ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твоя женщина, — с насмешкой произнес он. — Меня тошнит от нее. Ты забываешь о своей жене, или она умерла ради Желтых Волос?

С этим он выбежал из вигвама.

В вигваме воцарилась хрупкая тишина. Лоретту охватила дрожь вследствие пережитого. Змея была подброшена? Она смотрела на Охотника, он смотрел на дверь. Когда наконец он посмотрел на нее, глаза его были темными от обуревавших эмоций. Он вернулся к своему матрацу и сел, скрестив ноги в лодыжках. Со вздохом он снова взял кремень и костяную заточку, согнувшись над плоским камнем, который служил ему подставкой.

— Ты будешь спать, я буду сторожить. Каменная маска гнева на его лице плохо скрывала переживаемую им боль. Он любил своего кузена, тем не менее он защищал ее от него. Лоретта легла, но сон не шел к ней. Секунды тянулись, превращаясь в минуты, а в вигваме все еще стояла тишина, нарушаемая лишь стуком кости по кремню. Лоретта сглотнула.

— Охотник?

Взгляд его темно-синих глаз встретился с ее.

— Спасибо. Зато… что защищал меня. Почти незаметно он наклонил голову.

— Спи, Голубые Глаза. Все в порядке.

— Я… я сожалею о том, что явилась причиной разлада… большой драки… между вами. Я правда сожалею. — Боясь, что он может не понять, она положила руку себе на грудь. — Мое сердце на земле.

Он плотно сжал губы и посмотрел в направлении двери.

— Пусть твое сердце будет снова спокойно. Ненависть пришла к нему давно.

Что-то в ее груди завязывалось в узел, перекручивалось. Она обхватила себя руками и отчаянно пыталась не думать, отрицать действительность, которую она не могла принять. Охотник, легендарный убийца, был человеком, который думал, чувствовал и любил точно так же, как другие. Он даже скорбел об умершей жене.

Он был также человеком, верным своему слову. Он обещал защищать ее и сдержал слово.

Следующие три дня прошли без всяких событий. Большую часть времени Лоретта спала, а Охотник сторожил ее. Когда она пробуждалась от сна, он всегда оказывался поблизости либо внутри вигвама или снаружи в пределах видимости его двери. Вместо того, чтобы испытывать нервозность, она успокаивалась в его присутствии. Когда ей хотелось пить, он приносил воду. Когда она испытывала голод, он обеспечивал ее пищей. Когда по ночам становилось холодно, она согревалась под его бизоньими шкурами. В тех случаях, когда ей надо было сходить в кусты, он сопровождал ее, и, несмотря на враждебные взгляды, которыми ее одаривали другие индейцы, никто не смел приблизиться к ней, потому что он был рядом. Она привыкла зависеть от него во всем.

В конце третьего дня Охотник взял ее на прогулку. Она не имела никакого представления о цели этой прогулки и начала испытывать беспокойство, когда они удалились на приличное расстояние от деревни. Светло-голубое небо стало уже стального цвета и прижималось ближе к земле. Слева от реки до нее доносилось щебетание птиц, готовившихся к ночи. Скоро должно было стемнеть.

У нее разыгралось воображение. Может быть, он изменил намерение отвезти ее домой? Может быть, его кузен уговорил его убить ее? Он был неразговорчив, и, когда он снисходил до разговора, его упрошенное знание английского языка часто оставляло больше вопросов, чем ответов.

— Куда мы идем? — спросила она.

— Ты увидишь.

Она с беспокойством посмотрела на нож, висевший у него на поясе. Затем взгляд проследовал по мускулистому торсу. Ветерок подхватил его волосы, откинув их назад, так что лицо полностью открылось ее взгляду.

Она так привыкла к шраму на его щеке, что почти не замечала его, она едва заметила его и теперь. Вместо этого она увидела гордо поднятый квадратный подбородок, высоко посаженные скулы, четкие очертания профиля носа и лба. Рассматривая его, она все больше убеждалась в том, что при всех его недостатках лживость не была в их числе.

Ладони ее покрылись потом. Она отвернулась и плелась рядом с ним, тщательно выбирая дорогу, чтобы не наступить босой ногой на колючую траву или опавший лист чертополоха. Ярко-розовые цветки на стеблях остролодки терлись об ее икры, их аромат поднимался к носу, как нежные духи.

Он протянул руку, чтобы помочь перебраться через небольшой ручеек, зигзагами стремившийся к реке. Неделю назад от неожиданного прикосновения его руки у нее перехватило бы дыхание. Что происходит с нею? Неужели она начинает относиться к индейцу, как к человеку, заслуживающему доверия? Это было безумие.

Но это было также неоспоримо.

О, она не доверяла ему полностью. Это было бы глупо с ее стороны. Они пришли из разных миров, и его понятие вреда было гораздо более неопределенным, чем ее. Она знала, что он все еще мог попытаться силой овладеть ею и что при этом мог быть грубым. Если бы она рассердила его, он мог побить ее. Но жизнь ее была вне опасности.

Звук лошадиного ржания послужил для Лоретты первым намеком, куда они идут. Когда они достигли вершины поросшего травой холма, у нее расширились глаза. Перед ними расстилался широкий луг, и он был полон лошадей — гнедые, вороные, серые и любой другой масти. Охотник знаком велел ей остановиться и подождать, пока он сходит в стадо. Через несколько минут он вернулся, ведя в поводу черного жеребца. Лошадь была очень похожа на ту, ногу которой она сломала.

Приблизившись, Охотник остановился и протянул ей поводья. При этом его темные глаза светились блеском, который когда-то очень беспокоил ее. Теперь она поняла, что блеск этот был всего-навсего улыбкой, еще не достигшей губ. Принимая поводья, она посмотрела на коня.

— Он красавец.

— Когда взойдет солнце, мы поедем к твоим деревянным стенам. Он повезет тебя. — Взяв ее руку, Охотник шагнул к голове жеребца и поднес ее ладонь к его бархатной морде. — Дай ему понюхать себя.

Жеребец понюхал и потрогал губами пальцы в знак приветствия.

— Он так красив, но после всего, что случилось с… Я не могу ехать на нем, я никогда не прощу себе, если что-нибудь случится. Я чувствовала себя так… — Она замолчала и облизнула губы. Ей вдруг пришло в голову, что она ни разу не извинилась перед ним за то, что убила его лошадь. Она должна была сделать это теперь, но прошло столько времени, и она не знала, как это сказать. — Мое сердце все еще печально за твоего жеребца. Мне не хочется, чтобы и с этим случилось что-нибудь.

— С этим кончено. — Черты его лица напряглись, когда он произносил эти слова. — Этот жеребец говорит: «Hi, hites, как поживаешь, мой друг». — Он провел мускулистой рукой по черной шее, подвигаясь к лошади вплотную. — Он сын моего друга, который мертв.

Вдохни в него, чтобы он знал твой запах и помнил без горизонта.

Мысль о том, чтобы поцеловать лошадь, не очень привлекала ее, но, вспомнив о взаимоотношении индейца с другим жеребцом, она решила, что он лучше знает, как общаться с ними. Она нагнулась и выдохнула вблизи морды вороного. Конь фыркнул и коснулся губами ее лица с ржаньем и выдыханием. Лоретта удивленно засмеялась и отступила назад, вытирая рот рукавом. Она подняла голову и увидела, что Охотник улыбается. Смех ее замер, и она вдруг почувствовала себя неловко. Его большая ладонь все еще обхватывала ее, и от этого прикосновения сердце ее затрепетало.

Его пальцы сжались.

— Тебе нравится?

— Я… да, он чудесен. На его левом ухе нет насечки, как у многих других. Почему?

— Насечка на ухе говорит, что лошадь объезжена. Он нет. Если другой положит руки на него, он будет драться большую драку.

— Тогда как я смогу ехать на нем?

— Ты будешь его хороший друг. Подойди ближе. Вместо этого Лоретта отступила назад.

— Но он дикий.

Сжав ее руку, Охотник потащил ее вперед.

— Он друг мне и никому другому. Он возит меня, потому что хочет этого. Теперь он будет возить тебя.

С этим объяснением, которое не очень успокоило ее, он забрал у нее поводья, подняв, посадил на спину жеребца.

Лоретта посмотрела вниз.

— Я… я не уверена, что это хорошая мысль.

— Это хорошо. Ты будешь доверять, да? Я сказал ему слова. Он принимает. Ложись вперед на шею и прошепчи свое сердце ему в ухо. Проведи по нему руками. Крепче сожми его ногами.

43
{"b":"1507","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Счастливы по-своему
Там, где цветет полынь
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Мужчины на моей кушетке
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
В игре. Партизан
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Фирма