ЛитМир - Электронная Библиотека

Лоретта склонила голову, прижимаясь щекой к руке тети, заставляя себя забыть обо всем происшедшем.

— Я так голодна, что могла бы съесть целого мула. А что на ужин? Только, пожалуйста, не пеканы или бизонье мясо.

Рейчел засмеялась и отпустила ее.

— Ванну?

Лоретта вытянула ногу и с гримасой посмотрела на свои грязные штаны. Неудивительно, что Охотник просил, чтобы она сделала их красивыми, как цветы.

— Ванну? Ты думаешь, это можно? Ведь сегодня не суббота, не так ли? Дядя Генри не станет возражать?

— Сегодня вторник, и он не будет возражать. — Рейчел подала Эми ведро, чтобы та начала носить воду. — Ванну и хорошо поскрестись. — Она взяла прядь волос Лоретты. — Если мы не сможем распутать все это, придется отрезать.

Лоретта взглянула на путаницу завитушек на своем плече, когда-то золотых, а теперь потускневших от пыли, и сморщила нос. Сиреневая вода. Это будет как в раю отмокнуть в ванне, а потом скрестись до скрипа. Она не могла дождаться.

Ночью, много времени спустя после того, как Генри и Эми уснули, тетя Рейчел поднялась на чердак и присела на край койки, на которой спали Лоретта и Эми. Лоретта повернулась на бок и взяла руку тети в свою, думая о том, какая она красивая. Хрупка, как фарфор, мерцающая в лунном свете подобно переплетенным золоту и серебру с ее белой кожей и распущенными светло-желтыми волосами.

Рейчел вздохнула и похлопала Лоретту по запястью, улыбаясь и в то же время не улыбаясь. Выражение ее лица стало напряженным и натянутым.

— Лоретта Джейн, мы должны поговорить. Грудь Лоретты сжалась.

— Тетя Рейчел, он не изнасиловал меня, клянусь тебе.

— А если бы он изнасиловал, ты бы сказала? — Рейчел погладила Лоретту по волосам. — Это ужасно, ужасная судьба постигла тебя, дорогая. Но это не твоя вина. Я люблю тебя, как родную дочь, ты это знаешь. Тебе не надо ничего скрывать от меня.

— Я и не скрываю. Рейчел вздохнула.

— Лоретта Джейн, я твердо верю в силу молитвы, и Богу известно, что Эми и я молились до изнеможения. Но, милая, команчи не тащат женщину через половину Техаса, чтобы оставить ее нетронутой! Либо ты лжешь, или этот ужас выпал из твоей памяти.

Лоретта посмотрела в окно. Воспоминания проплыли в ее голове, некоторые настолько неприятные, что заставили ее содрогнуться, другие, как это ни было странно, напротив, очень приятные.

— Он не такой, как ты думаешь. Он… — Она нахмурилась. — Он не жестокий, тетя Рейчел, совсем наоборот.

— Один из мужчин в пограничном полку, который поехал вместе с Томом искать тебя, рассказал нам кое-что об Охотнике, и от этих рассказов кровь застывает в жилах. Судя по его рассказам, этот человек — настоящее чудовище. Он проткнул солдата копьем… Насадил его, Лоретта Джейн, и оставил его… его… — Рейчел провела рукой по глазам. — Он оставил части его мужского достоинства висящими на конце копья.

— Я не верю этому! — вскричала Лоретта визгливо. — Откуда ему известно, что это было копье Охотника?

— Он сказал, что на копье была метка Охотника. Ему казалось, что это была ответная месть за нападение каких-то дезертиров из армии Соединенных Штатов и нескольких гражданских на деревню за несколько лет до того. Убитый мужчина участвовал в этом налете. На нем было ожерелье индейской женщины, он использовал его в качестве цепи для часов, сувенир, как он его назвал, снятый с девушки в деревне. Когда тело было обнаружено, цепь для часов исчезла. Это только предположение, но этот парень думает, что Охотник мог знать девушку, с которой было снято ожерелье, и впал в гнев, когда увидел его.

— Не Охотник. Поверь мне, тетя Рейчел, он не такой. Я была в его вигваме три дня! Я видела доказательства. Там не было даже ни одного скальпа!

Рейчел откинула голову и долгое время молчала. Когда она наконец заговорила, голос ее звучал напряженно.

— Я только хотела, чтобы ты знала, что в счастье или в беде я люблю тебя и всегда буду поддерживать тебя. Если… ну, если у тебя остался какой-нибудь багаж от пережитого, тебе нечего беспокоиться. Твой ребенок найдет здесь дом. Мне безразлично, какая у него кровь. Генри может либо примириться с этим, или собрать свои вещички и убираться.

Хотя Лоретта знала, что обещание тети Рейчел было в большей степени чистой бравадой, она села и обняла пожилую женщину.

— Я ценю это, тетя Рейчел. Хорошо знаю, что ты любишь меня так сильно. Но верь мне, я не беременна. Этого не может быть.

Рейчел ответила объятием на ее объятие.

— Если настанет время, когда тебе захочется поговорить об этом, ты можешь поделиться со мною всем чем угодно. Я не стану тебя судить — ни за что.

Лоретта насторожилась.

— За что ты можешь судить меня? — Она отодвинулась.

Рейчел отвернула лицо.

— О тетя Рейчел, и ты тоже? Разве это преступление, пережить такой кошмар и остаться невредимой? Я морила себя голодом. Я выбрала смерть так же, как любая женщина с чувством собственного достоинства. Но затем он пообещал отвезти меня домой, и я начала снова кушать. Он не причинил мне никакого вреда и я подумала… — Лоретта замолчала. Ей было совершенно ясно, что тетя Рейчел не верила ей. — Боже милостивый, неужели ты предпочла бы, чтобы я умерла?

Эми простонала во сне и мотнула головой. Понизив голос, Рейчел ответила:

— Нет, я не предпочла бы, чтобы ты умерла! — Она поднесла дрожащие руки к лицу. — Боже, нет. Я… о, Лоретта Джейн, нет. Я люблю тебя. Я просто не могу понять. Ты возвращаешься домой в добром здоровье и в хорошем настроении, заявляя, что они не тронули тебя? Я видела, как ты поцеловала его, своими собственными глазами. И Том говорит, что ты делила с индейцем его ложе, ему показалось, что с тобой обращались хорошо. Я могу только представить себе, что тебе пришлось делать, чтобы выжить и вернуться домой. Просто поразительно, что мы, женщины, готовы вынести — с чем только мы ни миримся, чтобы выжить. Посмотри на меня. Торчу здесь, в этой Богом забытой земле, с мужчиной, которого я презираю. Ты думаешь, его прикосновение доставляет мне удовольствие? Но я позволяю ему делать это и притворяюсь, что мне это нравится. Без него где бы мы были все трое?

Лоретта не могла ответить. На мгновение ей показалось, что она снова онемела, так у нее сдавило горло. Она могла понять, что дядя Генри ей не верит. Он был не очень сообразительным, и от него можно было ожидать чего угодно. Но тетя Рейчел? Это причиняло боль — боль, которая ощущалась в глубине души и которую нелегко будет забыть. Даже если бы красноречие было на ее стороне, Лоретта не стала бы защищаться. Она знала правду, и этого ей было достаточно.

Тетя Рейчел встала и вытерла ладони о свой передник.

— Я здесь, если захочешь высказаться. Можешь рассчитывать на меня.

С этими словами она покинула чердак. Лоретта сидела, обхватив руками колени и глядя в окно на залитый лунным светом двор, вспоминая другую ночь целую жизнь назад, когда Охотник сидел верхом на своем вороном жеребце на этом дворе, подняв руку в приветствии и зажав в кулаке украденные у нее штаны. Как могло получиться, что индеец понимал песню ее сердца, а ее собственная тетя не понимала?

Три дня спустя после этого разговора Лоретта все еще ощущала неприятный осадок. Когда она согнулась над стиральной доской, чтобы отстирать свои очень грязные штаны, мысли, скопившиеся у нее в голове, так одолевали ее, что она почти не чувствовала солнца, обжигавшего плечи. Теперь, когда она вернулась домой, ей казалось, что почти ничего не изменилось. Тем не менее, изменилось очень многое.

Эми помешивала стиральной лопаткой в ванне для замачивания одежды, от которой поднимался пар. Девочка не умолкала ни на минуту и переводила дыхание только тогда, когда прерывалась, чтобы вытереть рукавом вспотевший лоб.

— Я думаю, что это чистое безумие, вот что! — Лопатка стукала ритмично по стенкам ванны, производя шум, который заглушал почти полностью голос Эми. — Если ты выйдешь замуж за этого старика, ты будешь жалеть об этом всю свою жизнь, попомни мои слова.

49
{"b":"1507","o":1}