ЛитМир - Электронная Библиотека

Страх оказался убедительным успокоителем. Она старалась не отшатываться, когда его пальцы двигались вдоль каждого ее ребра в направлении от позвоночника. К тому времени, когда до нее дошло, что он хочет всего-навсего убедиться в том, что у нее нет никаких повреждений, он уже отпустил ее.

Он сел на корточки, обхватил колени руками и наклонился вперед. Даже в таком положении энергия исходила от его тела, электризуя все вокруг, как перед появлением молнии во время грозы. Запах дерева, дыма, мускуса и кожи, исходящий от него, смешивался с запахом сена.

Он пристально смотрел на нее…

У Лоретты во рту пересохло, но она не отвела взгляд. Он устремил взор на ее волосы. По презрению, которое отразилось на его лице, она поняла, что он находит ее внешность такой же отталкивающей, как она его. Затем он стал изучать ее лицо. Гордость заставила ее повыше поднять подбородок. Она не блистала красотой, но и он оставлял желать лучшего. Она ответила взглядом на его взгляд и стала искать недостатки в чертах его лица. С удивлением она обнаружила, что не может найти таковых. Если бы не шрам, его лицо могло быть даже красивым, принадлежи оно белому человеку.

После времени, показавшегося бесконечно долгим, он достал из ножен, которые висели на поясе сзади, небольшой нож. Она забыла всю свою гордость и отпрянула от него. Он задрал ей юбку и схватил за правую лодыжку. Сначала ей показалось, что он хочет украсть единственную оставшуюся у нее пару штанишек — на этот раз, сняв их с нее. Вместо этого он просунул нож внутрь ее ботинка. В местах, к которым прикасались его пальцы, у нее пощипывало кожу. Она смотрела не отрываясь на резную рукоятку оружия, выделявшегося на фоне ее белой ноги. Какого черта он его туда сунул?

Он плавно поднялся и положил руку на борт телеги, чтобы выпрыгнуть из нее. Повернувшись, он протянул ей руки. С трудом поднявшись, она отступила назад. Он оглянулся через плечо в направлении дома, затем посмотрел снова на нее, явно проявляя нетерпение. Прежде чем она успела отреагировать, он схватил ее за талию и перенес на землю, поддержав, пока она восстановила равновесие. Он был по меньшей мере на голову выше Генри, так высок, что, стоя рядом, она была вынуждена вытягивать шею, чтобы разглядеть его лицо. На минуту их глаза встретились. Затем, словно тень, он метнулся через выгон, перемахнул через ограду, как будто ее вовсе не существовало, и исчез среди деревьев.

Опомнившись от удивления, Лоретта повернулась, собираясь убежать. В ту минуту, когда она пошевелилась, она почувствовала прикосновение холодного металла ножа, уколовшего ее лодыжку. Она подняла юбку и рывком вытащила отвратительную штуку из ботинка. Содрогаясь, она бросила нож рядом с телегой и отошла немного, вытирая пальцы о свою одежду.

— Лоретта!

Она обернулась и увидела тетю Рейчел, выбегавшую из-за угла сарая с винтовкой в руке. Рейчел остановилась рядом с телегой и забросила приклад винтовки на плечо, осматривая лес.

— Г-Генри с-сказал мне. Где, черт возьми, они? Стань позади меня, Лоретта. Быстро.

Лоретта помедлила, но только на какое-то мгновение. Как сказал дядя Генри, в действиях индейцев не было никакой системы — они были непредсказуемы. Охотник мог пощадить ее в одну минуту и убить в следующую. Она встала позади тети, и они обе начали пятиться через калитку, а затем пошли по колее, оставленной колесами телеги, к дому.

Когда они вошли, Генри лежал на кровати, стеная. Лоретта задержалась у двери, чтобы застегнуть свой лиф. Ее внимание привлекла окровавленная рубашка Генри. Не может быть, чтобы у него из пореза на подбородке вытекло так много крови. По его поведению можно было подумать… Лоретта подошла ближе, глядя озадаченным взором. Левая сторона рубашки свисала клочьями. Через рассеченную материю видны были неглубокие порезы на теле над ребрами. Эми стояла у плиты, намачивая тряпку водой из чайника. Ее личико было сморщенным и белым, когда она посмотрела на Лоретту.

— Ты в порядке? Они не… — Взгляд Эми упал на полурасстегнутую одежду Лоретты. — Ч-что они с тобой сделали?

— Тихо, Эми, и дай мне вон ту тряпку. — Рейчел прислонила винтовку к стене у кровати и опустилась на колени рядом с мужем. Дрожащими руками она схватила край рубашки и разорвала ее, ахнув, когда увидела порезы. — О Генри, они могли убить тебя.

Генри провел рукой по спутанным волосам.

— Ну, ну, со мной все в порядке, и с Лореттой в порядке. Это главное.

— Только потому, что ты… — У Рейчел перехватило дыхание. — О Генри, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня за то, что я так вела себя вчера? Только настоящий мужчина смог бы выстоять против такого количества команчей.

— Я сделал то, что любой мужчина сделал бы на моем месте. — Взгляд голубых глаз Генри встретился со взглядом Лоретты, и Генри улыбнулся. У нее по коже пробежал холод. — Я вовсе не такой уж и храбрый. Когда эти индейцы выскочили, я убежал, потому что у меня не было выбора. При первой же возможности я убежал. У нас не было никаких шансов без винтовки.

Чтобы спасти Лоретту, мне необходимо было попасть домой. Я даже не заметил, что они порезали меня, пока не пробежал половину дороги. Это было очень страшно, можете мне поверить. Трое индейцев выскочили на меня, а у меня ничего, кроме ножа, которыми сдираю шкуры.

— Слава Богу, что порезы неглубокие. Это просто чудо.

Это было больше похоже на выдумку, но Лоретта не могла говорить.

Генри посмотрел на свои исполосованные ребра.

— Судя по количеству вытекшей крови, я думал, что раны гораздо серьезней. — Он поднял лицо. — С тобой все в порядке, девочка? Твоя тетя Рейчел подоспела вовремя, чтобы помешать… — Он посмотрел на лиф. — Они не… изнасиловали тебя?

Лоретта отрицательно покачала головой и отвернулась. Неужели Генри рассек кожу на ребрах собственным ножом? Порезы, похоже, поверхностные, но все равно — это своего рода акт отчаяния. Если бы это не было так ужасно, то могло показаться смешным.

Эми подошла к Лоретте и обняла ее за талию. Лоретта попыталась ответить ей тем же, но после всего, что только что сделал Генри, прикосновение даже Эми вызвало у нее очередную волну мурашек. Отстранившись, она торопливо поднялась по чердачной лестнице и упала на койку. Спрятав лицо в подушку, она била по ней кулаками. Она ненавидела Генри Мастерса — ненавидела его! — ненавидела его! Жизнь здесь, на этой Богом забытой ферме, и так достаточно тяжела без необходимости быть все время настороже. Теперь она не осмелится даже отправиться погулять в одиночку из боязни, что он может последовать за ней.

Когда ее гнев поостыл, она повернулась на бок, чтобы посмотреть в окно. Прошло несколько минут, прежде чем она заметила что-то лежащее на подоконнике. Она села, чтобы рассмотреть предмет. Она не могла поверить своим глазам. Нож команча. Ее пальцы дотронулись до рукоятки. От резного дерева исходило тепло, как будто рукоятка все еще сохраняла тепло его руки. Вспомнив похотливый блеск глаз Генри, Лоретта спрятала нож у себя на груди. Она не могла снова выбросить оружие. Она не посмела.

На следующее утро индейцы нагрянули с рассветом, и все домочадцы хозяйства Мастерса мгновенно повскакивали с постелей. Они не успели одеться, когда снаружи прозвучал низкий голос:

— Белые Глаза, мы пришли как друзья.

Услышав эти слова, Лоретта оцепенела. У нее участился пульс, и удары его отдавались толчками в ее висках. Том не успел вернуться.

— О Боже, — простонал Генри. — Рейчел, ты не видела моих сапог? Черт возьми, заряди винтовки.

Лоретта сползла вниз по чердачной лестнице. Она была так испугана, что даже не подумала, что дядя Генри видит ее в летней ночной рубашке. Она бросилась к неубранной кровати, с тем чтобы спрятать Эми. Но, даже не добежав до кровати, поняла бесполезность своих намерений. Времени не оставалось.

Генри выругался, когда увидел, что она возится с кроватью, пытаясь отодвинуть ее.

— Забудь об этом. Иди к другому окну, девочка. Рейчел! Ты будешь заряжать.

12
{"b":"1507","o":1}