ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэри Вагнер крупным планом.

Вблизи стало заметно, что в ее темных волосах, собранных на затылке в старомодный узел, пробивается седина. Лицо круглое, невыразительное и отчужденное, словно ее мысли витали где-то далеко.

Агент с заднего ряда произнес:

— Внешность неброская.

И он был прав. Никогда не заметишь эту женщину на улице.

Она почти невидимка.

Глава 86

В тот же день около семи вечера я припарковал свою машину в квартале от дома, где жила Мэри Вагнер. Наша зацепка вполне могла «выстрелить», и мы это понимали. Слава Богу, пресса еще ничего не пронюхала.

Вторая группа обошла дом сзади, а третья следовала за подозреваемой, которая возвращалась с работы в отеле «Беверли-Хиллз». Агенты сообщили, что она заехала в бакалейную лавку и вот-вот появится у нас.

Через пару минут на улице показался синий автомобиль и, дымя выхлопной трубой, подъехал к зданию. Мэри Вагнер достала из багажника два больших пластиковых пакета и вошла в подъезд. Судя по всему, она была сильной женщиной. Мне показалось, что она бормочет что-то себе под нос.

Как только подозреваемая исчезла в доме, мы подобрались поближе.

Моим напарником в этот вечер был Мэнни Баркер, агент примерно моих лет. Он пользовался хорошей репутацией, но на все мои попытки поддерживать вежливую беседу отвечал лишь односложным хмыканьем, которое скоро перешло в молчание. Поэтому мы просто торчали в машине и наблюдали за погружавшейся в сумерки улицей.

Бунгало, которое снимала Мэри Вагнер, выглядело невзрачно даже по меркам этого небогатого района. Ворот на сетчатой ограде не было. Заросшая травой лужайка почти поглотила остатки кирпичного бордюрчика у мощеной дорожки. Прилегающая территория была чуть шире самого здания, в ней хватало места только для подъездной аллеи с южной стороны. Поворачивая к дому, «шевроле» Вагнер едва не задел за стену соседнего участка.

Джереми Килборн, сообщивший о синем «шевроле», жил рядом и владел обоими домами. Он рассказал, что бунгало Вагнер раньше принадлежало его матери, но она умерла четырнадцать месяцев назад. Вскоре после этого его сняла Мэри Вагнер и с тех пор исправно платила деньги за аренду. Килборн считал ее слегка чокнутой, но вполне дружелюбной и говорил, что она держится особняком.

Самого Килборна дома не было. Он уехал с семьей к родственникам, выжидая, пока полиция разберется с его жилицей.

Вечером на улице стало тихо и пустынно. Мэри Вагнер включила свет и, судя по всему, устроилась на ночь. Мне невольно подумалось — в тихом омуте…

Я достал фонарик и, открыв бумажник, украдкой посветил на снимки Деймона, Дженни и маленького Алекса, пытаясь представить, чем они теперь занимаются. К счастью, в машине было достаточно темно, чтобы скрыть идиотскую улыбку на моем лице.

Следующие несколько часов прошли в созерцании безмятежного дома Мэри Вагнер и изучении материалов дела, которые я разложил у себя на коленях. Я просматривал их от скуки. Все, что мне следовало знать о Мэри Смит, уже отложилось у меня в голове.

Потом я что-то заметил, вернее, кого-то, — и не поверил своим глазам.

— О нет! — простонал я. — Только не это!

Бедняга Мэнни Баркер чуть не подскочил на месте.

Глава 87

— Эй, Траскотт! Назад! Я сказал — назад!

Я выскочил из машины, увидев, как журналист и его фотограф приближаются к дому Мэри Вагнер. Какого дьявола они приехали?

Когда мы находились примерно на одном расстоянии от бунгало, Траскотт вдруг со всех ног рванул к подъезду. Я сделал то же самое — намного быстрее репортера и быстрее, чем он ожидал. Он не оставил мне выбора, и я свалил его в нескольких шагах от двери. Удар пришелся в поясницу, и Траскотт шлепнулся на землю, застонав от боли.

Последний момент мне даже понравился — у меня давно чесались руки. Но в остальном мы сели в лужу. Мэри Вагнер наверняка нас слышала, сейчас она выйдет посмотреть, что случилось, и мы «засветимся». Наша операция провалится.

Схватив репортера за ноги, я оттащил его подальше от дома.

— У меня есть право находиться здесь. Я подам на вас в суд, Кросс!

— Отлично, подавайте.

Поскольку Траскотт начал на меня орать, а фотограф продолжала щелкать камерой, я взял его в «клещи» и поволок по улице.

— Отпустите меня! Вы не имеете права!

— Убери ее! И отними камеру! — крикнул я подоспевшему на помощь агенту.

— Я засужу тебя ко всем чертям! Тебя и все ваше Бюро!

Траскотт вопил, пока мы втроем тащили его за ближайший угол. Потом я надел на него наручники и втолкнул в автомобиль.

— Увези его отсюда! — велел я агенту. — И фотографа тоже. — Я заглянул к журналисту на заднее сиденье: — Можешь подать на меня в суд, если хочешь. Ты арестован за помехи следствию. А теперь уберите этого придурка к чертовой матери!

Через несколько минут на улочке снова воцарилась тишина.

Честно говоря, меня очень удивило, как Мэри Вагнер — незаурядный преступник, подозреваемый в изощренных и продуманных убийствах, — ухитрилась не заметить нашей стычки.

Глава 88

В эту ночь Мэри Вагнер спала гораздо лучше нас. Джеймса Траскотта увезли в тюрьму, но я не сомневался, что утром репортера выпустят. Его журнал уже подал жалобу. Впрочем, Траскотт мало что пропустил. К четырем часам утра, когда нас сменила другая группа, новостей по-прежнему не было.

У меня как раз хватило времени, чтобы поспать пару часов, принять душ и опять вернуться в строй.

В начале восьмого я уже был в отеле «Беверли-Хиллз». Смена Мэри Вагнер начиналась в семь тридцать. Ситуация становилась все более сложной и причудливой.

Роскошный отель — голливудская достопримечательность в розовых тонах — почти целиком прятался за высокими пальмами на бульваре Сансет. Внутри все тоже было розовым, включая просторный вестибюль, по стенам на цветных обоях цвели пальмовые листья.

Начальник местной службы безопасности, Эндрю Перкинс, сидел в своем кабинете на нижнем этаже. Я специально выбрал его для контактов с администрацией отеля. Когда-то Перкинс работал в ФБР.

Я вошел и увидел на его столе два экземпляра досье на Мэри Вагнер.

— Не женщина, а образцовый служащий, — сообщил он. — Приходит всегда вовремя, трудится на совесть. С людьми почти не общается — просто делает то, что нужно, и уходит. Практически это все, что мне известно. Но я могу поспрашивать людей. Хотите, я этим займусь?

— Нет, спасибо. Как насчет ее прошлого? Есть что-нибудь любопытное?

Он достал заявление Вагнер о приеме на работу и несколько своих заметок.

— Она устроилась к нам восемь месяцев назад. Судя по бумагам, раньше трудилась в отеле «Марриотт». Но когда я попытался навести справки, оказалось, что все указанные телефоны не работают или там никто не отвечает. Номер ее социального страхования подделан. У горничных и носильщиков это не редкость.

— Кто-нибудь может подтвердить, что она никуда не отлучалась во время своих смен? — спросил я.

Перкинс покачал головой:

— Только рабочий журнал. — Он снова заглянул в свои заметки. — У нее хорошие отношения с начальством, а это было бы невозможно, если бы она часто отлынивала от службы. Отзывы о ней положительные. Она отлично справляется со своими обязанностями. Мэри Вагнер считается одним из лучших работников отеля.

Глава 89

Перкинс дал мне воспользоваться его факсом, чтобы отправить в ФБР графики работы Мэри Вагнер для сопоставления с собранными нами сведениями. Затем он снабдил меня рабочей формой техника отеля и нагрудной табличкой с именем «Билл».

Билл спустился в подвал и устроился недалеко от грузовой площадки, где горничные получали нужные инструменты и чистящие средства. Ровно в семь тридцать появилась новая смена.

Я увидел группу женщин, одетых в одинаковую розовую униформу. Мэри Вагнер выделялась среди них высоким ростом. Про таких говорят — «с широкой костью». К тому же она была единственной белой из всей обслуги.

37
{"b":"150746","o":1}