ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Джен, если это твой способ клеить парня, ты жутко отстала от жизни.

Дженни Блум усмехнулась и подошла поближе.

— Вижу, ты настоящий сердцеед. Ладно, поговорим о деле. Письма больше не приходили? Может, тебе нужна помощь? Так сказать, женский взгляд на вещи. Я к твоим услугам.

— Знаешь, все, что мне надо, — побольше свободного места. Серьезно. Но если я узнаю что-нибудь новое, сразу сообщу тебе.

Он резко развернулся и зашагал к своему офису.

— Сомневаюсь! — бросила она ему вдогонку.

— Правильно сомневаешься, — ответил он на ходу.

Такие мелкие стычки, пожалуй, даже шли ему на пользу — отвлекали от мрачных мыслей. Как только он отвернулся от Блум, в его голове завертелись прежние вопросы: «Почему я? С какой стати Безумная Мэри выбрала меня? А не Дженни Блум? Будет ли еще одно громкое убийство? Случится ли оно сегодня?»

И оно случилось.

Глава 24

Спокойный, ровный женский голос произнес:

— Служба «Девять-один-один». Говорите.

— Это Арнольд Гринер из «Лос-Анджелес таймс». Я хотел позвонить детективу Жанне Галетте, но мне… я не нашел номер. Извините. Я немного нервничаю. Не могу даже вспомнить, куда дел свой «Ролодекс».

— Сэр, это действительно срочный вызов? Вам нужна помощь?

— Конечно, срочный. Речь идет об убийстве. Я не знаю, когда это произошло и произошло ли вообще. Вам не звонили насчет Марти Лавенстайн-Белл?

— Сэр, мы не даем подобную информацию.

— Ладно. Пошлите кого-нибудь в дом Лавенстайн-Белл. Я думаю, ее убили. Почти уверен.

— Почему вы так думаете?

— Не имеет значения. Вы меня поняли? Говорю вам — совершено убийство.

— Какой адрес?

— Адрес? Господи, я не знаю адреса. Тело должно лежать в бассейне.

— Вы сейчас на месте?

— Нет, нет. Слушайте, это… Я не знаю, как вам объяснить. Вы слышали о Мэри Смит? Убийце голливудских звезд? Понимаете, о чем я говорю?

— Да, сэр. Кажется, понимаю. Назовите еще раз имя и фамилию.

— Лавенстайн-Белл. Марти. Ее мужа зовут Майкл Белл. Это вам поможет. Я не могу сказать точно, умерла она или нет. Просто мне пришло еще одно письмо. Я репортер из «Лос-Анджелес таймс», Арнольд Гринер. Детектив Галетта знает меня.

— Сэр, мне поступила срочная информация. Подождите минутку на телефоне.

— Нет, я не…

Глава 25

В 8.42 утра, как только дежурный принял вызов, оперативный отряд вместе с группой поддержки и машинами «скорой помощи» выехал к дому Лавенстайн-Белл.

В службу «911» один за другим поступили два звонка. Первый был из «Лос-Анджелес таймс», второй — из особняка Лавенстайн-Белл в Бель-Эйр.

На место прибыли офицеры Джефф Кэмпбелл и Патрик Бенеке. Кэмпбелл почти не сомневался, что речь идет о новом убийстве знаменитости. В полицию очень редко звонили из таких домов, да и дежурный говорил, что погибла только женщина. Хозяева особняка — люди из Голливуда. Это очень скверно.

У входа их ждала маленькая темноволосая женщина в платье горничной. В руках она теребила полотенце. Подъехав ближе, патрульные увидели, что женщина беспокойно ходит взад-вперед и заливается слезами.

— Великолепно, — буркнул Бенеке. — Какая-нибудь Кармелита, которая ни слова не говорит по-английски и будет лишь таращить глаза и вести себя как muy loco. [3]Только этого нам не хватало.

Кэмпбелл хорошо знал своего младшего напарника и не одобрял его расистского цинизма.

— Заткнись, Бенеке. Не хочу это слышать. Она просто испугана.

Как только они вышли из машины, горничная впала в истерику.

— Aqui, aqui! [4]— запричитала она, указывая в сторону дома. — Aqui, aqui!

Кэмпбелл приблизился к ультрасовременному особняку из стекла и камня, стоявшему высокого в горах Санта-Моники. Сквозь зеленоватое стекло холла виднелся задний дворик и простиравшийся за ним океан.

Что за чертовщина висит на входной двери? Что-то совершенно неуместное. Какая-то карточка или наклейка. Переводная картинка? С огромной буквой А.

Ему пришлось буквально оторвать от себя руку горничной.

— Мэм, прошу вас, успокойтесь. Unomomento, por favor. Como te llamas? [5]

Женщина как будто не услышала. Она так быстро затараторила по-испански, что он не понимал ни слова. Горничная указывала на особняк.

— Давай пойдем туда, — предложил Бенеке. — С ней мы только зря теряем время. Она живет vida loca. [6]

Подъехали еще две патрульных машины и «скорая помощь». Один санитар заговорил с женщиной по-испански и стал переводить.

— В бассейне, на заднем дворе, — сообщил он. — Больше там никого нет, насколько она знает.

— Она ни черта не знает, — усмехнулся Бенеке.

— Ладно, мы обойдем дом, — сказал Кэмпбелл.

Он вытащил из кобуры оружие и вместе с Бенеке стал огибать особняк с севера. Остальные полицейские двинулись с южной стороны, прямо через садовую ограду.

Когда они пробирались через густые заросли гортензии, Кэмпбелл почувствовал уже забытый прилив адреналина. Раньше вызовы по убийствам всегда действовали на него возбуждающе. Но в последнее время он не испытывал ничего, кроме легкого головокружения и слабости в ногах.

Он изо всех сил щурился, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь кусты. Судя по тому, что́ им говорили о недавних убийствах, вряд ли они могли наткнуться на преступника.

— Ты что-нибудь видишь? — шепотом спросил Кэмпбелл напарника, двадцатидевятилетнего ковбоя из Калифорнии и, как он часто думал, полного придурка.

— Ага, кучу цветов, — хмыкнул Бенеке. — Мы оказались здесь первыми. Какого черта ты пропустил их вперед?

Кэмпбелл едва удержался от резкого ответа.

— Смотри в оба и помалкивай, — пробормотал он. — Убийца может находиться здесь.

— Очень на это надеюсь, приятель.

Они выбрались на широкий дворик, вымощенный черным камнем. Почти все пространство занимал огромный водоем с темными стенками и дном. Вода струилась сквозь него сверху вниз, перехлестывая через край террасы.

— Вот она, — выдохнул Кэмпбелл.

Неестественно белое тело плавало в бассейне лицом вниз, широко раскинув руки. На женщине был желто-зеленый купальник. Длинные светлые волосы широко расплылись по поверхности воды.

Один из санитаров прыгнул в бассейн и с трудом перевернул тело. Он прижал палец к горлу жертвы, но Кэмпбелл уже догадался, что она мертва.

— Силы небесные! — воскликнул полицейский, невольно отведя взгляд.

Потом снова посмотрел на труп и задержал дыхание, стараясь успокоиться. Кто мог сотворить такое? Бедняге почти отрезали голову. Ее лицо превратилось в месиво из ран. Вода вокруг стала густо-розовой от крови.

Бенеке приблизился, чтобы разглядеть получше.

— Тут поработал тот же парень. Спорю на что угодно. Тот самый психованный маньяк.

Он наклонился, чтобы вытащить женщину из бассейна.

— Назад! — рявкнул Кэмпбелл. Он ткнул пальцем в санитара, стоявшего в воде: — И ты тоже. Выбирайся наверх. Немедленно.

Все уставились на него с хмурыми лицами, но никто не возражал. Если они «наследят» на месте преступления до приезда криминалистов, будет только хуже. Труп следовало оставить на месте.

— Эй! Эй, парни!

Кэмпбелл поднял голову и увидел еще одного офицера, Джерри Таунли, который кричал им из открытого окна.

— Полный кавардак. Поломанные картины, везде мусор и битое стекло. И вот еще что — компьютер включен, и на нем загружена почтовая программа. Похоже, кто-то недавно отправил из нее электронное письмо.

Глава 26

Кому: [email protected]

От кого: Мэри Смит

Кому: Марти Лавенстайн-Белл

Вчера вечером я наблюдала, как вы ужинаете — ты и пятеро твоих детей. Все такие миленькие и послушные. «Не спорьте с мамочкой!» Мне нравилось смотреть, как ты в последний раз обедаешь с детьми. С вашими стенами из идеально чистого стекла не было ничего проще.

Я даже различала изысканные блюда на тарелках — разумеется, приготовленные твоим личным поваром. Ты неплохо проводила время, и мне это нравилось. Я даже хотела, чтобы в свой последний вечер ты смаковала каждую минуту. И чтобы детям потом было что вспомнить. Знаешь, теперь я тоже буду часто вспоминать их.

Твои дети навсегда останутся со мной, Марти. Я никогда не забуду их симпатичные мордашки. Можешь мне поверить.

Какой у тебя чудесный и красивый дом, Марти! Именно такой должен быть у известного писателя и жены-режиссера. Кстати, я назвала их в правильном порядке? Кажется, да.

В дом я вошла поздно, когда ты укладывала детей. Ты снова оставила дверь во внутренний дворик открытой, и я этим воспользовалась. Извини, просто не могла устоять. Мне так хотелось посмотреть на дом твоими глазами, изнутри.

Но все-таки не понимаю — почему вы, богачи, так уверенно чувствуете себя в своих домах? Надо быть внимательным, иначе никакие замки не защитят вас. Внимание — вот чего тебе не хватало. Ты была слишком занята, чтобы быть матерью — или чтобы стать звездой?

Я слышала, как ты наверху воркуешь с детьми. Трогательно, честное слово. Жаль, ты не подозревала, что укрываешь их одеялом в последний раз.

Позже, когда все уснули, я поднялась в детскую и посмотрела на девочек, мирно сопевших в своих кроватках. Они были как маленькие ангелы, которым неведомы беды этого мира. Мне даже не надо было говорить им, что беспокоиться не о чем, — они и так это знали. А с тобой все наоборот. Я решила подождать до утра, чтобы побыть с тобой наедине, мадам режиссер.

Я рада, что подождала. Утром Майкл, твой муж, увез детей в школу. Наверное, была его очередь. Всем повезло, особенно ему. Он останется жить, и ты не увидишь его смерти. А ты окажешься в моих руках, и я сделаю с тобой то, о чем так долго мечтала.

Вот что случилось дальше, Марти.

Твой последний день начался как обычно. Ты сделала свою любимую фитнес-йогу и отправилась купаться. Как всегда, пятьдесят кругов. Хорошо иметь такой большой бассейн, особенно с подогревом. Я стояла и смотрела, как ты плаваешь в ослепительно голубой воде. Даже так, почти в упор, ты заметила меня далеко не сразу.

А когда это произошло, ты была уже вымотавшейся и усталой. Слишком усталой, чтобы закричать. Все, что ты смогла, — просто отвернуться. Но это не помешало мне выстрелить в тебя. А потом порезать твое красивое лицо на мелкие кусочки.

Знаешь, Марти, мне понравилось. Честное слово. Я начала находить вкус в этом «обезличивании».

А теперь я хочу задать тебе последний вопрос — тебе известно, почему ты умерла? Но понимаешь ли ты, что заслуживаешь смерти?

Сомневаюсь.

вернуться

3

Совершенно ненормальная (исп.).

вернуться

4

Сюда, сюда! (исп.)

вернуться

5

Минутку, пожалуйста. Как тебя зовут? (исп.)

вернуться

6

Безумной жизнью (исп.).

11
{"b":"150746","o":1}