ЛитМир - Электронная Библиотека

Струи пота стекали по лицу Лоретты. Она слегка повернулась и направила ствол винтовки на Эми. Моргая, она положила палец на спусковой крючок. Слезы выступили у нее на глазах, когда она вспомнила вопросы Эми о счастливом избавлении. «Это что-то плохое, правда? Это значит убить себя, не так ли?» Не всегда, подумала Лоретта. Иногда это смерть от руки человека, который любит тебя.

— Подумай как следует, Желтые Волосы, — предостерег ее Охотник. — Я пришел с миром купить женщину, а не воровать ребенка. Она слишком тощая, чтобы доставить команчу удовольствие. А ты нет. — Он наклонился, вытянув руку вдоль шеи коня, ладонь его была разжата. — Иди ко мне, и я верну твою сестру матери невредимой.

Лоретта посмотрела на него. Говорил ли он правду? Его глаза впились в нее. Шрам на щеке затрепетал, когда он сжал челюсти. Если то, что рассказывали о нем, правда, он может пощадить Эми. С другой стороны, он может взять их обеих в плен, воспользовавшись малейшей возможностью. Она вспомнила, как нежно он касался ее прошлой ночью, и ее смятение усилилось.

— Бросай оружие и иди, — уговаривал он. — Это справедливая сделка, не правда ли? Девочка вернется домой. Я сказал.

В отдалении, там, где собрались индейцы, слышался смех. Индейские воины развлекались с Эми. Ребенок снова закричал.

— Ты сделаешь это или нет? У тебя есть мужество. Оно блестит в твоих глазах. Если ты начнешь большую драку, ты не сможешь победить. Лучше держать голову высоко и сдаться с достоинством. Положи винтовку.

ГЛАВА 5

Плечи Лоретты поникли в поражении. Онемевшими руками она опустила винтовку на землю. Злорадная улыбка скривила рот Охотника.

— Значит, сделка состоялась? Ты моя женщина? Впервые она была рада своей немоте.

— Ты можешь говорить знаками, herbi. —Его глаза встретились с ее, блестящие, настороженные.

Эми закричала:

— Нет, Лоретта, нет, не делай этого! Вопросительно приподняв бровь, команч ждал.

Напряжение возрастало, напоминая Лоретте тишину прямо перед началом грозы, плотную, тяжелую, давящую, неестественную тишину. Она прикусила губу и заставила себя кивнуть. Его глаза удовлетворенно блеснули.

Подвигая своего коня вперед, он сократил расстояние между ними и нагнулся, чтобы схватить ее за талию стальной хваткой. Без малейшего усилия он поднял ее на коня, поместив боком впереди себя таким образом, что ее плечо упиралось в его грудь. Никогда в жизни она не испытывала такого унизительного страха, не чувствовала себя такой беспомощной. Он решил взять ее. Она осознала это полностью только теперь, очутившись на его коне.

— Tani-haz-zo, — сказал он негромко.

Она повернула голову и увидела, что он нюхает ее волосы с намешливым выражением лица. В момент, когда их взоры встретились, у нее внутри все сжалось. Вблизи его лицо казалось еще более суровым, чем предшествовавшей ночью. Черты лица, словно высеченные из камня, губы, сжатые в упрямую линию, кожа, обожженная до коричневого цвета солнечными лучами. В мельчайших деталях видны были крошечные трещинки в краске узоров на лице, густые ресницы, шрам ножевого удара на щеке. Глаза, не выражающие ничего, были такого темно-синего цвета, какого она никогда еще не видела. Их взор, казалось, проникал в самые сокровенные глубины ее души. Если у нее и были намерения молить о пощаде, от них не осталось и следа. Она помнила его слова в первую их встречу. «Смотри на меня и запоминай лицо своего господина». Она предполагала, что, по его меркам, он имел право нюхать ее волосы, так как он очень дорого заплатил за каждую прядь.

Краска залила ее лицо. Она испытывала бы растерянность и смущение, представ в одной ночной рубашке перед любым мужчиной, а тем более перед Охотником. Она испытывала унижение в десять раз более сильное. Он окинул взором всю ее без всяких признаков стеснения, нерешительности, задерживаясь на тех частях ее тела, которые вызывали у него особый интерес. Когда, ощупывая кончиками пальцев ее ключицу, он сжал руку, она почувствовала себя, как животное, продаваемое с аукциона.

— Ты слишком тощая. Твой отец должен был кормить тебя лучше. — Схватив за подбородок, он запрокинул ей голову и заставил открыть рот, чтобы проверить зубы. — Да-а-а, — пробормотал он, возвращая руки на талию. — Команч отдал слишком много лошадей. Без твоей pitsi-kwina ты просто кожа да кости.

Она гневно посмотрела на него, но обнаружила, что его глаза полны смеха. Он провел рукой вверх по ее ребрам твердыми пальцами. Она напряглась, когда он обхватил снизу ее грудь, но не сопротивлялась прикосновению.

— Может быть, не все кости. Что у тебя здесь, herbi? He пытаешься ли ты спрятать от меня сладкие местечки, которые мне обещала твоя мать? — Он наблюдал за ней с минуту, словно пытался предугадать ее реакцию на такую оскорбительную фамильярность. Затем его рот скривился в дразнящей насмешке. — Ты не плюешься, когда мой гнев может пасть на твою сестру. Думаю, мне следует оставить ее. Она ведь храбрый воин.

Сердце Лоретты замерло. Какая же она дура! Ее взор обратился к Эми. Ей следовало застрелить девочку, когда у нее была такая возможность.

— Я же обещал, что она вернется к матери, не так ли? А ты сказала, что ты моя женщина. — Сжав сильнее ее грудь, он наклонился и приблизил рот так близко к ее уху, что у нее пробежали мурашки по спине. — Твое сердце сильно бьется, женщина. Это ложь, что ты мне говорила? Ты станешь драться с команчем, когда твоя сестра будет вне опасности?

Она поняла, что он испытывает ее, подзадоривая к сопротивлению, наслаждаясь своей властью. Сознание этого дало ей силу сохранять спокойствие. Она отрицательно покачала головой в ответ, моля Господа о том, чтобы этот жест у команчей тоже означал отрицание.

— Ты мне даешь обещание?

Он провел большим пальцем по ее рубашке, играя соском. От чувства, возникшего у нее в груди и в низу живота, у девушки перехватило дыхание. Стараясь не выдать себя, она кивнула.

— Команч думает, ты лжешь.

Отрицательно качая головой, Лоретта умоляюще посмотрела на него. Прошли секунды, показавшиеся ей вечностью, когда он провел кончиками пальцев по пути, проложенному большим пальцем, и каждая последующая ласка разрушала ее гордость в большей степени, чем предыдущая. Она сжала зубы. Черты его лица стали расплывчатыми, и она поняла, что смотрит на него сквозь слезы.

Внезапно он рассмеялся и опустил руку на ее ребра.

— Ты не очень хорошо лжешь, Желтые Волосы. Твои глаза выдают тебя. Но это хорошо. Мы провели это время вместе, ведь так? И ты не плевалась.

Хихикая, он опустил голову и прижал Лоретту к себе с такой силой, что она не могла дышать, не говоря о драке. Затем он повернул коня, выкрикивая что-то непонятное. Юноша, который держал Эми, выехал из общего ряда и галопом понесся на своем коне к дому. В топоте копыт и облаках пыли он грубо бросил ее и отъехал. Эми с трудом поднялась на ноги, протягивая руки.

— Лоретта, нет… Лоретта, пожалуйста…

К облегчению Лоретты, Рейчел выскочила из дома, схватила Эми и втащила ее вверх по ступеням. Втолкнув ребенка в дверь, она появилась снова с винтовкой в руках. Приложив приклад к плечу, она тщательно прицелилась. В Лоретту…

Все произошло так быстро, что даже команч был застигнут врасплох. Его тело напряглось. В течение какого-то мгновения Лоретта почувствовала, что ее предали. Затем она поняла. Тетя Рейчел хотела убить ее, но не допустить, чтобы она досталась команчу.

Звук выстрела и рычание команча раздались почти одновременно. Он бросил свое тело вперед, прижав Лоретту к шее коня. В ее груди взорвалась боль, проникающая до самого мозга. Как это ни было абсурдно, но в голове ее мелькнула мысль о том, что команч все же не добился своего.

Конь взвился на дыбы, затем прыгнул вперед, едва не сбросив обоих всадников. Лоретта оказалась сдавленной между шеей животного и грудью команча. В том положении, в каком она находилась, сидя боком, ее тело согнулось под невообразимым углом. Инстинктивно, чтобы не упасть, она схватилась за гриву коня. Она не должна была упасть. Топот копыт раздавался со всех сторон. Если бы она упала, лошади других всадников наверняка затоптали бы ее.

14
{"b":"1507","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ж*па: инструкция по выходу
Новые правила деловой переписки
Десант князя Рюрика
Мой любимый враг
Айн Рэнд. Сто голосов
Аграфена и тайна Королевского госпиталя
Есть, молиться, любить
Охотники за костями. Том 1
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта