ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что скажешь?

В последнее время я все чаще интересовался его мнением, что можно расценить как знак растущего доверия.

— Гринер и Вашингтон только переехали, — проговорил Пейдж, заглянув в свой блокнот. — Три дня назад. До этого Арнольд Гринер изменил всю контактную информацию, так что Мэри Смит пришлось за ним побегать. Хотя Гринер не подходит под профиль жертвы, он всегда был замешан в этом деле. Мэри с него начала и, вероятно, им же и закончит. Может, это что-то вроде завершающего штриха. Точка в конце рассказа.

— Сомневаюсь, — буркнул Филдинг, даже не взглянув на Пейджа. — В ее убийствах слишком много злобы и ярости. Вы когда-нибудь смотрели «Проклятие»? Впрочем, не важно. Забудьте то, что я сказал.

— Как насчет синего «шевроле»? — спросил я. — Есть какие-нибудь новости?

До сегодняшнего дня полиция не продвинулась с машиной ни на шаг, что довольно странно, учитывая срочность дела.

Филдинг вытащил носовой платок, снял очки и стал протирать стекла.

— Пока нет, — ответил он наконец. — Но раз уж вы об этом заговорили, хочу прояснить одну вещь. Я не детектив Галетта. Я ее начальник и не намерен советоваться с вами по каждой мелочи. Если ФБР хочет провести официальное расследование, пусть сделает запрос. Ситуация такая, что меня это даже обрадует. А пока занимайтесь своей работой и не пытайтесь завалить мое расследование, как это произошло с Галеттой. Надеюсь, вы меня поняли.

Типичный случай профессиональной солидарности. Не задав мне ни одного вопроса, Филдинг решил, что я виноват в отставке Жанны. Я уже сталкивался с подобным, однако мириться с этим не собирался.

— Маленький совет, — заметил я. — Прежде чем разбрасываться обвинениями, постарайтесь разобраться, что к чему. Иначе вы сильно затрудните себе работу.

— Вряд ли это возможно, — сухо возразил детектив. — Мы все обсудили. Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, вы знаете, где меня найти. А если пожелаете поделиться полезной информацией — тем более.

— Ясно.

Когда он уходил, мне хотелось отвесить ему крепкий подзатыльник. Это был бы хороший способ разрядить атмосферу.

— Вы здорово держались, — улыбнулся Пейдж. — Коммуникабельность, общительность, обаяние. Полный набор.

— Да, я такой белый и пушистый.

Я решил не зацикливаться на стычке и снова приступил к работе. Если наши отношения с полицией испортятся, придется полагаться лишь на самих себя. Пейдж меня ни о чем не спрашивал, но я сам привлек его к осмотру места преступления. Мы начали с трупов и стали двигаться по расходящимся кругам, так же как и любая опергруппа, но гораздо медленнее.

Мы тщательно осмотрели квартиру, потом перешли в коридор, на черную и парадную лестницы и наконец на площадку вокруг дома. Я удивлялся терпению Пейджа — или в этом возрасте они все такие старательные? В любом случае он неплохо справился с задачей. Трудился на полную катушку.

Мы были на улице, когда нам пришло сообщение из электронной службы ФБР. В пять тридцать утра в почтовом ящике Арнольда Гринера появилось письмо.

Мэри Смит отправила его сразу после того, как убила адресата.

Глава 73

Кому: [email protected]

От кого: Мэри Смит

Кому: Арнольду Гринеру

Угадай, как я тебя нашла. Просто проследила за тобой до дома после ужина с друзьями, когда вы сидели в той забегаловке «Асья де Куба» на бульваре Сансет. Ты оставил машину возле дома и поднялся по черной лестнице. Что, приятель, задыхаешься после первого же этажа? Значит, у тебя плохо со здоровьем. Да и со временем, пожалуй, тоже.

Я терпеливо ждала снаружи, пока ты не включил свет, а потом поднялась наверх. Знаешь, в тот момент я совершенно не боялась, по крайней мере не так, как раньше. Обычно пистолет кажется мне неестественно тяжелым и громоздким. А теперь я почти не замечала его в руке.

Почему ты не поставил на двери внутреннюю задвижку? Наверное, собирался, но не успел после переезда? А может, чувствовал себя в большей безопасности на новом месте и подумал, что это не важно? Ты абсолютно прав. Теперь это не важно.

Когда я вошла, в кухне было темно, а в гостиной горел свет и работал телевизор. На полке рядом с раковиной лежал разделочный нож, но я до него даже не дотронулась. У меня был свой — конечно, ты уже об этом знаешь, если читал мои письма.

Я стояла в кухне — долго, очень долго, слушая тебя и твоего товарища. Я не могла разобрать, о чем вы говорили, но мне нравились ваши голоса. А еще мне нравилось думать, что я последняя, кто их слышит.

Вдруг у меня опять сдали нервы. Совсем немного, но я сознавала, что дальше будет хуже. Я могла бы в ту же минуту выйти из квартиры, и ты бы не догадался, что я находилась рядом.

Ты похож на всех остальных. Никто не замечает моего присутствия, до самого последнего момента. Я женщина-невидимка. Впрочем, нас много.

Когда я ворвалась в гостиную, вы оба вскочили с места. Увидели пистолет и обомлели. Я чуть не спросила, понимаешь ли ты, почему я пришла — почему ты заслуживаешь смерти, — но испугалась, что не сумею довести дело до конца, если сделаю что-нибудь неправильно.

Я спустила курок, и ты упал на спину. Твой товарищ закричал и попытался сбежать. Уж не знаю, как он собирался скрыться.

Я убила его наповал. Вы оба умерли как мухи. Ты даже не пытался бороться за свою жизнь. Грязный маленький вонючка.

Прощай, Арнольд. Ты ушел, и все закончилось. Знаешь, тебя уже забыли.

Глава 74

Рассказчик знал, что пора остановиться. Так ему подсказывала интуиция; кроме того, это было частью плана — хорошего плана. И все-таки очень жаль. Только-только у него что-то начало получаться, а ведь он уже почти забыл, как это здорово.

Впрочем, Рассказчик получил то, что хотел. По всем каналам, во всех газетах звучали поздравления и похвалы. Особенно в «Лос-Анджелес таймс», где этого придурка Арнольда Гринера превратили в мученика и святого. Все сразу узнавали руку мастера — хотя никто не знал, как это хорошо на самом деле.

Ему хотелось устроить себе праздник, но как это сделать, если никому нельзя сказать? Он попытался в Ванкувере, и вон что получилось. Пришлось убить свою подругу — ну, не подругу, а так, приятельницу, девчонку, с которой он спал.

Так как насчет праздника? Арнольд Гринер умер — когда он об этом думал, то не мог удержаться от смеха. Да, забавно получилось, особенно если учесть все тонкости — как Гринер читал его послания, передавал их полиции, а потом получил свое письмо. В жизни все вышло по-иному, не так, как он написал в последнем сообщении. Этот ублюдок стал молить о пощаде, осознав, кто и зачем пришел, поэтому и убивать его было приятнее. Естественно, Рассказчик сделал это не сразу. Вся сцена заняла почти час, и он смаковал каждое мгновение.

Но все-таки что теперь?

Хорошо бы устроить вечеринку, но у него нет гостей. Э-хе-хе, совсем никого. Рассказчик вдруг сообразил, что́ ему нужно. В любом случае он сейчас в Уэствуде, так почему бы ему не припарковать машину и не отправиться в старенький «Театр Брюин», где показывали «Конкурента»? С Томом Крузом, Господи помилуй.

Он решил сходить в кино.

Ему захотелось посидеть вместе со своими и посмотреть на Тома Круза, притворяясь скверным, очень скверным парнем, который не знает жалости и угрызений совести.

«Ах, Том, как мне страшно!»

Глава 75

— Тебе звонил мистер Траскотт. Сказал, что хочет взять у тебя интервью. Говорил, что это важно. Он может приехать прямо домой, если ты не против. Спрашивал, получил ли ты его записки о женщинах-убийцах.

Я нахмурился и потряс головой:

— Забудь о Траскотте. Что еще случилось в мое отсутствие?

— Деймон сообщил тебе, что расстался со своей подружкой? — невозмутимо спросила Нана. — Ты вообще знал, что у него была девушка?

32
{"b":"150746","o":1}