ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Произошло то, бестолковый ты сукин сын, что я чуть не погиб из-за тебя, – сказал Гейб. – Там был какой-то молодчик с пистолетом.

– Черт возьми! Кто такой?

– Он не представился. Может быть, ты знаешь его?

– Как он выглядел?

– Рост пять футов восемь-девять дюймов. Вес сто пятьдесят фунтов. Волосы черные, коротко остриженные, справа пробор. Лет сорока пяти. Косоглазит, рожа какая-то самодовольная.

Нортон покачал головой.

– Это описание подходит ко многим.

– В одном из кабинетов горел свет. Должно быть, он сидел там.

– Гейб, когда я уходил, свет везде был погашен. В каком кабинете, ты говоришь?

– Слева за поворотом, возле мужского туалета.

– Этот кабинет пустует. Там слышно, как в туалете шумит вода. Обычно его отводят новичкам.

– У этого типа резкий гнусавый голос. Он говорит, как гангстеры в старых фильмах: «Ты у меня на мушке», и прочее в том же духе.

В памяти у Нортона что-то шевельнулось, но мысли его были заняты только тем, что у него мокрые ноги и нужно принять аспирин.

– Не знаю, Гейб, – сказал он. – Кого-то напоминает, но не могу вспомнить, кого. – Он нагнулся и стал снимать липнущие к ногам носки. – Гейб, значит, все сорвалось. Ты рисковал понапрасну?

– Я этого не сказал! – резко ответил Гейб. – Вот тебе кое-что.

Он полез в портфель и протянул Нортону рукопись. Нортон глянул на титульный лист, ахнул и торопливо открыл следующую страницу. Сверху было написано: «Глава первая», и начиналась она так:

«Линда Хендерсон приехала в Вашингтон ветреным весенним днем 1968 года, хотя, очевидно, в это время туда никому ехать не стоило».

Нортон отложил рукопись.

– Это роман Донны, – сказал он. – Тот самый, что, по словам Филдса, был похищен из его кабинета. Как он мог попасть в кабинет к Уиту?

Гейб пожал плечами.

– Может, его похитил кто-то из людей Стоуна. Может, кто-то украл и продал Стоуну. Хорошо бы это выяснить.

– Выясню! – заявил Нортон. – С утра первым же делом зайду к нему.

Гейб всплеснул руками.

– Бестолочь, можешь ты хоть раз пошевелить мозгами? Ты спросишь, откуда у него рукопись, он ответит, что кто-то неизвестный прислал ее по почте. Потом он спросит, откуда ты про нее знаешь. Что ты ответишь? Что ее похитил твой приятель?

Нортон вздохнул.

– Ты прав, Гейб. Я в таких делах новичок. Слушай, сегодня произошла странная история. Внезапно приехал повидать меня Джефф Филдс.

– Что ему было нужно?

– Пытался уверить, что это он приезжал к Донне в январе и она забеременела от него. И будто она сказала ему, что едет в Вашингтон повидать знакомых, а не Уитмора. И в довершение всего предложил мне работу.

– Что же ты ему ответил?

– Что не верю ни единому его слову.

– Идиот! – взорвался Гейб. – Я же говорил тебе, что нужно подыгрывать им.

– Извини, Гейб. Я привык говорить правду.

– Найди Филдса, извинись и скажи, что хочешь продолжить разговор.

– Он мне уже не поверит.

– Люди верят тому, чему хотят верить. Скажи, что хочешь поговорить о работе. Судя по всему, работа тебе скоро потребуется.

– Мне бы надо уволиться, – сказал Нортон. – Я уже не могу работать у Стоуна. Уволиться и, может быть, выколотить из него правду.

– Держись пока там, дружище, и помалкивай.

Зазвонил телефон. Нортон подскочил, потом замер и взглянул на Гейба.

– Ответь, – сказал репортер. – Может, услышишь хорошие новости.

Нортон в этом сомневался, но после третьего звонка взял трубку.

– Алло?

– Бен! Это Пенни.

– Кто?

– Пенни. Помнишь вечеринку в Палм-Спрингсе?

Казалось, это было давным-давно. Нортон вспомнил миниатюрную девушку с лицом феи.

– Конечно, Пенни, – ответил он. – Как дела?

– Бен, у меня неприятности.

– Что случилось?

– Сейчас рассказать не могу. Мне нужно увидеться с тобой.

– Если хочешь, приезжай сейчас.

– Сейчас я в Чикаго. Но завтра вечером буду в Вашингтоне. Смогу я увидеть тебя?

– Конечно. Приезжай ко мне. В семь я буду дома. Адрес знаешь?

– Найду, – ответила Пенни, и в трубке послышались гудки. Нортон положил трубку и заметил, что Гейб пристально глядит на него.

– Кто это? – спросил журналист.

– Девушка, с которой я познакомился в Палм-Спрингсе. Стюардесса. Она провела меня к Филдсу. Говорит, что у нее неприятности.

– Не только у нее, – сказал Гейб. – Слушай, вчера я нашел еще кое-что. Адресную книгу Стоуна. Там есть любопытные фамилии и телефонные номера.

– Например?

Гейб достал из кармана пиджака голубую адресную книгу.

– Некоторые фамилии мне знакомы, но есть и просто инициалы. Вот, например: «Г. 546-3646».

– Это номер Гвен Бауэрс. Ты ее знаешь.

– Да, но не знаю, почему ее номер оказался в книге у Стоуна.

– Постараюсь узнать.

– Узнавая, старайся быть похитрее. Вот еще: «Р. 456-7236».

– «456» – это Белый дом. А кто такой «Р.» – не представляю.

– Сегодня я звонил туда. Секретарша ответила: «Кабинет мистера Макнейра».

– Это Клэй Макнейр. Работает на Эда Мерфи. Недели две назад я познакомился с ним.

– Как он выглядит?

– Примерно моего возраста. Высокий, симпатичный. Носит костюмы в тонкую полоску и запонки. Типичный младший служащий. Я познакомился с ним, когда стал наводить справки о Донне. Эд поручил ему следить за ходом расследования.

– Может, он заодно информирует Уита Стоуна?

– Вряд ли. Макнейр не тот человек, которому Эд Мерфи доверит что-то серьезное. Типичный американский парень. Носит студенческий перстень и жует «джуси фрут».

Нортон нахмурился, потом вскинул голову.

– Постой, постой! Макнейр занимает крохотный кабинет в цоколе Белого дома и делит его с человеком по имени Байрон Риддл. Это странный тип. Макнейр говорит, что он какой-то консультант, выполняющий особые задания. Зайдя к Макнейру, я сел за стол Риддла, он вошел, увидел меня и чуть не взорвался. Псих.

Лицо Гейба оживилось.

– Как выглядит этот Риддл? – требовательно спросил он.

– Среднего роста. Худощавый. Волосы темные. Лет сорока с лишним.

– Должно быть, тот самый. – Гейб вздохнул.

– Тот самый?

– Что был вчера ночью в фирме. С пистолетом. Он говорит резко, как гангстеры в кино? Одной стороной рта?

– Да! Значит, это он.

– Надо будет поинтересоваться мистером Байроном Риддлом, – сказал Гейб.

Нортон принялся расхаживать по гостиной.

– Слушай, я кое-что вспомнил. С неделю назад я был на вечеринке у Гвен Бауэрс. Там все набрались, я тоже, и, в конце концов, вышел на воздух, смотрю – в кустах прячется какой-то тип. Я погнался за ним, но он удрал. Наверно, это был Риддл.

– Наверно, он, – сказал Гейб. – Нужно будет взглянуть на этого Риддла. Покажешь его мне.

– Как?

– Если будем наблюдать за Белым домом, в конце концов увидим, как он входит или выходит.

– Если он войдет или выйдет. Макнейр сказал, что он часто разъезжает.

– Например, в Палм-Спрингс, украсть рукопись? В Кармел, столкнуть с обрыва старика сенатора? Похоже, у этого Риддла много разъездов.

Нортон сел в кресло и хмуро уставился на свои босые ноги.

– Это уже слишком, Гейб, – пробормотал он. – Неужели ты и вправду считаешь, что человек, работающий в Белом доме, в уитморовском Белом доме, может быть взломщиком и убийцей?

Гейб рассмеялся и провел рукой по волосам, осыпав плечи перхотью.

– Друг мой, об этом и речь. В каком мире ты живешь?

– Ладно, ладно, допускаю. Все возможно. Но если так, наверно, пора сообщить властям обо всем, что мы знаем.

– Каким властям? Чаку Уитмору? Эду Мерфи? Этому болвану министру юстиции? Или, может, Уиту Стоуну, раз он сменит его?

– Нет, не им. Но ведется расследование убийства Донны, у Стоуна оказалась ее рукопись, значит, он здесь как-то замешан. Сообщим все, что знаем, в прокуратуру, и пусть они действуют дальше.

– Во-первых, нельзя доказать, что рукопись была в столе у Стоуна, не поставив меня под удар. Во-вторых, знаешь ты, кто новый прокурор округа Колумбия?

38
{"b":"1509","o":1}