ЛитМир - Электронная Библиотека

Плотно затянув узел на ее шее, он сказал:

— Мы будем гулять.

Лоретта с ужасом посмотрела на поводок.

— Ты не сдаешься так просто, Голубые Глаза. Привязь — это мудрость. Никаких больших драк в кустах, никаких медовых речей, никакой лжи, никаких счастливых ворон и никаких мертвых коней. — Он слегка потянул за веревку. — Keemah, пошли.

Лоретта подумала, задушит ли он ее, если она не тронется с места. Глядя вверх на суровое выражение его лица, она поймала себя на том, что у нее нет мужества выяснить это. Она встала и покорно пошла рядом с ним к кустарникам.

Не считая прогулки в кусты под строгой охраной, Лоретта провела оставшуюся часть дня, сидя в тени дуба под постоянным надзором своего господина. Она переносила все его действия, направленные на устранение последствий солнечных ожогов, с безнадежной пассивностью. Она совершенно перестала думать о возможности побега. Он был неизменно добр, что вместо успокоения увеличивало ее тревогу. Он, должно быть, играет с ней. Она не знала, чего ожидать от него каждую минуту.

Ближе к сумеркам тишина была нарушена топотом копыт. Около дюжины воинов примчались в лагерь и спешились в тучах пыли. Лоретта с безразличием наблюдала за ними. Ее окружало такое большое количество дикарей, что несколькими больше или меньше — не имело никакого значения. Один всадник остался сидеть на лошади. Она внимательнее присмотрелась к нему, затем, вздрогнув, вытянулась в напряжении, сердце ее забилось учащенно. Том Уивер? Она бросила удивленный взгляд в сторону Охотника, подбрасывающего ветки в костер. Ответив на его взгляд взглядом своих непроницаемых глаз, он направился к вновь прибывшим.

В голове Лоретты вертелись тысячи вопросов. Почему Тома не убили? Если другие индейцы держали его в плену все это время, то где он находился? И зачем они привезли его сюда? Чтобы убить? Она сжала колени и ногтями впилась в кожу. Она не сможет вынести, если они начнут пытать его в ее присутствии. В то же время, чем она могла помешать им сделать это? Она даже не смогла спастись сама.

Поговорив с другими индейцами, Охотник взял лошадь Тома за узду и повел лошадь со всадником в свой лагерь. Лоретта пристально смотрела на Тома. Синевато-багровый шрам рассекал его скулу над бородой. Красный след от веревки виднелся на шее. Рубашка была разорвана на плече, края разрыва пропитались кровью. У него был испуганный вид. Он выглядел слабым, дрожащим от страха, и это ей было очень хорошо понятно.

Охотник разрезал путы, связывавшие ноги Тома, и спустил его на землю. Том зашатался и чуть не упал. Охотник поддержал его и направил к костру, где, нажав на плечо, заставил сесть. Том не сводил глаз с Лоретты.

— Ты в порядке, девочка? Они не…

Охотник ударил Тома в нижнюю часть спины внутренней стороной ноги, обутой в мокасин. Том замолчал, его голубые глаза вопросительно смотрели на нее. Лоретта знала, о чем он думает. Она начала было отвечать жестами, но Охотник следил за ней. Зная, что Том предполагает худшее, она опустила голову. Если она рассердит Охотника, он может причинить вред Тому.

— Вы, грязные, скользкие ублюдки! — крикнул Том. Не в состоянии поверить своим ушам, Лоретта посмотрела вверх как раз вовремя, чтобы увидеть сверкнувший металл. Охотник прижал нож к шее Тома и опустился рядом с ним. Слова были излишни. Еще один звук, произнесенный Томом, и Охотник убьет его.

Она поднялась на колени. Звук, произнесенный ею, несмотря на его крайнюю слабость, привлек внимание индейца. Она подняла руки в молчаливой просьбе. В ушах звенело от напряжения. Затем очень медленно и демонстративно Охотник убрал нож от шеи Тома и вложил его в ножны.

От облегчения силы покинули Лоретту, и она опустилась на матрац. Охотник бросил в костер еще одну деревяшку, отчего в воздух полетели искры и несколько упали Тому на колени. Том попятился и попытался стряхнуть их, но это было не так легко сделать со связанными за спиной руками. Выполняя эту операцию, он потерял равновесие и упал набок.

Охотник сидел на корточках у костра, обхватив руками колени. В то время как Том пытался снова сесть, взгляд Охотника был устремлен на слабые языки пламени. Глаза индейца светились тем особенным светом, который Лоретта начинала распознавать как смех. После долгой паузы он сказал:

— Когда солнце взойдет, мы уедем. Тебя освободят, старик.

Вид Тома говорил, что он не верит этому.

С глазами, все еще светящимися тем угрюмым весельем, которое было ей так ненавистно, Охотник посмотрел на нее.

— Я не оставляю горя позади себя.

Мышцы на шее Тома напряглись, когда он попытался заговорить. Когда, наконец, к нему вернулась способность говорить, слова прозвучали пискляво:

— А как насчет нее?

— Она пойдет со мной.

— Я к-куплю ее у тебя. В-винтовки, я могу достать винтовки. И патроны.

Было ясно, что эта информация очень заинтересовала Охотника. Сердце Лоретты замерло от неожиданной надежды.

— У тебя есть винтовки?

— Я… хм, нет. Н-но я могу достать их. Охотник пристально смотрел на Тома, а затем перевел взгляд на Лоретту.

— Пожалуйста, — прошептал Том. — Есть другие девушки, которых ты можешь похитить. Не бери эту. Отпусти ее домой к семье. — Замолчав, он облизал губы. — Она не сделала тебе ничего плохого.

После долгой паузы Охотник снова вернулся к созерцанию костра.

— Этот индеец не торгует своими женщинами. Даже за винтовки. Она пойдет со мной.

— Почему эта девушка?

Охотник подбросил деревяшку в костер.

— Другая не годится.

Воцарилась тишина, тяжелая, как темнота, которая опустилась на землю. Лоретта оперлась спиной о дерево и смотрела в пустоту. Все ее существо переполнила безнадежность. Повсюду, куда бы она ни посмотрела, были индейцы. Против них Том так же бессилен, как она. И он так же боялся их. Видя, как он дрожит, она укрепилась в своем мнении, что индейцы коварны и от них невозможно бежать. Понадобится вмешательство целой армии, чтобы спасти их, а армия воюете северянами.

Тома развязали только для того, чтобы он мог принять участие в скудной трапезе из воды и вяленого мяса. Когда двое мужчин кончили кушать, Охотник подтащил Тома к дереву, у которого сидела Лоретта. Оттянув его руки назад и обвив их вокруг дерева, он связал запястья старика ремешком из сыромятной кожи. Лоретту оставили рядом с Томом на то время, пока их господин разводил костер на ночь.

— У нас всего лишь несколько секунд, девочка, поэтому слушай внимательно, — зашептал Том с лихорадочной торопливостью. — Это индейцы Квохейди, самые свирепые и жестокие из всех. Охотник отвезет тебя на Застолбленные Равнины. И когда ты попадешь туда… ну, увидишь сама, что это значит.

Лоретта кивнула. Немногие белые мужчины осмеливались отправляться в эти края. Некоторые осмеливались. Когда Охотник доберется туда, в такое удаленное от цивилизации место, никакой надежды на спасение не останется. Не то чтобы сейчас была такая надежда…

— Завтра, когда они тронутся, они, вероятно, убьют меня. Если не убьют, они оставят меня без лошади. Мы находимся слишком близко от Белнапа, чтобы они рискнули оставить мне лошадь, на которой я мог бы отправиться за помощью. — Он прислонился к дубу и вздохнул. — Ах, если бы у меня была винтовка.

У Лоретты пересохло во рту. Она понимала, о чем он думает, и бросила испуганный взгляд в сторону костра, чтобы убедиться, что Охотник не слышит их разговора.

Глотая, Том звонко щелкнул языком.

— Он не хочет отпускать тебя. Я никак не могу убедить его сделать это. — Возникла краткая пауза. — Ты знаешь, что ты должна сделать, девочка.

Лоретта не могла заставить себя посмотреть ему в глаза.

— Он никогда не подпустит тебя близко к оружию, потому что ты можешь сделать это быстро. Это не входит в правила игры, в которую они любят играть. У тебя нет выбора, девочка. Совсем никакого выбора. Отказаться от воды и пищи — твоя единственная возможность. Ты знаешь, как мне неприятно говорить это, но это лучше, чем… — Он подавил вздох. —Там, на равнинах, в этой жаре ты не протянешь больше трех дней без воды, может быть, меньше. Если я останусь жив, я попытаюсь собрать помощь и добраться до тебя раньше, чем… — Он посмотрел на нее в темноте. — Ты понимаешь, о чем я говорю, Лоретта Джейн?

32
{"b":"1507","o":1}