ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты мне об этом не говорила.

— Незачем тебе об этом знать. Я просто сейчас гадаю — сообщать им о новых сложностях или нет. Одному Богу известно, как эти тупоголовые бюрократы среагируют на такую новость. Вполне могут срочно отозвать нас отсюда, а то и вообще отстранитьотработы за некомпетентность.

Она придвинулась к Фландри и продолжила тихо, но очень настойчиво:

— Найди сейчас Айхарайха, Доминик. Поговори с ним, займи его чем угодно — только не позволяй приближаться ко мне и мешать. Он, конечно, все поймет, но не слишком много сможет сделать, если ты и вправду так хорошо умеешь заговаривать зубы, как я слышала. Придумай там что-нибудь, объясни, почему я не приду на банкет сегодня… ну, заболела или еще что… но держи его подальше от меня!

— Ладно, сделаю, — сказал он, слегка воспрянув духом. — Но что бы ни замышляла твоя хорошенькая головка — поспеши! Сама знаешь, он очень быстро доберется до тебя.

Капитан вышел в коридор. Элайн проводила его взглядом и чуть заметно улыбнулась.

К концу вечеринки Фландри набрался не на шутку. На праздниках в системе Бетельгейзе вино всегда лилось рекой, и еще было море музыки, еды и танцовщиц со всех планет. Фландри — вопреки всему — искренне наслаждался весельем и должен был честно признать, что ему очень нравилось беседовать с Айхарайхом. Это странное существо было настоящим гением, обладало огромными знаниями — и Фландри с удовольствием забыл на время об ужасной неминуемой катастрофе.

Наконец он вернулся к себе. Элайн была в его комнате: она стояла возле маленького столика, и мягкий, приглушенный свет струился по ее распущенным волосам и мерцающему платью. Поддавшись порыву, Фландри поцеловал се.

— Добрый вечер, милая, — сказал он. — Как чудесно, что ты меня дождалась.

Элайн, однако, и не думала уходить. Вместо этого она взяла со стола один из стоявших на нем резных кубков и протянула капитану.

— Выпьем на ночь, Доминик, — предложила она.

— Нет, спасибо. Я и так уже перестарался.

— За меня. — Она обезоруживающе улыбнулась.

Фландри, взяв кубок, осторожно чокнулся с ней и разом проглотил темное красное вино.

Капитана удивил странный вкус напитка… и вдруг у него закружилась голова, комната закачалась и опрокинулась. Он посидел на краю кровати, пока головокружение не прошло, но что-то… лишнее… засело в его голове и не желало оттуда выбираться.

— Забористая штука, — пробормотал капитан.

— У нас не самая легкая работа в мире, — мягко сказала Элайн. — Мы имеем право иной раз расслабиться. — Она села рядом с капитаном. — Только одна ночь, вот и все, что у нас есть. Завтра будет новый день, хуже сегодняшнего!

В другое время Фландри вряд ли откликнулся бы на призыв девушки — он был слишком холоден и замкнут, но сейчас… все казалось ему весьма разумным и правильным. Капитан кивнул.

— И ты любишь меня, ты сам знаешь, — сказала Элайн.

И он действительно любил ее.

Потом, гораздо позже, Элайн, прижавшись к нему в темноте и щекоча его лицо своими волосами, настойчиво прошептала:

— Послушай, Доминик, я просто должна рассказать тебе, несмотря ни на что… тебе необходимо быть готовым ко всему.

Он замер, ощутив, как мгновенно вернулось прежнее напряжение. Голос Элайн звучал в темноте — чуть различимый шепот…

— Я связывалась с Солом через робота-курьера и обсудила все с Фенроссом. У него есть мозги, у этого парня, и он сразу понял, что нам необходимо сделать. Это, конечно, тяжелый выход — но он единственный. Наш флот двигается к Бетельгейзе. Мерсейцы думают, что наши основные силы собраны возле Ллинатавра, но это лишь блестящий обман… это работа Фенросса. На деле основная часть эскадры совсем рядом, и у них есть новый способ экранирования, благодаря чему они могут проскользнуть сквозь кордоны Бетельгейзе, и их не засекут. Послезавтрашней ночью мощные силы приземлятся в долине Гуназар, в Борфудиановых горах, и выбросят десант. Отряд мгновенно бросится на захват столицы, и возьмет в плен Сартаза и его двор.

Фландри оцепенел, потрясенный.

— Но это значит — война! — задохнулся он. — Мерсейя тут же нанесет ответный удар, и нам придется воевать и с ней, и с Бетельгейзе!

— Знаю. Но Терранская Империя решила, что таким образом мы получим больше шансов. А в противном случае, похоже, Бетельгейзе окажется на стороне врагов — лишь из-за нашего бездействия. И мы сейчас обязаны все силы приложить к тому, чтобы Сартаз и его приближенные ничего не заподозрили до самого последнего момента. Десант просто запрет их во дворце. При абсолютной монархии захват лидеров означает сокрушительный удар. Фенросс и Уолтон полагают, что Бетельгейзе капитулирует прежде, чем Мерсейя перебросит сюда свои силы. В общем, Доминик, всеми правдами и неправдами нужно держать их в неведении. Это твоя работа, и в то же время — отвлекай Айхарайха, не подпускай его и близко ко мне.

Элайн зевнула и поцеловала Фландри.

— Теперь лучше поспать, — сказала она. — У нас впереди пара нелегких деньков.

Но Фландри не мог уснуть. Прислушавшись к ровному дыханию Элайн, он встал и вышел на балкон. Новость была слишком ошеломляющей. Так, значит — Империя, неуклюжая равнодушная Империя, может нанести такой удар и надеется, что ей это сойдет?!

Внизу, в саду, капитан заметил движение. Тускло-красный лунный свет упал на высокую фигуру, шагавшую между двумя мерсейскими телохранителями. Айхарайх!..

Фландри вздрогнул от испуга. Херейонит взглянул наверх — и Фландри увидел грустную улыбку на лице телепата. Он знал.

В следующие два дня Фландри пришлось работать так, как никогда прежде. Конечно, это не означало, что капитану достались большие физические нагрузки — нет, он занимался плетением сетей вокруг Сартаза, дабы никто из мерсейцев не мог получить у того личной аудиенции и чтобы он не умчался вдруг из столицы в очередное внезапно придуманное путешествие. И еще нужно было подготовить к предстоящим событиям тех жителей Бетельгейзе, которые продались Терранской Империи, и…

Все это держало нервы капитана натянутыми до предела. Да к тому же, в добавление к прочим трудностям, что-то происходило с ним самим: мысли частенько путались, и у него появилась странная склонность принимать все подряд за чистую монету. Что случилось?..

Айхарайх, под каким-то предлогом, исчез наутро после откровений Элайн. Он явно задумал нечто дьявольское, готовя встречу терранам, но тут уж Фландри ничего не мог поделать. По крайней мере Айхарайх не мешал Элайн заниматься ее делами.

Фландри знал, что флот мерсейцев не успеет добраться до Бетельгейзе к тому времени, когда приземлится эскадра Терры. Да и невозможно было бы скрыть где бы то ни было огромные военные силы так, чтобы их не обнаружили враги. Как надеялась проделать этот фокус Терра, Фландри и вообразить не мог. Он подозревал, что оккупировать Альфзар будет не слишком большая эскадра… хотя это делало всю затею еще более рискованной.

Напряжение нарастало, часы медленно тянулись один за другим. Элайн шла своим путем, без конца совещаясь с генералом Бронсоном — этого терранина из вооруженных сил Бетельгейзе девушка давно Прибрала к рукам. Возможно, он сумеет дезорганизовать местный космический флот в момент вторжения Терры?.. Мерсейские вельможи явно знали все, что было известно Айхарайху; они смотрели на представителей земного человечества с неприкрытой ненавистью, но не делали ни малейших попыток предостеречь Сартаза. Возможно, они считали, что им все равно не прорваться сквозь стену подкупленных капитаном официальных лиц… но куда больше похоже было на то, что Айхарайх предложил им лучший план. И в мерсейцах вовсе не ощущалось того нараставшего ожидания поражения, которое постепенно захватило Фландри.

Он чувствовал себя так, словно барахтается в паутине, сплетенной гигантским пауком, словно пытается продраться сквозь серые липкие нити, но они заклеивают глаза, душат, и отпихнуть их невозможно… Изможденный, издерганный, Фландри кое-как протянул два дня.

18
{"b":"1510","o":1}