ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Боюсь, что да.

По словам констебля Кларк, с покрывалом дело обстояло еще занятнее. Теперь они точно знали, что это штора, сшитая на заказ, и дорогая. Это давало шанс найти место, где ее покупали. Рисунок был очень необычный – большие завитки зеленого, красного и синего шелка.

Билл вспомнил ту ужасную комнату. Запах спермы, пота, грязи и эти мерзкие дерьмовые занавески на окнах, плотно задернутые, чтобы скрыть происходящее внутри.

– Материал французский, – говорила Дженис, – мы даже знаем фамилию изготовителя. – Она едва не улыбалась. – Магазинчик на Рю Сен-Жорж возле собора Сакре-Кёр, где продают эксклюзивные ткани. Ее купили либо уже здесь, либо в Париже. В любом случае это можно выяснить, сэр.

Билл был доволен.

– Свяжитесь лучше с прокурором, пусть даст разрешение изъять данные на эту штору, если кто-нибудь ее узнает.

– Уже готово, сэр, – торжествующе объявила Дженис.

Похоже, корабль вполне мог следовать своим курсом и без капитана.

– Как семинар? – поинтересовалась она.

– Мрак.

Она так и подумала, поговорив с констеблем Макфайл, сказала Дженис. Та, очевидно, сразу после семинара помчалась домой повидать свою маленькую дочурку.

– Да. Я ее понимаю, – согласился Билл.

Говорят, что когда у полицейского не остается сочувствия к людям, ему пора на пенсию. Интересно, каков необходимый уровень сочувствия? Это все равно что у врачей. Нельзя слишком жалеть больных, нельзя выносить эту жалость за пределы больницы. Ему удалось уцелеть, работая в полиции. Он до сих пор был способен смеяться над трудностями. Нужно сохранять чувство юмора, иначе ты сойдешь с ума, как те субъекты, которых ты ловишь и сажаешь за решетку.

Но вот в последний раз чувство юмора ему изменило. Это убийство он принял чересчур близко к сердцу. И у Роны было такое выражение, когда он говорил ей о родимом пятне на ноге мальчика, что ему стало не по себе. Такое же выражение было и у молодой женщины-констебля во время семинара: затравленное, виноватое, отчаянное, как будто Божий мир был слишком ужасным местом для жизни.

Когда он вошел в лабораторию, Рона работала за столом. Обычно она собирала волосы сзади, но сегодня они были распущены и делали ее похожей скорее на юную студентку, чем на опытного эксперта, каковым на самом деле она была. Говоря о родимом пятне, он, конечно, не скрывал своей радости, потому что верил, что это важная зацепка, которая поможет им установить личность мальчика. Но на лице Роны появилось смятение. Не он один принял случившееся близко к сердцу.

Зазвонил телефон. Это был Максвин.

– Вы просили позвонить насчет стаканов.

– Ммм…

– Судя по отпечаткам пальцев, один стакан использовал убитый мальчик, второй – неизвестный.

– Хорошо.

– И еще, сэр…

– Что?

– Они пили хорошее виски, сэр. «Биг Ти» называется. Завод «Томатин Дистиллери», Инвернессшир.

Мало того, что парень умер на дизайнерской занавеске, так перед смертью он еще и заправился по высшему классу.

Билл посмотрел на часы. Сегодня ему было велено не опаздывать. Маргарет договорилась с Хелен Коннелли и ее мужем поужинать в ресторане. Билл скорчил гримасу. И как только такую славную женщину угораздило выйти замуж за этого типа!

– Интересно, что он выкинет вечером, – пробормотал он.

На выходе его перехватила Дженис.

Его предположение подтвердилось, сообщила она. Убитый был студентом. Джеймс Фентон. Изучал программирование в университете Глазго. Студенты и сотрудники факультета опознали его по фотографии.

– Они сказали констеблю, что последние несколько дней он не выходил в сеть, сэр. Очевидно, до того он часто это делал Проводил много времени в Интернете.

– Вот это да! А родителей нашли?

– Мать, сэр. Они в разводе. Парень живет, жил то есть, с матерью, когда приезжал домой. Мы позвонили в полицию Манчестера. Ее, должно быть, уже оповестили.

– Значит, родимое пятно нам без надобности?

– Простите, сэр?

– Да нет, ничего, Дженис.

Теперь мальчик приобрел реальные черты. Теперь у него есть имя, занятие, адрес и мать.

Придется вызывать сюда его родительницу, – соображал Билл, – на опознание. Ну и дельце им предстоит! Что за жизнь. А еще этот Джим Коннелли сегодня вечером.

Когда он пришел домой, Маргарет была уже одета для выхода. Она сначала посмотрела на кухонные часы, а потом одним взглядом отправила его прямо в душ. Потом она, должно быть, немного смягчилась, потому что, выйдя из ванной, он приметил возле раковины стакан виски. Он понес стакан в спальню, где его ждала разложенная на кровати одежда.

Одеваясь, он слышал, как Маргарет отдает последние указания кому-то из детей, тому, кто оставался вечером дома. В ответ раздался протяжный звук, напоминающий стон. По-видимому, ее речь пришлась слушателю не по вкусу. Она вошла в тот момент, когда он заканчивал повязывать галстук.

– Готов?

Он кивнул.

– Я тоже. Джим и Хелен приедут за нами с минуты на минуту.

Он недоуменно поднял брови, но она пока была не в настроении шутить.

– Скажи спасибо, что тебе не придется вести машину, – ответила она. – По крайней мере, сможешь хоть раз выпить и расслабиться.

Когда они шли по садовой дорожке к калитке, подъехала машина. Билл не удивился, увидав за рулем Хелен. Джим Коннелли был не из тех мужчин, что готовы отказаться от выпивки, ради того чтобы вывести жену в свет.

Хелен улыбалась, но вид у нее был слегка озабоченный.

– Мы боялись, как бы вы не передумали в последнюю минуту.

– Все от него зависит. – Маргарет сжала руку мужа, и ему внезапно захотелось поехать в ресторан без Коннелли. Они с женой так давно не сиживали вдвоем за ужином, спокойно беседуя. Он влез на заднее сиденье рядом с ней, взял ее за руку, и она улыбнулась ему. Ладно уж, ради нее он постарается.

– Ну, Билл? Как продвигается расследование убийства? – Коннелли обернулся и посмотрел на него.

Парень уже набрался, решил Билл. Пылающее лицо, подозрительно громкий голос. Маргарет говорила, что Коннелли в последнее время пытается завязать. Хелен беспокоило, что ее муж так много работает и пьет. А он и не догадывается, как ему повезло, думал Билл. В университете она могла бы выбрать себе мужа и поприличней.

Хелен улыбнулась ему в зеркало, и ему стало стыдно. В конце концов, разве Маргарет не рассказывала, что Хелен и Джим счастливы вместе? Маргарет и Хелен дружили со студенческих дней. Потом они несколько лет вместе работали в одной начальной школе, пока Маргарет не уволилась, чтобы завести детей. У Хелен детей не было. Может быть, в этом-то и заключалась проблема. Если вдуматься, Коннелли относился к каждой своей статье в газете словно к ребенку. Своему собственному. Человек просто не умел идти на компромисс. Как и он сам.

– Это ты мне должен рассказать, как оно продвигается, – засмеялся Билл, словно ему и в самом деле было очень весело. – Всем известно, что «Ньюс» всегда сообщают больше, чем знаем мы.

– Верно, – усмехнулся Коннелли. – Кстати, о том парне, владельце квартиры, где нашли мальчика. Пару лет назад мы нарыли о нем кое-что. Доказательств у нас не было, так что материал хода не получил.

– Вот как? – Билл старался не выдавать заинтересованности голосом. Чего у Коннелли не отнять, так это умения добывать информацию. На информацию у него был нюх, как у хорька, и ему принадлежала заслуга изобличения нескольких криминальных дельцов. Билл знал его еще по университету, когда Коннелли наводнял страницы университетской газеты статьями о вымогателях-домовладельцах и аферах со студенческими стипендиями. Его чутье проявлялось уже тогда. Его оригинальные методы работы у многих вызывали раздражение, однако нельзя было отрицать, что пользу он приносит.

– Я перешлю тебе эти сведения, если хочешь, – предложил Коннелли, – без указания на источник, разумеется.

– Конечно.

Билл не собирался глотать наживку. С улыбкой он обернулся к Маргарет. Если вечер не задастся, то не по его вине.

10
{"b":"1508","o":1}