ЛитМир - Электронная Библиотека

Она закричала коротким пронзительным криком, который врезался ему в мозг. В следующее мгновенье она стала бороться, чтобы освободиться. Охотник быстро накрыл ее тело своим и схватил за руки.

— Toquet, это хорошо, маленькая. Это закончено. Она задыхалась, дергая головой.

— Мне б-больно!

— Это пройдет, — хриплым голосом заверил он. — Это пройдет. Это обещание, которое я делаю для тебя.

Она напряглась, когда он начал двигаться внутри нее. Ее маленькое лицо вытянулось. Глаза Охотника наполнились слезами, когда она, протянув руки, обняла его за шею, крепко прижимаясь к нему, хотя именно он причинил ей боль. Он просил ее доверять ему в этот последний раз. И она доверилась ему. Что, если неприятные ощущения не уменьшатся, как он обещал? Она никогда не подпустит его близко к себе.

С большим облегчением он ощутил, что она расслабилась. Осторожно он выбрал момент, продвигаясь все глубже и глубже. Только когда Охотник услышал, как она вскрикнула от удовольствия, он позволил себе расслабиться.

Они медленно возвращались к реальности, со сплетенными конечностями, неустойчивым сердцебиением, стелами, блестевшими от пота. Охотник положил ее голову себе на плечо, не желая отпускать. На губах его играла полуулыбка. Он знал, что это первое занятие любовью было далеко не тем, чем могло бы быть, чем оно может быть во второй раз. Он был напряжен, да и она тоже, не говоря о боли, которую он причинил ей. Его улыбка стала шире. Эта маленькая женщина заполнила все пустоты в нем, заставила его снова почувствовать себя человеком.

Глядя невидящим взором в вечерние тени, Лоретта прислушивалась к учащенному биению пульса Охотника. Она совершенно не ощущала своего тела и чувствовала себя абсолютно обессиленной. Щеки ее пылали, когда она думала о том, что он сделал с ней, и о бесстыдстве, с которым она реагировала. Растерянность овладела ею.

Как бы почувствовав ее состояние, он провел рукой по ее бедру вверх к ребрам.

— Мое сердце полно большой любовью для тебя, — прошептал он.

У Лоретты на глазах выступили слезы. Она не понимала, чем они вызваны, да и не хотела понимать. Затем, подобно снарядам, выпущенным из орудия, у нее вырвались слова:

— О Охотник, я тоже люблю тебя.

В минуту, когда она произнесла эти слова, она поняла, что сказала правду. Она любила его так, как никогда не любила никого другого, до физической боли. Охотник, свирепый воин, кульминация всех ее кошмаров, стал для нее самым важным человеком в мире.

ГЛАВА 22

Лоретта не заметила, как заснула, и спала до тех пор, пока ее не разбудило приятное тепло губ Охотника на шее. Она медленно открыла глаза, отметив его присутствие рядом. Луч лунного света, проникавший через дымовое отверстие, позолотил широкие плечи, нависавшие над ней. Его мощная грудь, теплая и шелковистая, прижала ее к мягкой поверхности шкуры. Чудесно твердая рука обвилась вокруг нее, широкое запястье было прижато к спине, а длинные пальцы расположились между лопаток. Она опустила голову, чтобы встретить ласкающий рот.

— Hi, hites, — прошептала она.

— Привет, — пробормотал он прямо в ухо, посылая спирали желания вдоль всей спины.

Постепенно приходя в себя, Лоретта приподняла голову, чтобы осмотреться. Она была шокирована, увидев свою белую кожу, светящуюся в лунном свете. Стыдно было лежать в таком виде рядом с ним. Она напряглась, но касание его губ шеи лишило ее возможности двигаться. Да она и не могла бы, даже если бы захотела. В том, как он держал ее, была какая-то настоятельность, тело его было напряжено. Его бедра терлись об ее, не оставляя никакого сомнения в том, что он снова хочет ее.

— Охотник… что с Эми? Уже темно.

— Я завязал клапан двери. Она пойдет к моей матери. — Его голос был хриплым, прерывистым. Он провел рукой вниз по ее спине и крепко прижал к себе. Его твердость ткнулась в нижнюю часть живота, и она скривилась. Он отклонился назад и посмотрел на нее сверху вниз. В лунном свете глаза его отливали серебром. — Тебе больно?

Лоретта знала, что он приложил все усилия к тому, чтобы ей было не больно, тем не менее она испытывала какую-то тяжесть на душе. Боль эту следовало ожидать, в этом она была уверена, и к тому же она исчезнет через день или два.

— Со мной все в порядке.

Он провел рукой по ее животу, его сильные пальцы осторожно ощупывали, настороженный взор не отрывался от ее лица, чтобы заметить признаки переносимой боли.

— О Голубые Глаза, я думаю, ты лжешь. Его мягкость и заботливость тронули ее.

— Это не совсем так плохо, правда. Если ты хочешь… — Краска залила ее щеки, когда до ее сознания дошло неприличие того, что она чуть было не сказала.

Рот его искривился в понимающей улыбке.

— Этот команч имеет очень сильное желание, ноя подожду.

Вслед за его словами снаружи послышался топот лошадиных копыт. Охотник приподнялся на локте и наклонил голову, прислушиваясь. В следующее мгновение раздался голос Красного Бизона:

— Мой двоюродный брат! Я привез твоей желтоволосой свадебный подарок.

Недоверчивая улыбка появилась на губах Охотника, и, увидев ее, Лоретта поняла, как много будет значить для него, если она и Красный Бизон станут друзьями.

Охотник встал с кровати и, взяв штаны, собрался надеть их. Освещенное лунным светом, его тело отливало серебром. Его контуры отбрасывали четкие тени.

Прижимая шкуру к груди, Лоретта села, притворившись, что ничего не замечает. Однако она все замечала, и то, что она увидела, заставило ее сердце биться учащеннее. Возможно, красивый было неподходящим определением для мужчины, но это было единственным словом, пришедшим ей на ум.

Наблюдая за ним, она впервые в жизни любовалась мужским телом, плавной игрой мускулов, скрытым изяществом силы. Когда он слегка повернулся, она увидела его мужественность, выдающуюся вперед из гнезда коротких вьющихся волос цвета красного дерева, твердую и гордую. У нее сжалось горло, и где-то в глубине возникли чувства, в существование которых она никогда бы не поверила: желание, нежность, восхитительное возбуждение и всепоглощающая гордость. То, что такой мужчина любил ее и хотел ее, было почти невероятно. Он мог иметь любую девушку в деревне, какую-нибудь податливую и темную, с большими коричневыми глазами, дюжину таких, если бы захотел, но вместо этого он выбрал ее, худенькую, бледную девушку с фермы.

Надев штаны и завязав удерживавшую их завязку бантиком, он протянул ей руку. На мгновение Лоретта мысленно перенеслась назад во времени к тому первому дню, когда он приказал ей положить свою ладонь на его. Тогда она была этим очень напугана, но теперь все ее страхи остались позади. Его рука была ее зашитой, точно так, как он обещал.

— Идем, жена. Мой двоюродный брат принес подарок.

— Охотник, я не одета!

Засмеявшись, он схватил бизонью шкуру и набросил ей на плечи. Завернув ее в шкуру, он стащил ее с кровати и поднес к двери, развязав клапан и отгибая его в сторону.

Красный Бизон сидел верхом на лошади рядом с треногой Охотника. Он наклонился вперед вдоль шеи своего жеребца. Бело-голубые зубы сверкали на фоне темной кожи. Черные волосы трепетали в ночном ветре.

— Подарок для тебя, Желтые Волосы. Чтобы петь песню в моем сердце о твоей свадьбе с моим двоюродным братом.

Лоретта посмотрела на завернутый в кожу подарок, который он протягивал ей. Придерживая бизонью шкуру у шеи, она шагнула вперед.

— Спасибо, Красный Бизон.

Когда Лоретта протянула руку, чтобы взять подарок, она заметила недобрый огонек в глазах Красного Бизона. Хотя она уверяла себя, что это было всего лишь отражение лунного света, в душе у нее возникло недоброе предчувствие. Зажав сверток в руке, она повернулась назад к вигваму и присоединилась к своему мужу, стоявшему в двери. Охотник сказал что-то Красному Бизону на языке команчей, а затем втащил Лоретту в вигвам, закрыв за ней клапан.

— Ты будешь смотреть, да?

Лоретта заставила себя улыбнуться и прошла, чтобы встать в полосе лунного света. Она сомневалась, чтобы Красный Бизон принес ей что-нибудь стоящее, но она притворилась возбужденной ради Охотника. Через кожу содержимое пакета было мягким на ощупь. Ткань какая-нибудь? Сверток был слишком маленьким, чтобы в нем поместился какой-нибудь предмет одежды. Может быть, ленты для волос? Развязав завязки из сыромятной кожи, Лоретта развернула кожаную обертку и извлекла содержимое, ухватив большим и указательным пальцами. Она ощутила влажную и липкую поверхность со стороны большого пальца, густую мягкость на другой. Шелковистые пряди рассыпались на ее пальцах. В темноте ей понадобилась минута, чтобы определить, что было у нее в руке. Скальп.

81
{"b":"1507","o":1}