ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не похоже, что она собирается плеваться сегодня, а? Дай мне неделю, и я обломаю ее.

— Ты налетаешь, как ветер. — Воин саркастически приподнял бровь и выбросил использованный лист коровяка. — Ты научил меня всему, что нужно воину, tahmah, но, когда дело доходит до сопротивляющихся женщин, ты проявляешь такую же неопытность, как маленький медвежонок.

— Обычно они не сопротивляются.

— О-хо-хо, — сказал Воин со смехом. — Мне помнится другое. Ива над Рекой не очень-то бежала от большого костра к твоему tipi в ночь вашей свадьбы. Ты заставил ее танцевать до такой степени усталости, чтобы она была не в состоянии поднять шум. — Между ними воцарилось молчание, насыщенное воспоминаниями. — Прости меня, tahmah. Я произнес ее имя, не подумал.

— Прошло уже много зим. Мое сердце больше не лежит на земле. — С задумчивым выражением лица Охотник положил тяжелую руку на обнаженное плечо девушки. — Значит, мы разобьем лагерь здесь? Кто-нибудь исследовал этот район? Ты уверен, что здесь безопасно?

— Быстрая Антилопа и Красный Бизон проверили все прошлой ночью и этим утром. Как бы невероятно это ни звучало, но Красный Бизон утверждает, что ар девушки еще не обращался за помощью.

— Он такой трус, что, по-видимому, выжидает, хочет быть уверенным в том, что мы ушли. Я удивлен, что его женщины не уехали в форт за помощью. Они гораздо лучшие воины.

Сам не сознавая этого, Охотник поглаживал большим пальцем по руке девушки, стараясь не нажимать слишком сильно обожженные места. Кожа была шелковистая, как мех кролика. Взглянув вниз, он обратил внимание на то, что кожа покрыта маленькими золотистыми волосками, которые стали заметнее только потому, что загар образовывал темный фон. Зачарованный, он коснулся концом пальца этого пуха. В свете солнечных лучей кожа сверкала, словно посыпанная золотым песком.

— Быстрая Антилопа все не перестает говорить о младшей, — сказал Воин. — Ее мужество произвело на него такое большое впечатление, что он, кажется, влюбился без памяти. Должен признаться, однако, что, когда привыкаешь, золотые волосы и голубые глаза нравятся все больше.

— Может, следует отвезти ее за реку и продать, а? Я мог бы удвоить свой капитал. — С усмешкой Охотник натянул на нее покрывало. Она отреагировала, отшатнулась, что заставило его разочарованно фыркнуть. — Она, должно быть, думает, что мы голодны и собираемся съесть ее на завтрак.

— Кстати, ты собираешься кормить ее?

— Через час или около того. Если мы останемся здесь, я могу еще поспать. — Он вытащил свой нож и перерезал ремешок, связывавший запястья Лоретты. — Разбуди меня, если солнце будет освещать ее, хорошо?

— Лучше оставить ее связанной.

— Почему? — Охотник зевнул.

— Потому что у нее подозрительный вид.

— Она голая. — Спрятав нож в ножны, Охотник опустился на спину и прикрыл рукой глаза. — Она не убежит. Во всяком случае без одежды. Я никогда не видел такой застенчивой женщины.

— Tosi tivo надевают на своих женщин такое большое количество одежды, что потребуется целая ночь, чтобы раздеть одну. К тому же они заставляют их носить подо всеми этими одеждами штаны. Как они ухитряются иметь так много детей? Я бы совсем выбился из сил, пока добрался до кожи, и не смог бы сделать ничего больше.

— Ты бы что-нибудь придумал, — сказал Охотник со смехом.

— Знаешь, когда ты заснешь, она может добраться до твоего ножа. Ты ведь не хочешь проснуться с перерезанным горлом?

— Она скорее убьет себя, чем меня. Знаешь, какие они. — Уголки рта Охотника приподнялись. — Она лишилась чести. Мужчина видел ее голой. Как бы это ни звучало boisa, так они думают.

— Хочешь, чтобы кто-нибудь понаблюдал за ней? Охотник откинул голову и рассмеялся:

— Только разбуди меня, когда тень уйдет, недоверчивый старик. Если будешь соваться сюда, я расскажу все Девушке Высокой Травы. Она целый месяц не будет готовить тебе обед.

Лоретта с облегчением наблюдала, как другой индеец ушел. Но облегчение было недолговечным. Охотник повернулся на бок и сунул руку под покрывало из бизоньей шкуры, схватив ее за талию. Он теперь совсем проснулся, и она не знала, чего можно ожидать от него, когда он притянул ее к себе. Она почти не дышала, так она была напугана. Он положил руку на ее тело под грудью, а лицом прижался к белоснежной шее девушки.

— Теперь ты будешь спать, Желтые Волосы, — прошептал он. — Я должен отдохнуть. Нам предстоит долгая дорога домой.

Домой. Лоретта прислушивалась к журчанию реки и смотрела невидящими глазами в чащу леса. О, как ей хотелось очутиться дома. Утренний огонь начинал согревать чердак именно в эти минуты. И она лежала бы, уютно прижавшись к Эми под серым стеганым одеялом, пробуждаясь от запаха кофе и свинины, жарившейся на сковородке. Она узнала реку Бразос. Ферма находилась так близко. Индейцы не были дураками, это она признавала. Солдаты никогда не станут искать их здесь, никогда, хоть пройдет тысяча лет. Глаза ее наполнились слезами. Она попыталась сдержать их, но они ручьями стекали по щекам. Живот охватила дрожь. Грудь поднималась и опускалась.

Команч приподнялся на локте, чтобы взглянуть на нее, затем коснулся ее щеки. После длительного рассматривания влаги, которая осталась на концах его пальцев, он вздохнул и снова лег, обняв ее.

— Прекрати.

Лоретта затаила дыхание. Но она не могла сдерживать его слишком долго. В тот момент, когда она выдохнула, у нее вырвался горестный стон.

— Прекрати, — прошипел он. — А не то команч сдует тебя, как ветер.

Лоретта закрыла глаза. Она вспомнила своих родителей. Она подумала, может быть, один из этих мужчин снял скальп с ее матери. О Боже, она должна убежать…

Как будто прочитав ее мысли, он прижал ее к себе еще сильнее.

— Ты не сможешь убежать. Ты моя женщина теперь. Suvate, все кончено. Теперь лежи тихо и спи.

У нее началась икота. Он застонал и слегка потряс ее.

— Ты что, не слышала? Перестань лить слезы. Я сказал. Не испытывай мое терпение, Желтые Волосы. Это мое последнее предупреждение, поняла? Не будешь подчиняться, мы будем очень сильно драться.

Лоретта снова попыталась успокоиться, сдержав дыхание. Она не имела никакого представления о том, что значат слова «сильно драться», но она была уверена, что он одержит верх. Когда из ее легких с шумом вырвался воздух, она вспотела и ее трясло. Она прижала руку ко рту.

Охотник что-то проворчал и вскочил на ноги. Проведя рукой по своим волосам, он встал перед нею, глядя вниз на ее искаженные черты лица с очень недовольным видом.

— Ты прекратишь это, когда я вернусь. Ты поняла? Она кивнула, отвернувшись, задыхаясь от стыда и унижения. Его женщина? В ту минуту, когда он коснется ее, она погибнет. Она никогда не сможет вернуться домой. Люди будут смотреть на нее и перешептываться у нее за спиной. Охотник пошел к другим мужчинам. Лоретта начала всхлипывать по-настоящему. Все страхи, усталость, напряжение последних двадцати четырех часов выливались из нее ручьями слез. Она плакала до тех пор, пока не иссякли слезы и не осталось сил. Тогда она, обессиленная, уснула, и ее последней мыслью было, что никакой надежды на избавление нет.

ГЛАВА 7

Спорадические всполохи разговоров и дразнящий запах поджариваемого мяса вывели Лоретту из глубокого сна. Разомкнув веки, она посмотрела на яркий шар солнца, догадываясь по его положению над листвой деревьев, что время приближалось к полудню. Глазам было больно. Непрекращающееся жжение мучило кожу. Язык прилип к небу, заполнив всю полость рта. Она готова была уплатить королевскую сумму за глоток холодной воды.

Остро ощущая, что некоторые из воинов команчей собрались поблизости у костра, Лоретта боялась пошевелиться, чтобы не привлекать к себе внимания. Бизонья шкура была тяжелой, жаркой и не пропускала воздуха. Она слышала потрескивание огня, шипящие звуки капающего в огонь жира. Временами налетал ветерок и шуршал листвой деревьев над головой. Щебетали птицы, трещали белки, и все время слышалось журчание реки. Если бы она закрыла глаза, она могла почти поверить в то, что находится у реки с Эми, а ферма находится в нескольких милях ходьбы.

18
{"b":"1507","o":1}