ЛитМир - Электронная Библиотека

Сартаз вдруг решил устроить охоту — для развлечения именитых гостей. Правителя веселила мысль о том, что заклятые враги столкнутся в обстановке, где будут вынуждены проявлять друг к другу предельное дружелюбие. Но и большинство мерсейцев были довольны: охота являлась их любимым видом спорта. Зато представители Терры — истинные горожане — совсем не были счастливы; но отказаться от приглашения они вряд ли могли.

Капитана Фландри раздражало предстоящее действо. Он никогда не любил излишнюю физическую нагрузку, хотя поддерживал надлежащую форму, в силу необходимости. Да к тому же у него и без охоты хватало забот.

Слишком многое в последнее время шло не так, как надо. Для огромной сети его агентов (и представителей Империи, и подкупленных жителей Бетельгейзе) внезапно началась тяжелая жизнь. Один за другим они то просто исчезали, то попадались в ловушки, расставленные либо мерсейцами, либо альфзарцами; самые Надежные, тщательно разработанные ходы вдруг пресекались… Фландри не мог вычислить, откуда шла напасть, но, поскольку проблемы начались с момента прибытия Айхарайха, он догадывался, где кроется причина неприятностей. Этот херейонит был до неправдоподобия умен и быстр. «Чтоб ему сгореть, — думал Фландри, — ведь никто, никто не мог знать о проекте Джуровиана, никто не мог знать, где скрывается Ямацу, или… Да еще эта чертова охота!» Фландри в отчаянии застонал.

Раб разбудил его на рассвете. Туман, смешанный с кроваво-красными лучами восходящего светила, вплывал в открытые окна. Где-то прогудел рожок — первобытный зов в смутном таинственном полусвете… и Фландри услышал, как зажужжали прогреваемые моторы.

— Иной раз, — пробормотал Фландри, — я чувствую, что готов явиться к императору и объяснить ему, куда следует засунуть его горячо любимую Империю…

После завтрака Вселенная стала казаться капитану более терпимым местом. Фландри оделся с обычной скрупулезностью: зеленый костюм в обтяжку, золотой плащ с капюшоном, защитные очки… прикрепил к поясу лучевой пистолет и дуэльную шпагу, а затем позволил рабу привести в идеальный вид свои каштановые усы. Затем капитан спустился по длинной мраморной лестнице, мимо королевских стражей в шлемах и латах — в обширный двор.

Участники охоты уже собирались. Явился и Сартаз собственной персоной — типичный альфзарский гуманоид, невысокий, коренастый, лысый, с голубой кожей и огромными желтыми глазами на плоском лице. Присутствовали и вельможи Альфзара и соседних планет, с множеством охранников, и вся эта публика сверкала ярчайшими красками одежд, переливающихся в лучах восходящего солнца. Фландри увидел и представителей постоянного посольства Терры на Бетельгейзе, и членов Особой миссии — эта компания выглядела встревоженной и несчастной. И здесь же были мерсейцы.

Фландри вежливо приветствовал их. В конце концов, Терра и Мерсейя официально были в мирных отношениях, независимо от того, сколько гибло людей и горело городов в пограничных зонах. Серые глаза Фландри казались слегка сонными и безразличными — однако капитан не упускал ничего из происходящего вокруг.

Аристократы Мерсейи поглядывали на Фландри с едва скрытым презрением, которое, впрочем, они испытывали ко всем терранам. Мерсейцы были млекопитающими, однако в них сохранилось куда больше следов предков-рептилий, чем в земном человечестве. Это были огромные, двухметровые существа, с шипастым гребнем, сбегавшим ото лба до самого кончика длинного, толстого хвоста, которым они, кстати говоря, с ужасающими результатами пользовались в рукопашных схватках. Их голая кожа отливала зеленью, а местами ее покрывал едва заметный чешуеобразный слой; но лица мерсейцев были почти такими же, как у людей. И черные глаза смотрели на Фландри из-под тяжелых надбровных дуг с явным вызовом.

«Что ж, я вполне могу понять их презрение к нам, — думал Фландри. — Их цивилизация молода и энергична, они яростно рвутся во Вселенную… а Терра — стара, пресыщена, равнодушна… вся наша политика направлена на то, чтобы поддерживать существующее положение вещей, и не потому, что мы так уж любим мир, а просто потому, что нас все это устраивает. Имы стоим на пути мерсейцев, мешая им установить галактическое господство. Мы — первые, кого им необходимо уничтожить.

Хотел бы я знать… возможно, с точки зрения истории онииправы? Но Терра видела слишком много крови, прежде чем обрела свое равнодушие к жизни и усталость. Мы давно бросили искать успеха и славы; мы поняли, что все это — химеры… но это знание равнозначно смерти.

И все же… мне совсем не хочется видеть планеты в огне и человечество в рабстве, и чужеродную культуру — в будущем. Терра готова к компромиссу; но компромисса с Мерсейей можно достичь лишь с помощью силы. И поэтому я здесь».

За спиной капитана шевельнулся красный туман, послышался шорох — и Фландри увидел высокую фигуру Айхарайха. Херейонит любезно улыбнулся.

— Доброе утро, капитан Фландри, — поздоровался он.

— Ох… доброе утро, да, — ответил Фландри, вздрогнув. Эта птичка действовала ему на нервы. Впервые в жизни капитан столкнулся с противником, превосходящим его в профессиональном плане, и ему это очень не нравилось.

И все же Фландри не мог подавить в себе симпатии к Айхарайху. Они стояли рядом, ожидая сигнала к началу охоты, и говорили о странных мирах Полярной звезды, а потом перешли к сравнительной ксенологии, занимающейся примитивными формами разума во всей Галактике. Айхарайх обладал обширными знаниями и едким юмором, импонировавшим капитану. Когда рожок заиграл сбор, они обменялись взглядом — оба сожалели, чтоим приходится быть врагами. «Жаль, что мы оказались по разные стороны… Если бы дела обстояли иначе…»

Но дела не обстояли иначе.

Охотники расселись по крохотным реактивным самолетам и пристегнули ремни. На каждом самолете был установлен тяжелый лучевой генератор — не слишком сильное оружие при охоте на борфудианских драконов. Фландри подумал, что Сартаз получит немалое удовольствие, если охота избавит его от некоторых гостей.

Эскадрилья взвилась в воздух и понеслась на север, к горам. Внизу, в медленно тающем тумане, проплывали поля и леса, а в пурпурное небо вплывал необъятный красный диск Бетельгейзе. Несмотря ни на что, Фландри наслаждался стремительным движением и гулом рассекаемого воздуха. В этом было нечто божественное: он несся сквозь мир, чтобы сражаться с чудовищем где-то на краю Вселенной.

Через пару часов эскадрилья достигла Борфудиановых гор — гигантских обледенелых пиков, вонзающихся в небо… и снег на их склонах походил в зловещем свете на потоки крови. По радио передали сообщение о местах, где разведчики засекли драконов, и самолеты один за другим стали сворачивать в стороны, бросаясь в погоню. Вскоре Фландри обнаружил, что остался в компании всего лишь одного самолета.

Они с гудением мчались над скалами, ощетинившимися острыми камнями, над каньонами, устремляющимися в неведомую глубину… и вот Фландри увидел две живые тени, и его мускулы напряглись. Драконы!

Чудовища были добрых десяти метров в длину, с чешуйчатыми змеевидными телами, с челюстями и когтями, способными разодрать в клочья сталь. Кожистые крылья несли их вверх, вздымая ветер. Огромные хищники, терроризировавшие местных крестьян, были легкой добычей для надменных властелинов воздуха.

Фландри резко развернул самолет и бросился за одним из драконов. Он приближался к чудищу — и чудище все росло и росло… Капитан поймал взгляд красных глаз, когда дракон развернулся и бросился ему навстречу. Нет, эти твари не пытались удрать; они, похоже, не умели бояться человека. И вот дракон совсем рядом…

Фландри нажал курок — тонкий луч энергии вырвался из ствола и прожег чешую дракона, впился ему в брюхо. Дракон продолжал переть вперед, даже и не думая сворачивать. Капитану пришлось убраться с его пути. Могучие крылья распороли воздух в метре от самолета.

Но капитан забыл о драконьем хвосте. Хвост взметнулся бешено — и самолет встряхнуло так, что Фландри чуть не вышибло зубы. Самолет дернулся и вошел в штопор. Дракон навис над ним, и жуткие когти впились в хрупкий корпус машины.

16
{"b":"1510","o":1}