ЛитМир - Электронная Библиотека

Красный Бизон стоял на коленях на речном берегу, запрокинув голову, прижав кулаки к груди. Охотник медленно приблизился к нему. Его пульс выбивал барабанную дробь в висках, неравномерную и оглушающую. Он никогда не видел Красного Бизона таким и не был уверен в том, что сможет успокоить его. Он тоже скорбел. Когда он осознал, что потерял, боль согнула его почти пополам.

Опустившись на одно колено. Охотник положил руку на дрожащее плечо своего двоюродного брата.

— Красный Бизон, ты поедешь со мною. Красный Бизон захлебнулся рыданиями.

— Если ты ищешь, кому отомстить. Охотник, начни с меня! Это все я устроил! Твой отец, Девушка Высокой Травы, Старик. — Он прижал руку к глазам и подавил очередное рыдание. — Дети! Они погибли из-за меня. Ты пытался предупредить меня, а я не прислушался к твоим словам. Даже твою женщину схватили из-за меня! Я не достоин ехать рядом с мужчинами.

— Что ты хочешь сказать? Моя Лоу-реетта была схвачена потому, что она tosi женщина, а не из-за тебя.

— Нет! Она выбежала из-за деревьев, чтобы помешать tosi tivo застрелить меня. Если бы не я, он ее не увидел бы.

Это известие несколько смягчило боль в сердце Охотника. На протяжении всего дня, пока он успокаивал свою убитую горем семью и хоронил бесчисленных погибших, сомнения терзали его душу. Он не мог избавиться от мысли, что она по своей воле ушла с убийцами его отца.

Охотник обхватил Красного Бизона и привлек к себе.

— Красный Бизон, ты должен избавиться от этих чувств. Ты мне нужен, брат, как никогда прежде. Ты не подведешь меня?

— Нет, я не нужен тебе. Я яд, Охотник. Все, кого я люблю, погибают. — Его плечи содрогались от рыданий. — Все.

— И теперь ты оставишь их смерти неотомщенными? Воин и я не можем ехать без тебя. Кто будет прикрывать наш тыл? Время плача прошло. Теперь мы должны драться. ЗаДевушку Высокой Травы. За моего отца. За всех, кто покинул нас— Охотник хрипло вдохнул воздух. — Мудрые созвали совет. Мы не можем оставаться безучастными. Белых необходимо выгнать. Теперь настало для этого время, пока они воюют между собой. Солдат нет. Они беззащитны. Народ должен ударить.

Всхлипывания Красного Бизона утихли.

— Но, Охотник, это как раз то, чего ты боялся. Как же насчет выживания мирным путем?

— Для этого слишком поздно. — В груди Охотника возникла сильная боль. — Я мечтатель, Красный Бизон. Эта земля похожа на кость, которую две голодные собаки рвут друг у друга. Достаточно только для одной. Мир никогда не настанет, никогда. Ты был все время прав, а я был слишком слеп, чтобы увидеть это.

— Но твоя женщина! Она ведь tosi. Ты говоришь о том, чтобы изгнать их. А что будет с нею?

Охотник попытался что-то сказать, но не смог. Он еще раз глубоко вздохнул и попытался снова. Голос его звучал напряженно.

— Я буду защищать ее всеми своими силами. Другие согласились не нападать на ее деревянные стены. Посыльный уже отправился известить некоторые другие отряды о сегодняшнем нападении и о нашем решении начать войну. Он также сообщит о моей tosi женщине.

— Ты не собираешься вернуть ее? Она ведь твоя жена. Ее место рядом с тобою.

— Мужчина не может владеть женщиной, брат. Он может только… — Охотник умолк. Образ Лоретты встал перед его мысленным взором. — Он может только любить ее. Кровь tosi tivo поднимется до уздечек. Заставить ее оставаться с нами, в то время как мы будем убивать ее людей, это пытка для нее. Прежде чем все закончится, мое имя станет проклятием в ее устах.

Красный Бизон отодвинулся в сторону и поднял к небу свое обезображенное лицо.

— Значит, ты потерял ее. Я сожалею, Охотник. Это моя вина.

— Не только твоя. Это должно было случиться независимо ни от чего. Красный Бизон, я должен удостовериться, что моя женщина благополучно доберется до своих деревянных стен. Только несколько мужчин могут поехать со мной. Воин должен остаться здесь в ближайшие несколько дней со своими детьми. Я дол жен выследить tosi tivo, удостовериться в том, что они не причинили вреда ей и ее Эй-мии. Если что-нибудь пойдет не так, мы должны будем напасть. Мне нужна твоя сильная рука. Можешь ты забыть о своей ненависти к ней и поехать рядом со мной?

Красный Бизон вытер щеки ладонями насухо.

— Ты хочешь, чтобы я был рядом с тобой? После всего, что я сделал?

Охотник сжал руку своего двоюродного брата.

— Я боюсь идти без тебя. Ее жизнь зависит от нас. Красный Бизон расправил плечи.

— Тогда я с тобой.

Охотник удовлетворенно кивнул.

— Снова, как раньше, мой брат, да? Красный Бизон резко поднялся на ноги.

— Да, твой брат. — Он сжал руку Охотника и посмотрел ему в лицо. Свежие слезы скатились по его лицу. — О моей ненависти… — Его рот задрожал. — Я не просто забуду о ней, я закопаю ее. Если понадобится, я умру за твою женщину.

Пришла очередь Охотника очищать глаза от слез.

— Я потерял слишком многих, брат. Не делай ничего boisa, чтобы доказать свою верность мне. Защищай ее, да. Но берегись ударов сзади, пока ты занят этим.

Где Охотник? Вопрос повторялся в голове Лоретты сотни раз с каждым проходящим днем. По мере того как они, сопровождаемые наемниками, все больше приближались к форту Белнап, беспокойство Лоретты усиливалось. Охотник не был мертв. Она знала это. Временами она была готова поклясться, что он только что проехал позади них, но когда она оглядывалась через плечо, там никого не оказывалось. В другие моменты она ощущала его взгляд на себе и поднимала голову, уверенная, что увидит его сидящим верхом на коне всего лишь на расстоянии нескольких футов от себя. Его там не оказывалось.

Чтобы избежать ужасных кошмаров нападения, которые продолжали мучить ее во сне, Лоретта лежала по ночам, бодрствуя рядом с Эми, глядя в усеянное звездами небо. От Эми Лоретта узнала подробности смерти Девушки Высокой Травы и скорбела о ней. Гибель Много Лошадей глубоко врезалась в память Лоретты, но он хоть прожил жизнь. Про Девушку Высокой Травы с ее нежными глазами и милой улыбкой этого нельзя было сказать. Лоретта молилась о том, чтобы ее душа попала в страну мертвых и обрела там покой. Она также молилась о Воине и его детях, чтобы Бог дал им силу продолжать жить без нее.

Пока она молилась, она прислушивалась к звукам и шорохам, которые подтвердили бы присутствие Охотника, а в том, что он был рядом, она не сомневалась. Она была уверена так, словно он сам сказал ей об этом, что Охотник наблюдает за нею. Она знала, что пока белые мужчины не причиняют ей и Эми никакого вреда, он удовлетворяется тем, что едет на расстоянии выстрела, наблюдая за ними издалека.

В последнюю ночь пути вера Лоретты в Охотника была вознаграждена. Когда все улеглись спать, поблизости раздался крик койота. Голос его повысился до скорбного призыва, который вызвал дрожь и заставил подняться волоски на задней стороне шеи. Она повернулась на бок, спиной к костру, чтобы иметь возможность смотреть в темноту. За пределами освещенного пространства шевельнулась тень. Койот снова закричал.

Теплота распространилась по ее телу. Как можно незаметнее она сцепила свои указательные пальцы в знак дружбы. Если Охотник был там, он увидел это и узнал, какую песню поет ее сердце.

Камень вдавился в живот Охотнику, но он не замечал этого. Прижимаясь плотнее к земле, он не отрываясь смотрел на светящийся костер и маленькую женщину, которая лежала, повернувшись в сторону леса. Мысленно он был рядом с нею, касался рукой ее щеки, шептал слова любви. Он жалел теперь, что не научил ее, как распознавать его крики в подражание различным животным, чтобы она знала, что он с нею, что находится рядом уже больше шести дней.

Охотник запрокинул голову и снова закричал. Звуки его криков устремились к небу, постепенно затихая. Когда он снова опустил взор, Лоретта улыбалась. Она сцепила пальцы, взор ее глаз был устремлен к тому месту, где он лежал. Она узнала его зов. Может быть, он научил ее такому, о чем сам не догадывался. Боль пронизала его, боль, такая острая и такая глубокая, что у него перехватило дыхание. Знак дружбы. Через несколько коротких дней ее сердце никогда не пропоет песню дружбы к нему.

97
{"b":"1507","o":1}