ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 27

Но Рассказчик знал, что на самом деле все было не так.

Разумеется, он не собирался выкладывать «Лос-Анджелес таймс» и полиции правду. Он давал им лишь то, что они должны знать, чтобы составить нужную ему картину.

Отличная, первоклассная история — без ложной скромности. Мэри Смит! Боже всемогущий. Настоящая классика «ужаса», образец жанра.

Кстати, об историях — однажды он слышал забавный анекдот. Назовем его психопатическим тестом. Цель в том, чтобы определить, являетесь вы психопатом или нет. Кто пройдет тест, тот психопат. А история такая. На похоронах своей матери женщина встречает парня и влюбляется в него по уши. Но она не знает его имени, адреса и номера телефона. Через несколько дней женщина убивает свою сестру.

А теперь внимание — вопрос! Почему она убила сестру? Если ответите правильно, значит, мыслите как психопат.

Рассказчик, разумеется, ответил. Он-то сразу догадался. Женщина убила свою сестру, надеясь, что тот парень опять придет на похороны.

В любом случае после убийства Марти Лавенстайн-Белл он чувствовал себя на седьмом небе, но ему приходилось держать себя в руках, хотя бы внешне. Контроль прежде всего.

Рассказчик вернулся на работу.

С утра до вечера он околачивался в своем офисе в Пасадене и вел с коллегами беседы, которые наводили на него смертельную тоску, особенно теперь. Ему хотелось рассказать им все начистоту — про свою тайную жизнь, про то, как никто не может поймать его, какой он находчивый и умный, как замечательно и тонко он придумывает и осуществляет свои чудесные убийства.

Господи, до чего же они захватали, измусолили это слово! И то у них «убийственно», и это их «убивает». Но это дерьмо, полное дерьмо.

Все эти люди — сопляки. Они не знают, что такое настоящее убийство. А он знает.

И он знает кое-что еще — ему нравится убивать, нравится по-настоящему, даже больше, чем он ожидал. У него это здорово получается.

Ему захотелось вытащить пистолет и стрелять во всех подряд — разбегающихся, визжащих, кричащих от ужаса.

Но это лишь фантазия, невинная игра ума. Она не шла ни в какое сравнение с его подлинной историей, историей «Мэри», которая была намного лучше.

Глава 28

— Алекс, тебе так часто звонили из ФБР, что мне пришлось выключить автоответчик. Не понимаю, что это за люди!

Моя тетушка Тиа без умолку болтала за кухонным столом, с восторгом разглядывая пестрый шарф, который мы привезли ей из Калифорнии в благодарность за то, что она присматривала за нашим домом. Нана сидела рядом с ней и разгребала накопившуюся почту.

Наша кошка Рози слонялась по кухне и казалась сильно потолстевшей. Она умильно терлась о мои ноги, словно говоря: «Я по вас скучала, но рада, что вы вернулись. Тиа хорошо готовит».

Я тоже радовался возвращению. Думаю, и остальные тоже. После того как Кристин увезла Алекса в Сиэтл, наш отпуск фактически закончился — по крайней мере из него ушла вся радость. Мой разговор с бывшей женой получился напряженным. Мы оба так крепко держали себя в руках и так старались не сорваться, что под конец просто замолчали.

Кристин беспокоила меня всерьез — ее неуравновешенность и перепады настроения в последнее время становились заметнее. Я с трудом мог представить, как она ведет себя с маленьким Алексом, когда меня нет рядом. Сам Алекс никогда не жаловался, но дети редко говорят о таких вещах.

Теперь, сидя в своей кухне в Вашингтоне, я чувствовал себя так, словно вообще никуда не уезжал. Сегодня четверг. Я дал себе слово не думать о работе до конца недели, но моя решимость продержалась не дольше пяти минут.

По старой привычке я поднялся в мансарду и прошел в свой кабинет. Бросив почту на стол, машинально нажал кнопку, включавшую автоответчик.

Это была ошибка. Страшная ошибка.

Меня ждало девять новых сообщений.

Первое было от Тони Вудса из ФБР.

«Привет, Алекс. Я пытался дозвониться тебе на пейджер, но безуспешно. Будь добр, позвони мне в офис Бернса, как только сможешь. И извинись за меня перед своей домохозяйкой. Боюсь, она решила, что я тебя преследую. Наверное, потому, что так оно и есть. Позвони».

Я усмехнулся шутке Вудса и перешел к его второму сообщению.

«Алекс, это снова Тони Вудс. Пожалуйста, не затягивай со звонком. В калифорнийском деле появилось нечто новое. Кажется, ситуация все больше выходит из-под контроля. „Лос-Анджелес таймс“ рассказала о письмах Мэри Смит. В городе паника. Позвони мне. Это важно, Алекс».

Тони был слишком осторожен, чтобы выкладывать конкретные детали на мой автоответчик. Он нарочно напускал туману, пытаясь меня заинтриговать.

Ему это удалось.

Глава 29

Я не сомневался, что последняя жертва была еще одной многодетной матерью из Голливуда, но меня так и подмывало расспросить про все подробности. Изменился ли метод у Мэри Смит? И что там насчет писем в «Таймс»? Теленовости и Интернет давали лишь половину правды.

Если я позвоню, то узнаю больше.

Нет, напомнил я себе. Никакой работы до конца недели. Никаких убийств. Никакой Мэри Смит.

Автоответчик опять запищал, и я услышал голос Рона Бернса. Как всегда, он говорил коротко и по делу.

«Алекс, я связался с Фрэдом ван Олсбургом из Лос-Анджелеса. На его счет можешь не волноваться, но я хочу задать тебе несколько вопросов. Это важно. Кстати, с возвращением в Вашингтон».

Следующий звонок — и снова Рон Бернс, тем же ровным и спокойным тоном.

«Алекс, у нас совещание на следующей неделе, и я не хочу, чтобы ты опоздал. Позвони мне домой в эти выходные. И еще — хорошо бы, чтобы ты поговорил с детективом Галеттой. У нее есть информация, которую тебе следует знать. Если ты не записал ее телефон, позвони Тони, он в курсе».

Намек ясен. Рон Бернс уже не просил меня заняться делом Мэри Смит. Он мне приказывал. Господи, как я устал от кошмарных преступлений — они обрушивались на меня сплошным потоком, одно за другим. По оценкам ФБР, на сегодняшний день в стране действовало свыше трехсот серийных убийц. И что, я должен всех ловить?

Я нажал на «паузу», чтобы поразмыслить и решить, как мне поступить дальше. Сначала я подумал о Мэри Смит. Это имя упрямо лезло ко мне в голову. Оно задевало мое любопытство, интеллект и даже самолюбие. Женщина-маньяк — как это возможно? Убивать других женщин? Матерей?

Но зачем? Разве женщина на такое способна? Я просто не мог представить ничего подобного.

Кроме того, меня интересовало, получил ли Арнольд Гринер новое письмо. Какую роль Гринер и «Лос-Анджелес таймс» играли в этом деле? Выбрала ли Мэри Смит свою следующую жертву? Что ею движет? Наконец цепочка размышлений привела меня к неутешительному выводу. В Лос-Анджелесе должна погибнуть еще одна невинная женщина и мать. После нее останутся безутешный муж и дети. Ситуация задевала меня лично, и Бернс прекрасно понимал это. Мой босс знал, что делает.

Несколько лет назад моя жена Мария погибла в дорожной перестрелке. Она умерла на моих руках. Никого не поймали и не осудили. Я провалил свое главное дело. Все получилось совершенно дико и нелепо. А теперь эти жуткие убийства в Лос-Анджелесе. Мэри Смит била по моим больным местам, как в личном, так и в профессиональном смысле, — и не надо быть доктором психологии, чтобы это понимать.

Ладно, почему бы мне не войти в курс дела? Бернс прав — иначе в понедельник я буду выглядеть по-дурацки.

«Проклятие, Алекс, ты поддаешься!»

Когда я взял трубку, оказалось, что на линии уже разговаривает Деймон.

— Да, я тоже по тебе скучал. Постоянно думал о тебе. Честное слово, каждую минуту.

В ответ послышался девичий смех.

— А ты привез мне что-нибудь из Калифорнии? Например, ушки Микки-Мауса? Или что-нибудь еще?

Я заставил себя тихо повесить трубку.

«Я тоже по тебе скучал»? Что это за девчонка? И с каких это пор у сына завелись секреты? Я-то был уверен, что когда у него появится девушка, он сразу мне об этом расскажет. Но теперь иллюзии рассеялись в прах. Впрочем, когда-то мне тоже было тринадцать лет. О чем я думал?

12
{"b":"150746","o":1}