ЛитМир - Электронная Библиотека

— О Голубые Глаза. — Его голос, исходивший из уст, прижатых к ее шее, звучал глухо и был хриплым от обуревавших его эмоций. — Я не делал обманов против тебя. Мое сердце поет только хорошие песни. Это правда, я говорю.

— Я видела тебя у костра!

Она снова говорит о костре? Охотник попытался понять, что она думает об увиденном.

— Я был у костра, да. Это плохо?

— Ты объявлял о нашей свадьбе и обещал своему народу снять скальпы с меня и Эми! Именно это и сказал Красный Бизон. Я видела тебя!

Он не смог сдержать улыбки, представляя, как это выглядело в ее глазах.

— Ка, нет. Я рассказывал им о своей битве с Сантосом, Голубые Глаза.

— Но они высказывали свое одобрение!

— Потому что я дрался и восстановил честь твоей Эй-мии. Они одобряли мое мужество. И мою победу. Там не было разговоров о свадьбе. Ты Белые Глаза.

— Т-ты восстановил честь Эми? — Она напряглась. — Но она сказала, что ты посетил Сантоса, а затем просто уехал. Что драки не было!

— Сантос очень боялся. Он обидел храброго воина из квохейди. Он боялся за свою жизнь, когда увидел меня. Он называл этого команча своим хорошим другом, чтобы прогнать мой гнев. После того как я позаботился о твоей Эй-мии и она уснула, я поехал назад в лагерь Сантоса. Он больше не заставит ее плакать.

Она откинулась назад, чтобы лучше изучить выражение его лица и удостовериться в правдивости его рассказа. Он понял, что она не осознает, как ее бедра прижимаются к его, как на него действует ее близость.

— Значит, все это неправда? Ничего такого не было?

Он провел пальцем по хрупкой линии ее позвоночника, прощупываемого через ткань одежды.

— Красный Бизон имеет большую горечь. Много taum назад Голубые Мундиры наехали на нашу деревню, когда большинство воинов уехали на охоту. Жена и маленький сын Красного Бизона были… — Горло Охотника сжалось. Его собственные воспоминания об этом нападении были болезненно невыносимы, и говорить о них было нелегко. — Его жену застрелили. Его сына топтали не один, а много раз. Сердце Красного Бизона лежало на земле. После того дня он ведет войну.

— Но ведь я не Голубые Мундиры!

— Его ненависть слепая. Голубые Глаза. Вовремя одного из налетов Красного Бизона схватили. Белые Глаза хотели узнать, где находится его деревня, и они держали его лицо над огнем, чтобы развязать его язык.

— О Боже. — Лоретта почувствовала приступ тошноты. — Его лицо — вот откуда эти рубцы и шрамы?

— Он остался верен Народу. Tosi tivo решили добиться своего. Когда он бежал и сделал свою дорогу назад к нам, он был безобразен, как теперь. Так безобразен, что все женщины отвернулись от него. Для него не будет новой жены, второго сына. Он стоит один навсегда и ищет утешения в большой драке.

— Но почему вымещать зло на мне? Я не сделала ему ничего, ничего.

Охотник перекатился на спину, увлекая ее за собой. Ему приятно было ощущать близость ее стройного тела. Перебирая ее волосы, он держал ее лицо на расстоянии нескольких дюймов над своим собственным с тем, чтобы как следует вглядеться в ее глаза. Ему приятно было видеть в них выражение сострадания и жалости. Она была внутри такая же золотистая, как снаружи. После всего, что сделал ей Красный Бизон, Охотник удивлялся тому, что она испытывает жалость к нему.

— Я хороший друг Красного Бизона с детства, его любимый двоюродный брат, как твоя Эй-мии для тебя. Он боится, что ты украдешь этого команча у него, что мое сердце повернется против него и он останется позади. Безобразный человек, всегда одинокий. Ты понимаешь? Он не может видеть из-за своего гнева.

— Ноя… — Она положила руки ему на грудь, упираясь тыльной стороной ладоней, чтобы отодвинуться от него. Охотник крепче сжал ее талию, чтобы удержать. Он думал, чувствует ли она его мужскую твердость. Затем он ощутил, как сердце у нее забилось чаще, и получил ответ. Он подавил нежную улыбку. Если бы только она знала, как четко видел он все ее мысли, как камешки на дне пруда с прозрачной водой. — Почему он думает, что я украду тебя? Это я принесена в жертву, я покинула свою семью.

— Это печалит твое сердце?

— Конечно!

— Ты не должна быть печальной. Этот команч приведет твою семью к тебе много раз.

— Сюда? Нет, Охотник, они никогда не согласятся приехать сюда увидеть меня.

— Тогда я отвезу тебя в твои деревянные стены. Я не хочу печали в твоем сердце.

Он ощутил, как тело ее слегка расслабилось, и понял, что нашел верные слова.

— О Охотник, я так хочу верить тебе. Ты не можешь представить себе, как сильно.

Он приподнялся, как будто хотел отодвинуть ее и встать с кровати.

— Я принесу тебе скальп Сантоса и серебро с его штанов.

У нее широко открылись глаза, и вся краска отхлынула от лица.

— Боже, нет. Я не хочу видеть его скальпа.

— Ты веришь? — Он встретил взор ее глаз, стараясь не улыбнуться, хотя при виде выражения ужаса на ее лице, ему это удавалось с трудом. — Скальп у меня в сумке. Доказательство, да?

— Я… я не хочу видеть это. — Напряжение полностью исчезло из ее тела, и она расслабилась рядом с ним. — Я верю тебе. Зачем тебе лгать? Что ты от этого получишь?

— Твои оборки? — Он наблюдал за выражением ее лица и уловил момент, когда она осознала, что он дразнит ее. — Ты сказала, что я могу украсть их, да?

— Если мне не изменяет память, мы решили, что ты должен взять их, когда они не будут надеты на мне.

Он провел согнутым пальцем вдоль затененного контура ее подбородка. Она наклонила голову, чтобы прижаться щекой к его ладони, слезы, сверкая, стекали из ее глаз. — О Охотник, я должна была доверять тебе. Я так сожалею. После всего, что ты сделал для нас, ты сможешь простить меня когда-нибудь?

— Это закончено, — пробормотал он. — Никакой печали. Только радость. Эй-мии твоя, поэтому она и моя. Это очень простая вещь, да?

В полумраке он видел, как смягчаются черты ее лица, уголки ее дрожащих губ приподнимаются в улыбке. Настороженность не совсем покинула ее. Внезапное его движение могло снова заставить ее сердце биться учащенно. Однако ее улыбка подбадривала его.

Он провел рукой по изгибу ее спины, а затем убрал руку, которой обнимал ее, забавляясь тем, как быстро она откатилась от него и начала возню со своими юбками, чтобы удостовериться в том, что ее штаны с оборками Не видны. Ее застенчивость ставила его в тупик. Он помнил, как выглядело ее тело в свете костра—кожа, бледная, как лунный свет, соски грудей, розовые, как цветы кактуса. Как можно стыдиться такой красоты?

Когда она наконец успокоилась, возникла настороженная тишина. Уголком глаза он видел, как ее маленькие белые зубы впились в мягкую розовую губу. Вспомнив, как эти губы ощущались его губами, он испытал еще один прилив желаний, от которых сжались его внутренности. Он вспомнил о планах, которые строил на этот вечер, планах, которые уносились теперь с ветром. Он хотел ее, да, но это не означало, что в его намерения входило взять ее силой.

— Я предполагаю, что… — Ее голос стих. Она нервно дергала свою юбку, затем провела пальцами по ряду пуговиц лифа. Нервно она оглянулась вокруг, все еще покусывая губы. — Я, ммм, не забыла о своих обещаниях.

— Это хорошо. — Охотник наблюдал за ней, слегка забавляясь.

— Обещание остается обещанием даже в тех случаях, когда око дается в необычных условиях. Ты выполнил свою часть, и… — Она была не в состоянии смотреть ему в лицо. — Я уверена, что ты ожидаешь от меня, что я сдержу свое слово. — Темная краска залила ее шею. — Я, ммм, догадываюсь, что ты отправил Эми в вигвам твоей матери, чтобы мы могли… чтобы мы могли…

У нее был такой несчастный вид, что Охотнику стало жалко ее.

— О да, мы заключили сделку, не так ли? — Он заставил себя длинно и очень громко зевнуть. — Мне очень тяжело сказать эти слова, Голубые Глаза, но я достаточно точно устал после такой дальней поездки.

Выражение ее лица так оживилось, что он чуть не рассмеялся.

— О, конечно! — воскликнула она дрожащим тонким голоском. — Ты проехал так много. Ты, должно быть, устал.

67
{"b":"1507","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Денег нет, но ты держись!
Мир, который сгинул
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Она ему не пара
Каков есть мужчина
Бумажная принцесса
Дежавю с того света
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Потерянный берег. Рухнувшие надежды. Архипелаг. Бремя выбора (сборник)