ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Эксперт по слухам? — рассмеялся Пейдж. — Хорошо, попробую из него что-нибудь вытянуть. Вдруг удастся заставить его говорить о чем-нибудь, кроме самого себя.

— Кто был третьей жертвой? Мария Александер?

— Да. Скверная история. Она работала горничной в отеле. Училась в университете. Мы считаем, что Мэри проникла в номер с помощью ее ключа.

— Да, и еще одно, — добавил я. — Если кто-нибудь спросит, ты меня не видел и не знаешь, где я.

Пейдж помолчал.

— Я не стану врать, если меня спросят, но сам навязываться не стану. К тому же я уже ухожу из офиса.

— Хорошо. Кстати, ты отлично работаешь.

— Для бывшего серфингиста?

— В точку, парень.

Глава 62

Я нашел отель «Рамада плаза» по справочнику и, подъехав к нему, специально оставил свой сотовый в машине. Сейчас мне были ни к чему лишние звонки из ФБР, даже если бы со мной хотел связаться сам директор.

Пустынный вестибюль отеля, выдержанный в стиле арт деко, встретил меня гулким эхом. Несколько унылых пальм свешивали высохшие листья на шоколадные диванчики с кожаной обивкой. В вестибюле никого не было, если не считать двух пожилых женщин, стоявших возле стойки.

Не знаю, кто занимался этим делом, — я надеялся, что детектив Галетта, — но организация оказалась на высшем уровне. Не будь пары офицеров, торчавших возле лифта, никто бы не догадался, что этажом выше проходит полицейская спецоперация. Я взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

В коридоре второго этажа кишмя кишели полицейские. Некоторые были в перчатках, белых бахилах и специальной униформе с логотипом оперативного отдела. Вид у всех мрачный и натянутый.

Меня остановил один из копов. Судя по жетону, его фамилия была Зандхаузен. Я на ходу махнул ему удостоверением и двинулся дальше.

— Эй! — крикнул он мне в спину.

— Сам ты «эй», — буркнул я.

Дверь в номере 223 была распахнута. Снаружи на створке пестрели детские наклейки, визитные карточки Мэри Смит: две с крылатыми феями и одна с единорогом. На двух я заметил букву А, на третьей — Б. Рядом с номером стояла тележка горничной.

— Детектив Галетта здесь? — спросил я у женщины-полицейского, проскочившей мимо меня по коридору. В толпе роившихся вокруг людей было трудно что-либо разобрать.

Она бросила на меня раздраженный взгляд:

— Наверное, она внизу.

— Ну так найдите ее! — рявкнул я наконец, потеряв терпение. — Скажите, что ее ищет Алекс Кросс. Я буду здесь.

Перед тем как войти в номер, я глубоко вздохнул. Когда осматриваешь место преступления, надо немного отстраниться, и у меня это давно вошло в привычку. Но и перегибать палку тоже не стоит. Нельзя забывать, что перед тобой не просто жертвы или трупы, а люди. Когда я перестану это чувствовать, мне придется искать себе другую работу. Или уже пора?

То, что я увидел в номере отеля, вполне соответствовало моим представлениям о жестокости Мэри Смит.

Но была и парочка сюрпризов, которых я не ожидал.

Глава 63

Ванная комната напоминала ночной кошмар.

Мария Александер, девятнадцатилетняя горничная отеля, лежала на спине под душем, неестественно откинув голову. На шее зияла глубокая дыра от выстрела, которым преступник буквально заткнул ей горло. По кудрявым черным волосам струилась кровь. Судя по всему, девушке перерезали сонную артерию — это объясняло кровавые брызги на стенах и потолке.

Нога горничной свисала к кафельному полу, где лежала связка ключей. Скорее всего Мэри Смит наставила пистолет на Марию, заставила открыть дверь номера, потом отвела в ванную комнату и застрелила.

В тот момент Сьюзен Картулис и мистер Конвер, вероятно, находились в спальне, отделенной от ванной комнаты маленьким коридорчиком. Кто-нибудь, возможно, Конвер, пошел посмотреть, что происходит. Пятна крови на ковре свидетельствовали о том, что Мэри Смит встретила Конвера на полпути.

Но потом его тело перетащили обратно в спальню и уложили на кровать вместе со Сьюзен Картулис. Теперь любовники покоились рядом, вытянувшись на чистых простынях.

Оба были абсолютно голыми — еще одна новость от Мэри Смит; впрочем, они могли раздеться еще до того, как она оказалась в номере.

С помощью двух наволочек преступник с каким-то ироническим целомудрием задрапировал их наготу, закрыв грудь Сьюзен и бедра обеих жертв.

Да, жуткое убийство! Не знаю, как других, а меня просто мороз продирал по коже.

Я заметил странную деталь. Кровать была тщательно застелена. Конечно, Картулис и Конвер могли заниматься любовью и не в постели, но напитки и обертка от презерватива на ночном столике доказывали обратное.

Неужели Мэри Смит заправила кровать после того, как убила троих человек? Если так, она неплохо справилась. В свое время Нана научила меня отличать аккуратно сложенный «уголок» от «уголка» халтурного. Мэри Смит тоже понимала эту разницу.

Безупречно убранная постель была мокрой от крови. Сьюзен Картулис буквально плавала в красной луже. Обе жертвы получили по пуле в голову, но лицо женщины вдобавок зверски изрезали ножом — в обычной манере Мэри Смит и в полном соответствии с письмом. Если на лице Конвера застыло выражение предсмертного ужаса, то Картулис осталась без лица: на его месте зияла сплошная рана.

Это напомнило мне об убийствах возле дома Антонии Шифман — продуманных и неряшливых одновременно.

Один преступник и два разных способа расправы. Что, черт возьми, творится в голове этой женщины? О чем она хочет нам сказать?

Но самый тревожный сигнал я получил напоследок. На столе у кровати лежал желтый кожаный бумажник с водительскими правами и кредитной картой Сьюзен Картулис. В нем я обнаружил несколько свободных мест. Вид пустых отсеков заставил меня похолодеть.

— Проклятие, — пробормотал я. — Фотографии.

Один из полицейских обернулся:

— В чем дело? Вы что-нибудь нашли?

— Вам известно, где сейчас муж Сьюзен Картулис? — спросил я.

— Кажется, он в самолете, возвращается домой из Флориды. А что?

— Надо выяснить, хранила ли она в своем бумажнике семейные фото.

Вопрос чисто формальный: я уже знал ответ. В прошлый раз Мэри Смит тоже интересовалась семейными снимками. Если раньше ей было достаточно оставить детей без родителей, теперь она стремилась украсть или уничтожить их фотографии. Ее действия становились непредсказуемыми, а послания — смелыми и уверенными.

Мэри Смит продолжала катиться по склону, и я не знал, где она окажется в конце концов. И что это значит для меня.

Если мы не поймаем ее раньше, чем она примется за детей, вряд ли я смогу простить себе это. А я боялся, что дело идет именно к этому.

Глава 64

— Можно вас на минутку, доктор Кросс? Нам надо поговорить.

Я поднял голову и увидел в дверях Жанну Галетту. У нее был утомленный вид, за последние дни она осунулась и похудела так, словно потеряла килограммов десять. Мы вышли в коридор.

— В чем дело? Опять что-нибудь стряслось?

— Наверное, не следует придавать этому большое значение, — произнесла она тихим и усталым тоном, — но одна женщина видела, как с парковки отеля быстро выезжал синий «шевроле». Это было около двух часов. Больше она ничего не заметила. Я хочу, чтобы вы допросили ее, а затем мы сравним наши выводы и решим, как поступить дальше.

Со стороны Галетты это был мудрый ход. Разумеется, она подумала то же, что и я: когда в 2002 году ловили Вашингтонского Снайпера, у полиции ушла уйма времени на массовые розыски белого фургона с черными буквами, который потом оказался ни при чем. С точки зрения следствия и пиара это был полный провал, и лос-анджелесские копы не собирались во второй раз наступать на те же грабли.

— Вы можете сделать это прямо сейчас? Чем быстрее мы начнем действовать, тем лучше.

Мне не хотелось уходить с места преступления. Здесь оставалось много работы. Не будь у Галетты такой измученный вид, я бы ответил «нет».

28
{"b":"150746","o":1}