ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анна Болейн. Страсть короля
Рожденный бежать
Небесная музыка. Луна
Обычная необычная история
Браслет с Буддой
Связанные судьбой
Три факта об Элси
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник

— Нет! — Лоретта вырвалась из объятий Рейчел и бросилась через комнату, чтобы толчком сбить винтовку Генри с прицела. — Не стреляй!

— Не стрелять? Ты что, совсем потеряла свой ум? Они атакуют!

Лоретта наклонилась, чтобы посмотреть в щель. Вот они идут, сорок команчей, взвизгивая и крича, копья подняты, поистине страшное зрелище. Забыв на минуту, что она не должна говорить ничего лишнего, она закричала:

— Они не атакуют. Он обещал.

— Тогда какого черта они делают? Уйди с дороги! — Генри оттолкнул ее и снова прицелился. — Он обещал? Она тронулась, Рейчел! Они сделали что-то с ее головой, пока держали там.

Лоретта побежала к двери.

— Он не атакует! Я знаю, что он не атакует. Пожалуйста, не стреляй! — Когда она стала поднимать перекладину, которой закладывали дверь, та застряла. Сердце ее учащенно билось, когда она боролась с ней. Она боялась, что дядя Генри выстрелит. Это было как раз то, что так страшило ее и что она пыталась объяснить индейцу прошлой ночью. — Пожалуйста, дядя Генри, — он обещал мне. И он не станет лгать, он не может, я знаю, что он не может! — Перекладина наконец поддалась. — Не стреляй в него, не стреляй!

Распахнув широко дверь, Лоретта выбежала на крыльцо. Команчи описывали круги вокруг дома. Она подошла к краю крыльца и увидела копье, воткнутое в землю на расстоянии пятнадцати футов.

— Hi, hites, здравствуй, мой друг. От облегчения у нее ослабли колени.

— Дядя Генри, — закричала она через плечо, — они просто метят землю. Защищают нас! Не стреляй, или ты вызовешь настоящее кровопролитие! — Она подбежала к окну и посмотрела в щель на своего дядю. — Ты слышал меня? Если бы они хотели убить кого-нибудь, я давно была бы мертва.

Она повернулась назад и увидела, что команчи расширяли свой круг, чтобы пометить внешние периметры земли Генри. Слезы кололи ей глаза. Охотник оставлял послание всем индейцам целой территории: те, кто живет на этой ферме, не должны подвергаться нападению.

В течение нескольких минут воины вогнали все сорок ивовых копий в землю и отъехали на вершину холма. Лоретта смотрела, прикрывшись от солнца рукой, пытаясь разглядеть среди них Охотника. Отличить его от других на таком расстоянии было невозможно. Затем они скрылись за холмом. Лоретта смотрела на опустевший холм, грудь ее болела, колени все еще дрожали.

— Прощай, мой друг, — прошептала она.

Словно услышав ее, Охотник появился один на вершине холма. Остановив своего жеребца, он выпрямился и поднял голову, образовав темный силуэт. Колчан со стрелами выдавался над плечом, щит покоился на бедре, длинные волосы развевались на ветру.

Забыв о своей семье, наблюдавшей за ней, Лоретта, спотыкаясь, сбежала по ступеням крыльца и выбежала на середину двора, чтобы быть уверенной в том, что Охотник увидит ее. Затем она помахала. В ответ он поднял правую руку в приветствии. Он стоял так несколько секунд, и она стояла, как прикованная, вспоминая его лицо. Когда он повернул коня и исчез, она долго смотрела туда, где он был.

«Я буду знать песню, которую поет твое сердце. А ты будешь знать мою».

Веселье Лоретты от возвращения домой было омрачено гневом Генри. Она дружит с дикарем-убийцей, не так ли? Она шлюха команчей, вот что. Посылает ему поцелуи средь бела дня. Возвращается домой на индейском коне и с языческим ожерельем, чтобы опозорить их всех. Его земля стала похожа на чертову подушку для булавок со всеми этими языческими копьями, торчащими из нее. Он отделается от них так же, как отделался от лошадей. Половина из них украдена у белых людей! Ничего себе торговля! Лоретта выслушала его тираду в каменном молчании.

Когда он замолчал, она спросила:

— Ты все сказал?

— Нет, не все! — Он указал на нее пальцем. — Учти только, молодая леди. Если этот ублюдок поместил в тебя свое семя, в этот твой животик, ему мало не будет. В ту же секунду, когда ты народишь это индейское отродье, я размозжу его голову о скалу!

Лоретта вздрогнула.

— И мы называем их животными?

Генри с силой ударил ее тыльной стороной ладони, попав по щеке. Лоретта покачнулась и ухватилась за край стола, чтобы не упасть. Рейчел с криком бросилась между ними. Приглушенные всхлипывания Эми доносились из-под пола.

— Во имя любви к Господу, Генри, пожалуйста… — Рейчел ломала руки. — Возьми себя в руки.

Генри отшвырнул Рейчел в сторону. Уткнув снова палец в Лоретту, он прорычал:

— Не затыкай мне рта, девка, или я буду дубить твою кожу до следующего воскресенья. Ты будешь уважать меня, клянусь Богом!

Лоретта, прижав пальцы к щеке, смотрела на него. Уважать? Внезапно все это представилось ей смешным до истерики. Ее схватили дикари и протащили через половину Техаса. Ни одного раза, даже тогда, когда у него были справедливые причины, Охотник не ударил ее с силой, достаточной для того, чтобы причинить боль, и никогда по лицу. Она должна была вернуться домой, чтобы получить все это. Она опустилась на дощатую скамью и начала смеяться высоким, полусумасшедшим смехом. Тетя Рейчел перекрестилась, и она от этого стала смеяться еще сильнее.

Генри выбежал из дома, чтобы вырвать эти «проклятые индейские копья» до того, как проходящий сосед увидит их и станет называть их любимцами индейцев. Лоретта стала смеяться еще сильнее. Может, она сошла с ума. Совершенно сошла с ума, до неистового безумия.

Тетя Рейчел отодвинула кровать, чтобы выпустить Эми из погреба, где она отсиживалась. Лоретте удалось совладать с собой вовремя, чтобы схватить девочку в свои объятия, когда она с силой выстреленного пушечного снаряда пронеслась через комнату.

— Лоретта! Лоретта! — Эми приникла к ее шее, всхлипывая и смеясь. — Они не убили тебя. Я знала, что они не сделают этого!

— Откуда ты могла это знать? Эми отстранилась и улыбнулась.

— Потому что я не вынесла бы этого, вот откуда. И потом, я молилась, чтобы ты вернулась домой. По два комплекта молитв в день, честно! Можешь спросить маму.

— Без обмана? Я не верю тебе. Ты всегда пропускала молитву Богородице.

— Ни разу, — Эми провела пальцем по щеке Лоретты. — Старая жаба! Он поставил тебе синяк, это уж точно. Я ненавижу его.

— Эми! — одернула ее Рейчел.

Лоретта взъерошила волосы своей маленькой кузины.

— Ты даже не удивилась, что я говорю.

— Это оттого, что я была в этом уверена. Я слышала, как ты говорила во сне, помнишь?

Лоретта вспомнила. Тогда она не верила Эми, теперь поверила. Вздохнув, она отпустила девочку покинула медленным взором комнату. Рукоделье тети Рейчел, букварь Эми. «Книга для дам» Годи, исцарапанная старая качалка. Дом. Даже несмотря на действия дяди Генри, омрачавшие ее возвращение, было чудесно снова очутиться дома.

В голове Лоретты возникало бесчисленное количество вопросов. Как прошел обратный путь Тома Уивера? Сколько людей пошло на ее поиски? Где лошади, которых оставил Охотник? Как поживают цыплята? Готово ли мясо, которое Лоретта приготовила для вяления, к тому, чтобы его перевернуть, или оно еще твердое?

Рейчел отвечала на каждый вопрос по мере того, как Лоретта его задавала, не в состоянии отпустить ее, пока она говорила. С Томом все в порядке. Около тридцати мужчин пытались выследить команчей, но индейцы разбились на группы, прокладывая ложные следы.

— Это объясняет, почему Том не был в той же группе, в которой была я, — нахмурилась Лоретта. — Кто бы мог подумать? Эти индейцы умнее, чем мы их считаем.

— В первый день их было по меньшей мере сотня, — ответила Рейчел. — Я думаю, их было шестьдесят, может, немного больше или меньше, когда они вернулись. Остальные сорок разбились на группы и стали играть в прятки с пограничным патрулем на всем пространстве в одном направлении до реки Колорадо и до Застолбленных Равнин в другом. Другая группа ездила кругами.

— Ну вот, а пока они гонялись друг за другом, я была здесь рядом на Бразос! — Лоретта указала направление глазами. — Я молилась и молилась, чтобы кто-нибудь наткнулся на нас, но никто не наткнулся.

48
{"b":"1507","o":1}