ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мои живописцы
Всеобщая история чувств
Состояние – Питер
Бунтарь. За вольную волю!
Город под кожей
Гениально! Инструменты решения креативных задач
Тобол. Мало избранных
Икигай. Смысл жизни по-японски
Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера

Запах горящего сена обжигал ноздри Охотника. Он медленно продирался через заросли кустарника. Кожу на его спине покалывало. Чувства были насторожены, как бывало с ним всегда, когда смерть шла рядом с ним. Tosi tivo убежал от сараев и спрятался здесь. Охотник видел его. Он мог выпрыгнуть в любую минуту, размахивая ножом. Остановившись, Охотник затаил дыхание и прислушался. Он крепко сжимал топор в правой руке.

Раздался звук сломавшегося сучка. Охотник устремился в сторону звука и увидел голубую ткань в зарослях желтой травы. Упав на живот, он пополз вперед. Внезапно белый мужчина подпрыгнул, вскидывая винтовку к плечу. Охотник Инстинктивно откатился в сторону. Пуля пропахала землю, не причинив никакого вреда. Охотник прыгнул на него, прежде чем белый мужчина успел перезарядить винтовку или вытащить нож.

Падая на спину под напором массы тела Охотника, мужчина закричал. После минутной борьбы Охотник достиг преимущества, сел верхом на белого мужчину и занес топор. В мгновение перед тем, как топор Охотника опустился, чтобы раскроить череп белого мужчины, он четко увидел лицо своего врага, бледное от страха, с большими голубыми кругами глаз.

«Сможешь ли ты поднять свой клинок против человека с голубыми глазами и не вспомнить обо мне, Охотник?»

Тело Охотника напряглось. Он смотрел в голубые глаза мужчины, пытаясь заглушить эхо голоса Лоретты, звучавшего у него в голове. Белый мужчина тоже смотрел на него. Воздух со свистом выходил из его горла, кожа блестела от покрывавшего ее пота.

— Охотник, торопись! Мы должны встретиться с остальными!

Звук голоса Воина вывел Охотника из оцепенения. Напрягшись, он попытался нанести удар. Но как будто невидимая рука схватила его запястье. Снова прозвучал звук шагов Воина в кустарнике. Дыхание стало учащенным и неравномерным. Он не мог смотреть в глаза этого мужчины и убить его. Это было все равно что обратить оружие против себя самого.

Когда Воин прорвался через высокую траву и увидел Охотника, сидящего верхом на белом мужчине, он остановился как вкопанный.

— Убей его! Быстрее! Я вижу дым на другой ферме. Они уже закончили там. Мы должны встретиться с ними и убираться отсюда!

— Я не могу, — прохрипел Охотник.

— Что?

Вопрос Воина прозвучал как обвинение. Охотник встал, не в силах оторвать своего взгляда от tosi tivo. В глазах белого мужчины промелькнула искра надежды.

— Mea-dro, пошли, — проворчал Охотник.

Воин не возражал. На его лице было выражение презрения. Охотник сглотнул. У него не было слов для объяснения. Он не был уверен, что Воин понял бы их, если бы они у него были.

— Ты оставляешь его в живых?

— Да!

— Почему?

Охотник оттолкнул своего брата и побежал.

— Его глаза.

Охотник достиг своей лошади раньше Воина. Усевшись верхом, он повернул своего жеребца и посмотрел на маленький дом, где, как было ему известно, пряталась женщина с двумя детьми. Подъехал Воин. Два брата посмотрели один на другого, как незнакомцы, впервые в жизни.

— Может быть, это потому, что мы так близко от деревянных стен твоей Лоу-реетты, да?

— Может быть.

Он и Воин погнали своих лошадей вперед, присоединившись к другим воинам, которые помогали в проведении нападения. Красный Бизон ехал рядом с ними. Над деревьями вился черный дым. В течение нескольких дней люди Охотника ехали с другим отрядом. Сегодня эти две группы разделились. Группа Охотника напала здесь, другая — на ферму, расположенную поблизости. Судя подыму, воины из другой группы подожгли не только служебные постройки.

Когда группа Охотника вырвалась из-за деревьев, росших вдоль реки, на расчищенный участок второй фермы, они остановили коней. Дом пылал, как факел, вместе со всеми другими строениями. Это означало, что никого не пощадили. Внимание Охотника перенеслось с клубов черного дыма на верхушки деревьев за ними. Деревянные стены Лоретты находились всего лишь на расстоянии нескольких миль вниз по реке.

С тяжелым сердцем поехал Охотник к уничтоженным строениям, чтобы соединиться с другими индейцами. Когда они приблизились к двору перед пылающим домом, Охотник пустил своего жеребца шагом, устремив взгляд на разбросанные тела. Он остановил лошадь, когда увидел трепетание ситца. Гнев заполнил его горло до покалывания языка. Его начало трясти. Женщина и две маленькие девочки. Охотник понял, не подъезжая ближе, что их смерть не была быстрой.

Все еще пытаясь вспомнить все слова пророчества, Лоретта уселась на верхней перекладине забора, болтая ногами, рассматривая носки своих поношенных туфель. Это была старая пара, которую она держала как запасную. Ее хорошие высокие ботинки остались в деревне Охотника. Она скучала по своим мокасинам и по ощущению свободы, которое давали ей юбка и блуза из оленьей кожи, но такая одежда вызывала бы у всех удивление здесь, дома. Жаркие и безжалостные лучи августовского солнца падали ей на затылок. Вероятно, ей следовало пойти в дом. Одетая в два слоя миткаля и ситца, женщина могла задохнуться, если не держаться в тени. К тому же, тетя Рейчел уже ставила хлеб в печь, и ей надо было помочь приготовить ужин.

Вздохнув, Лоретта запрокинула голову. В течение нескольких секунд она была настолько занята мыслями об Охотнике, что до ее сознания не доходило то, что видели глаза. Затем она обратила внимание на клубы черного дыма, поднимавшегося к небу. Дым. Что-то случилось у Бартлеттов.

Спрыгнув с забора, Лоретта побежала к сараю.

— Дядя Генри! Дядя Генри! Что-то неладное случилось у Бартлеттов. Я вижу дым!

Генри выскочил из приземистого строения и прикрыл глаза рукой, защищаясь от слепящих лучей солнца.

— Жарко, черт возьми! Похоже, что все там горит. Страх комом возник в груди Лоретты, ледяной и удушающий.

— О Боже мой! — Она прижала руку к лифу. — О Боже мой! Только не Бартлетты!

Генри обежал сарай, чтобы оседлать Иду. Лоретта последовала за ним, чтобы увести жеребенка, пока ее дядя затягивал подпругу и регулировал длину стремян.

— Пойди принеси мне винтовку и пакет патронов, Лоретта Джейн. Я встречу тебя у ворот.

— Может быть, тебе стоит позвать Тома? Если это индейцы, ты можешь попасть в беду.

Генри жестом указал на внешние границы участка.

— Я возьму с собой одно из их проклятых копий. Это защитит мою шкуру от индейцев лучше, чем сможет Том.

Лоретта резко повернулась и побежала к дому. К тому времени, когда она закончила рассказывать о дыме тете Рейчел и собрала немного патронов для Генри, ее дядя ожидал у ворот. Три женщины собрались на крыльце.

Будь осторожен, Генри, — напутствовала его Рейчел.

— Судя по дыму, я сказал бы, что драка окончена. Рейчел бросила тревожный взгляд на потемневшее

небо. Лицо ее было мрачным.

— Если там все плохо, возвращайся к нам. Тебепонадобится помощь с лопатой.

Генри вернулся через два часа с лицом, испачканным землей, с ужасом в глазах. Женщины выбежали ему навстречу. Он привязал поводья Иды к столбику у крыльца и поднялся на крыльцо. Плечи его ссутулились, ноги волочились. Ему не было необходимости рассказывать, слова были излишни. Голова Лоретты поникла. Бартлетты. Вся семья. Если бы кто-нибудь уцелел, Генри торопил бы Рейчел, чтобы она пошла туда оказать помощь.

— Я пойду привяжу мулов, — сказала Лоретта грустно.

— Я пойду помогу. — Эми спрыгнула с крыльца и остановилась, ожидая. Когда Лоретта поравнялась с нею, она пошла рядом. — Бьюсь об заклад, опять команчи.

— Однако это не Охотник, — ответила Лоретта. — Миссис Бартлетт и ее девочки. Дядя Генри ничего не сказал, но они, должно быть, мертвы.

Эми вздохнула.

— Нет, не Охотник.

Тепло угасающего огня согревало лицо Лоретты. От дыма першило в горле. Подул ветерок и пошевелил ситцевую юбку миссис Бартлетт. Голубая ткань зашевелилась вокруг полных белых бедер. Изнасилована и убита. Годы понеслись вспять, и на минуту Лоретта снова очутилась над телом своей матери. Она моргала и раскачивалась. Двор Бартлеттов колебался, как неспокойная водная гладь, поднимаясь, опускаясь, покрываясь рябью. Лоретта отвернулась. Ее охватил такой сильный приступ тошноты, что она вынуждена была глубоко вдохнуть и походить с минуту, чтобы ее не вырвало.

103
{"b":"1507","o":1}