ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он заботился обо мне, — ответила Эми дрожащими губами. — О Лоретта, мне известно все хорошее об Охотнике! Не надо перечислять все его достоинства.

— Это очень хорошо, так как я не уверена, что у меня хватило бы пальцев. — Лоретта слегка улыбнулась и коснулась руки Эми. — Не следует сбрасывать со счетов все те чудесные поступки, которые совершил Охотник, Эми, из-за одного следа копыта. Охотник твой друг. И он был очень хорошим другом. Он заслуживает твоего доверия.

— Как ты можешь объяснить след копыта? Лоретта покачала головой, почувствовав себя внезапно старой и уставшей.

— У меня нет необходимости объяснять это. Я очень много думала об этом прошлой ночью. Об Охотнике, обо всем, что мне известно о нем. Существует старая поговорка: «Не верь слухам, верь только глазам своим». Я думаю,' что этот след от подковы относится как раз к той половине, которой не надо верить. Я знаю Охотника. Знаешь его и ты. Он никогда не сделал бы такого с миссис Бартлетт. Он не мог!

— Ты заставляешь меня чувствовать себя виноватой зато, что я усомнилась в нем.

— Охотник не хотел бы, чтобы ты чувствовала себя виноватой. Поэтому не думай об этом. Просто верь в него.

Когда она потянулась, чтобы обнять Эми, Лоретта услыхала чей-то крик. Она посмотрела в направлении группы фургонов и увидела женщину, размахивающую руками и жестами звавшую их.

— Что-то случилось.

Эми сощурилась, чтобы солнечные лучи не мешали ее взору.

— Нужен им помет или не нужен? Глупая женщина. Если она думает, что я буду бегать туда и обратно, она глубоко ошибается. Что она говорит?

Лоретта прислушалась, но не смогла разобрать слов.

— Лучше вернуться. Может быть, фургон починили и они готовы… — Слова застыли у нее в горле. Краем глаза она увидела команчей, намного больше ста человек. Она заставила себя повернуть голову. Воины на конях образовали тесные ряды, колено к колену, и таких рядов было три. На первый взгляд их лица были незнакомы. — О Боже, Эми, беги!

Бросив мешок с пометом, Лоретта схватила Эми за руку и быстро побежала по направлению к фургонам. До этого момента она не сознавала, как далеко они отошли. У них не было никакой возможности добежать до фургонов. Никакой. Картины, которые она видела на ферме Бартлеттов; пронеслись перед ее глазами. Ее каблуки ударялись о землю, и ноги сотрясались от ударов.

Ноги Эми запутались в юбках, и она растянулась вниз лицом на траве.

Прерывисто дыша, Лоретта подняла ее.

— Торопись Эми! О Боже, торопись! Прогремел звук винтовочного выстрела, и он был таким громким, что на миг оглушил Лоретту. Эми уперлась каблуками в землю. Глаза ее стали большими от страха. Рот открывался и закрывался, как у рыбы, выброшенной на сушу.

— Эми, пошли!

Прогремел еще один выстрел. На этот раз от фургонов. Команчи рассредоточились, издавая пронзительные боевые крики. Их задний ряд развернулся, двигаясь широким охватом, прикрывая оба фланга. Лоретта продолжала тащить Эми вперед. Фургоны. Они должны добраться до фургонов. Здесь они были беззащитны.

Последовавший залп придал Лоретте силу. Она больше не отдавала себе отчета, с какой стороны стреляли. Она знала только, что вот-вот должно произойти нападение индейцев, а она с Эми находилась между воинами и фургонами. Пожалуйста, Боже. Пожалуйста, Боже.

Крики заполнили воздух. Земля под ногами бегущей Лоретты начала содрогаться. Она с ужасом оглянулась через плечо на настигавших их лошадей. В следующее мгновенье носок ее ноги запутался в траве, и она споткнулась, выпустив руку Эми.

Пытаясь удержаться на ногах, Лоретта закричала:

— Беги! — И Эми бежала. В слепой панике. Не к фургонам, а к команчам. Лоретта закричала ей вслед: — Эми! Вернись! Они не знают тебя! Вернись!

Эми продолжала бежать в ошибочном направлении со скоростью оленя. Лоретта ринулась за ней, пытаясь схватить за руку. Кончики ее пальцев скользнули по рукаву, и рука осталась пустой. Сосредоточив внимание на приближающихся индейцах, Лоретта сбилась с бега. Быстрая Антилопа! Неудивительно, что Эми побежала в сторону индейцев. Быстрая Антилопа ехал впереди, и Эми, должно быть, увидела его. В приступе ужаса она направлялась к кому-то, кого знала, кто мог защитить ее.

Остановившись, Лоретта прижала обе руки ко рту, наблюдая за Эми, в то время как та неслась навстречу лошадям команчей. Что, если Быстрая Антилопа не заметил ее? Что, если какой-нибудь другой индеец вырвется вперед и убьет ее, прежде чем Быстрая Антилопа сможет остановить его?

Охотник, ехавший на левом фланге, заметил какое-то движение и быстро изготовил винтовку, наводя ствол на фигуру, которая приближалась к ним. Волосы цвета меда. Мгновенно его мозг залила волна страха. Эми. Едва эта мысль дошла до его сознания, как он увидел бежавшую следом за ней Лоретту. Повернув своего коня, Охотник бросился вперед. Не поняв маневра, другие наступающие воины вынуждены были остановить бег своих коней. Лошади взвились на дыбы, ударяя воздух передними ногами. Команчи, подъезжавшие сзади, налетали на остановившихся и отчаянно пытались сдержать лошадей.

В возникшей суматохе Эми потеряла из вида Быструю Антилопу. Она изменила направление и побежала к фургонам, одолев большое расстояние прежде, чем Охотнику удалось сдержать своего коня. Страх душил его. Эми, с развевающимися юбками, бежала по прямой линии к фургонам. Лоретта бежала следом. Между противостоящими силами. Белые, заметив женщин, прекратили огонь, но краем глаза Охотник увидел воина, наводящего ствол винтовки.

— Ка, нет! — Охотник зигзагами погнал своего коня под ствол мужчины. — Нет!

Сильным ударом Охотник заставил своего вороного сделать огромный прыжок, преодолев несколько ярдов в направлении наступающих воинов, многие из которых были из другой деревни. Они не могли знать Эми и Лоретту. Если только Охотнику не удастся остановить стрельбу, его женщина и ее маленькая сестра могут быть убиты. Когда он был уверен, что все воины могут его видеть, он повернул коня лицом к ним и, подняв винтовку высоко над головой, дал сигнал о прекращении огня.

Все еще следуя за Эми, Лоретта заметила Охотника в тот момент, когда его лошадь вырвалась вперед. Переводя дух, она остановилась и взглянула через плечо. Охотник, обратившись широкой спиной к фургонам, возвышался на своем жеребце, размахивая винтовкой над головой.

Как во сне, она резко повернулась. Вид Охотника, выделяющегося мишенью, запечатлелся в ее мозгу.

Охвативший ее ужас заглушил все звуки вокруг нее. Только кровь толчками ударяла в уши, хрипло вырывалось дыхание и имя Охотника, как молитва, отдавалось эхом у нее в голове, когда она бросилась к нему.

Время поползло. Она чувствовала себя так, как будто пробиралась через реку черной патоки. Охотник. Подобно изображению, заключенному под стеклом, он возвышался перед нею. Каждая его черта четко выделялась в солнечном свете, но вне ее досягаемости. Охотник. Белые мужчины, находившиеся у фургонов, могли убить его. Для них он был не человеком, а животным. Хотя она находилась все еще на расстоянии добрых пятидесяти футов от него, Лоретта протянула руки. Его имя молчаливым криком застыло у нее на губах.

Когда прогремел выстрел, она дернулась так, словно пуля попала в нее. Звук выстрела повторился многократным эхом, громким и вибрирующим, оправдывая самые худшие ее опасения. Бежать, бежать. Она видела только Охотника, сидящего на коне за секунду до этого, красивого и гордого, а затем брошенного вперед, как будто сильная рука ударила его в спину. Он свесился с лошади, падая, падая, падая…

Охотник убит. Лоретта не могла думать ни о чем другом. Остальные команчи виделись ей расплывчатым пятном. Единственной реальностью был Охотник, и холодные пальцы смерти сжимали его. События последних трех месяцев пронеслись у нее в голове как действия пьесы. Свирепый воин, захвативший ее, ее верный друг, ее нежный любовник. Она не могла потерять его так.

— Охотник! О, пожалуйста. Боже милостивый, только не Охотник!

106
{"b":"1507","o":1}