ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У подъезда Крисси увидала черную машину, ожидавшую возвращения хозяина.

17

Эдвард стиснул руку Фионы и откинулся на черную кожаную спинку сиденья «роллс-ройса», принадлежавшего сэру Джеймсу Далримплу. Фиона ответила ему тем же, обернувшись к нему с улыбкой от окна, за которым перекатывались пертширские холмы.

Другой рукой Эдвард коснулся кожаной двери, восхищаясь ее упругостью и блеском. Он уже открыл бар орехового дерева и налил два виски, стоявших теперь на откидном столике: в бокалах тонко позвякивал лед, когда машина слегка кренилась, проходя крутые повороты проселочной дороги. Когда накануне вечером сэр Джеймс предложил выслать за ними машину, Эдвард стал было отказываться, говоря, что в этом нет необходимости, но сэр Джеймс настоял:

– Ерунда. Мне она не понадобится, а вы сможете прокатиться с комфортом. Я с нетерпением жду вас и Фиону в Фолблере. Надеюсь, это только начало.

Эдвард тоже на это надеялся.

Июньские дожди кончились, и наступило лето. Дни стояли безоблачные и яркие. В такую погоду у всех хорошее настроение и все счастливы, несмотря ни на что.

Отличная погода для избирательной кампании, подумал Эдвард.

– О чем ты думаешь?

– Да так… о выборах.

– А еще?

– Об успехе на выборах.

– Урхарт? Как он?

Эдвард знал, что Фиона имеет в виду.

– Он уже в Фолблере, – сказал он. – Отбыл раньше, чтобы обсудить с сэром Джеймсом финансирование кампании.

– Отлично.

Подняв бокал, Фиона сделала маленький глоток виски. Эдварду доставляло удовольствие смотреть на жену. Она недавно побывала у парикмахера. Осветлилась, понял Эдвард. Гладкая кожа под ровным слоем тонального крема. Красные губы на матовом лице.

Угадав его желание, она поставила бокал, и ее пальцы погладили его набухшую ширинку.

Готовясь проехать между каменными колоннами с горгульями наверху, автомобиль сбавил ход. Привратник оттащил по скрипящему гравию черные железные створки и взмахом руки показал, что можно проезжать. Узкая дорога проходила через лес, где росли березы и рябины вперемежку с соснами. Один раз, с треском и шумом, из леса выскочил олень и легко махнул через дорогу перед самой машиной.

– Сэр Джеймс рассказывал, что в Фолблере охотятся, – произнес довольный Эдвард. Потом он увидал дом и на мгновение лишился дара речи.

Викторианский замок располагался посреди обширного парка. Это было внушительных размеров сооружение в готическом стиле. Идеальный газон сбегал от фасада к пруду, с причалом и прогулочной лодкой. За прудом, среди деревьев, маячила труба еще какой-то постройки.

– Должно быть, это охотничий домик. Сэр Джеймс говорил, что сдает его туристам, – сказал Эдвард.

– В общем, очень мило, – пробормотала Фиона.

– Очень, – поддержал Эдвард, соображая, членом скольких правлений ему нужно стать, чтобы заиметь такое гнездышко.

Машина остановилась у величественного парадного. Когда шофер открывал дверцу, из дома вышел сэр Джеймс в сопровождении Иена Урхарта, на вид очень довольного собой. Кажется, переговоры увенчались успехом.

Сэр Джеймс подошел поприветствовать их:

– Добро пожаловать в Фолблер, Эдвард. Добро пожаловать, Фиона. Вы чудесно выглядите, моя дорогая. Как вы разрумянились от этой поездки по холмам Пертшира. Входите и чувствуйте себя как дома.

– Шотландия плоха тем, что здесь слишком многие поддерживают лейбористов.

Сэр Джеймс иронически приподнял бровь, спровоцировав тем самым смешки среди присутствующих.

– Так что, Эдвард, – продолжал сэр Джеймс, – ваша задача – опровергнуть мое утверждение. Будоражьте электорат. Покажите им, что при нас жизнь сытнее.

После вкусного ужина они расселись вокруг камина. Эдвард отметил, что за столом прислуживали по меньшей мере три молодых красотки. Теперь он держал в руке бокал с великолепным бренди.

– Совсем как в старые добрые времена, во времена Империи, – говорил сэр Джеймс. – Туземцы иногда сами не сознают, что в их интересах.

Эдвард, вместе со всеми остальными, закивал головой в знак согласия.

– Они просто не понимают нашей политики, – продолжал сэр Джеймс, – вот почему они отвергают ее.

Кто-то презрительно фыркнул.

– Мы обязаны разъяснять им. Не волнуйтесь, как только лекарство подействует, им сразу станет легче.

– Верно! – выкрикнул Эдвард.

– Я рад, что вы меня поддерживаете, Эдвард. Ваше избрание будет шагом в верном направлении. Ваш предшественник был неглуп, но уж чересчур консервативен. Ему давно следовало уйти. Нам нужна свежая кровь. Это серьезное испытание, но я уверен, что вы его выдержите. – Сэр Джеймс покровительственно улыбнулся.

Эдвард протянул свой бокал за новой порцией бренди. До чего же приятная тут жизнь, думал он. Роскошная обстановка, отличная еда, вино, но лучше всего этот всепроникающий аромат богатства, смесь шелка, парчи и полированного дерева. В точности такой, какой он так старался создать в своем доме, и ему бы это удалось, если бы не сомнительные запахи из комнат его детей.

– Хватит на сегодня о делах. – Взгляд сэра Джеймса был устремлен на Урхарта, который приподнялся, чтобы наполнить бокал Фионы. – Какие у нас планы на завтра? Джентльмены, конечно, предпочтут охоту, ну а дамы… – Он помедлил, упиваясь своим собственным великодушием. – А дамы пусть все утро нежатся в Глениглз! [2]

Женская половина собрания радостно зажужжала, и Фиона тоже, заметил Эдвард. Ему не терпелось пострелять, ощутить холодный металл винтовки в руках, толчок приклада в плечо при спуске курка. Бах, бах, бах! Эдвард нашел глазами Фиону, и она улыбнулась в ответ.

Компания начала расходиться, двигаясь в направлении широкой лестницы. Иен Урхарт подошел и поинтересовался, не желает ли Эдвард что-нибудь обсудить перед сном.

– Утром еще наговоритесь, – вмешался сэр Джеймс, – я уверен, что вам хочется поскорее лечь в постель. Должен заметить, Эдвард, что этот молодец с самого приезда ревностно отстаивает ваши интересы. Вам очень с ним повезло.

– Очень повезло, сэр Джеймс. Очень.

Фиона плотно закрыла дверь спальни.

– Удачный день, – сказала она.

– Более чем.

Она подошла к туалетному столику и стала снимать украшения. Эдвард наблюдал за ней, любуясь ее шеей в мерцающем свете камина.

– Сэр Джеймс глаз не мог оторвать от Иена. Я уверена, что он нарочно заставил его разливать вино, чтобы насладиться видом его задницы, – сказала она.

Эдвард встал у нее за спиной, массируя ей плечи, свободные теперь от черных лямок платья.

– Я не виню его за это, Фиона. Все знают, что я делаю то же самое с тобой.

Фиона, рассмеявшись, посмотрела на него:

– Так что ты думаешь? Они и в самом деле любовники?

– Без сомнения.

– Тебе не досадно?

– Наоборот, я очень рад. Пусть их роман не кончается до выборов.

– Ты эгоист, Эдвард.

– За это ты меня и любишь. – Его ладони скользнули ниже и обхватили ее груди.

– А мне могло бы это понравиться… – она повела рукой вокруг, – все это.

– Я так и думал, – сказал Эдвард.

– Значит, все зависит от результатов выборов.

Это было утверждение, а не вопрос.

– Они предрешены заранее. – Эдвард не собирался признаваться в своих тайных страхах, даже Фионе.

– Я хочу, чтобы ничто не помешало нашему успеху, – произнесла она.

– Мы победим.

18

Джонатан уже два дня не включал компьютер. Вместо этого он валялся поперек кровати и таращился в потолок, который обладал удивительным свойством представать в виде затейливых сочетаний символов и образов. Когда видения стали чересчур причудливыми, он вышел купить сигарет и еще выпивки. Вернувшись, он обнаружил на мобильном телефоне послание от Марка, который удивлялся, что Джонатан не отвечает на его мейл, сообщал, что он до воскресенья в Эвиморе, [3] и обещал рассказать обо всем позже. Джонатан не хотел ничего знать.

вернуться

2

Местечко в Шотландии, знаменитое своими великолепными полями для гольфа.

вернуться

3

Горнолыжный курорт в Шотландии.

20
{"b":"1508","o":1}