долго. План был таков, она станет молить или умрет. Ты это знал, когда обещал мне помочь.

Денвер вскинул руки к небу.

— Но кто же знал, что она предпочтет умереть! Давай, Брэн. Если приходится платить за случку, это не так приятно!

— Я сказал нет!

Индиго видела, как Брэндон поднял свой фонарь, и Денвер неохотно последовал за ним. Брэндон вытащил из куртки еще веревку.

— Подержи фонарь, Денни.

Индиго не двигалась пока Брэндон связывал ей ноги. Когда он встал, то холодно усмехнулся.

— Чтобы ты не могла убежать в безопасное место. Кто знает? Может, ты перекатишься прямо под опоры и тогда сможешь умереть быстрее? Как пожелаешь!

Он начал медленно пятиться.

— Прощай, Индиго. Передай привет дьяволу.

И они оба ушли. Индиго подождала, пока свет их фонарей стал крохотными слабыми точками, потом она упала на бок и откатилась подальше от подпорок. Ей было больно катиться по камням, но было нужно, просто необходимо, — как можно дальше откатиться от опор.

У нее закружилась голова. Она вытянула ноги и уперлась в стену. Чернота кругом стояла непроглядная. Может, она катилась не в ту сторону? Она уже потеряла ориентацию.

— Прощай, ты, никчемная индейская шлюха! Голос Брэнд она раздавался эхом в ее голове. Про-щай-щай-щай! Потом со словом шлюха-шлюха-шлюха замерли все звуки. Затем раздался страшный грохот. Почва под ней задрожала, и на нее посыпались частички грязи и породы. Потом наступила тишина — ужасная, черная, бесконечная тишина. Индиго замерла от ужаса и потрясения. Этого не может быть! Все слишком ужасно, чтобы это могло быть правдой. Она была заживо погребена.

25

Джейк пытался выплыть из черноты. Он застонал и постарался прийти в себя. Его звал какой-то далекий голос, голос брата. Он попытался определить, откуда он шел, и двинулся в ту сторону. От света луны глазам стало больно. Он попытался потрогать то место на голове, где была сосредоточена боль.

— Джейк, Бога ради, что случилось? Где Индиго? Индиго… Паника, звучавшая в голосе брата, резко и больно отдалась у него в голове.

— Бог мой, чем меня ударили?

Он с трудом сел и поморгал, чтобы что-то увидеть. На востоке он увидел на небе розовые полосы на темном фоне. Но уже можно было разобрать горный рельеф. Как — уже рассвет? Он попробовал покачать головой. Сколько же времени он был…

Джейк оглянулся и увидел нож Индиго, валявшейся в грязи. Он замер.

— Индиго? Ее здесь нет?

Слезящимися глазами он посмотрел на взволнованное лицо Джереми.

— Какого черта, что случилось? Мы были…

Он замолчал и попытался все вспомнить. Он видел перед собой милое лицо Индиго, закинутое назад, раздвинутые губы и ее учащенное дыхание.. И дальше… была тьма. Джейк шатаясь поднялся.

82
{"b":"1506","o":1}