ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас ему было мало проку от телепатических способностей. Бой фехтовальщиков — это работа рефлексов, здесь нет времени Для осмысления действий. Но, возможно, это лишь давало Айхарайху дополнительное преимущество, освобождая силы для борьбы с притяжением.

Прыжки, столкновения, выпады, парирование… звон и грохот холодной стали, и некогда ощутить горечь близкого конца, и нарастающую усталость… и продолжается танец смерти, а придворные ликуют и веселятся, стоя вокруг…

Клинок Фландри все чаще достигал цели, кровь стекала по худым щекам Айхарайха, и туника херейонита была располосована на кровавые ленты. План терранина был предельно простым и единственно возможным сейчас. Айхарайх устанет быстрее, его реакции замедлятся, главное — остаться в живых до того времени!

Он позволил херейониту загнать себя в дальний конец зала — шаг за шагом, отбивая удары стремительного клинка… Выпад, ответная атака, уход — вж-жик, клинг! Грохот стали заполнил помещение, а Сартаз следил за схваткой голодными глазами.

Все закончилось в тот момент, когда Фландри начал уже гадать, увидит ли он еще один восход Бетельгейзе. Айхарайх сделал очередной выпад, и его клинок вонзился в плечо капитана. Однако херейонит не успел еще освободить свою рапиру, как Фландри вращательным движением выбил ее из руки противника, и острие его шпаги коснулось горла Айхарайха.

Зал словно взорвался — вельможи Бетельгейзе приветствовали победителя.

— Разоружите их! — рявкнул Сартаз. Фландри глубоко, нервно вздохнул.

— Ваше величество! — сказал он. — Позвольте мне посторожить этого парня, пока генерал Бронсон продолжит наше представление.

Сартаз кивнул. Это было ему вполне понятно.

Фландри с бешеным весельем произнес мысленно: «Айхарайх, если вы откроете рот — то, что бы ни случилось дальше, я вас убью!»

Херейонит пожал плечами и горько улыбнулся.

— Доминик, Доминик! — вскрикивала Элайн, то смеясь, то плача.

Генерал Бронсон повернулся к девушке. Он был здорово потрясен возможностью поражения.

— Вы не могли бы поговорить с ними? — шепотом спросил он. — Я что-то не в себе.

Элайн кивнула и уверенно шагнула вперед.

— Ваше величество и господа придворные, — сказала она. — Сейчас мы намерены доказать свое утверждение о вероломстве мерсейцев. Мы, представители Терры, узнали, что Мерсейя планирует захватить Альфзар и держать в плену всех вас до тех пор, пока не прибудет эскадра, дабы завершить оккупацию. Для этого они нынешней ночью собирают свои силы в долине Гуназар, в Борфудиановых горах. Воздушный эскадрон намерен атаковать столицу и дворец…

Она подождала, пока утихнет возмущенный гул, и холодно продолжила:

— Мы не могли раньше сообщить об этом вашему величеству или кому-либо из высших чинов, поскольку шпионы Мерсейи проникли всюду, и мы имели основания подозревать, что один из них умеет читать мысли, а значит — мог прочесть и мысли вашего величества. А если бы им стало известно, что мы знаем об их планах, они бы мгновенно начали действовать. Поэтому мы связались с генералом Бронсоном, который не казался мерсейцам достаточно значимой фигурой, но у которого в распоряжении достаточно сил для того, чтобы справиться с ситуацией. И мы подготовили ловушку для врага. Прежде всего в той долине мы установили телекамеры. С вашего позволения, я покажу вам, что там происходит в это самое мгновение.

Элайн повернула выключатель, и экран ожил: обнаженные скалы и утесы поднимались ввысь, навстречу красным лунам, а в тени заметно было движение. Можно было рассмотреть закованные в броню фигуры, устанавливавшие атомные пушки, и расслышать гул прогреваемых двигателей космических кораблей… и кругом сновали мерсейцы.

Сартаз зарычал. Кто-то из придворных спросил:

— А откуда нам знать, что это не фальшивка?

— Вы сможете позже лично взглянуть на останки, — сказала Элайн. — Наш план весьма прост. Мы заложили там атомные мины. Они управляются по радио. — Элайн показала всем маленькую коробочку-выключатель, соединенную проводом с телеэкраном, и сверкнула мрачной улыбкой: — Вот это. Возможно, вашему величеству захочется нажать кнопку?

— Дайте-ка… — хрипло буркнул Сартаз. И ткнул в кнопку пальцем.

Бело-голубое адское пламя залило экран. Они увидели, как взорвалась земля, как закачались скалы, как вспухли клубы радиоактивной пыли и, кипя, взлетели вверх, к лунам — а затем экран потемнел.

— Телекамеры разрушены, — тихо сказала Элайн. — Теперь, ваше величество, полагаю, вы пошлете туда разведчиков? Они могут обнаружить достаточно, чтобы подтвердить все, что мы видели. А я осмелюсь предположить, что те, кто держит тайно военные силы на вашей территории, вряд ли могут быть вашими Друзьями!

Корваш и Айхарайх получили извещение о депортации — вместе со всеми мерсейцами, еще остававшимися в системе Бетельтейзе, — и Бетельгейзе разорвала дипломатические отношения с их империей, начав переговоры о союзе с Террой. Вечером перед отбытием дипломатов Фландри пригласил их к себе, на вечеринку. Капитан и Элайн вдвоем встретили гостей.

— Примите мои поздравления, — сухо сказал Айхарайх. — Сартаз в таком бешенстве, что не желает и слушать никаких объяснений. Но я не могу его винить — вы и вправду выставили нас в дурном свете.

— И это при том, что вы сами не лучше! — сердито проворчал Корваш. — Черт бы вас побрал с вашей ложью, Фландри! Вы же прекрасно знаете, что и Терра держит толпу агентов на Бетельгейзе, и немалые военные силы на необитаемых планетах и астероидах. Это входит в игру!

— Конечно, я это знаю, — улыбнулся терранин. — Но знает ли об этом Сартаз? И вы сами сказали — это часть игры. Ведь не станете вы ненавидеть того, кто обыграл вас в шахматы? Так почему вы решили возненавидеть нас за то, что мы выиграли этот раунд?

— Ну, только не я, — заявил Айхарайх. — К тому же будут и другие раунды.

— И к тому же вы потеряли куда меньше, чем могли потерять мы, — сказал Фландри. — Новый союз укрепит Терру в достаточной степени для того, чтобы остановить ваши замыслы, по крайней мере временно. Но мы не намерены использовать свою силу для развязывания войны с вами, хотя признаю — могли бы это сделать. Но Империя хочет лишь сохранить мир.

— Потому что не осмеливается воевать, — огрызнулся Корваш.

Терране не ответили ему. Возможно, они подумали о городах, которые никто не станет бомбить, и о молодых людях которые не будут убиты. А возможно, просто наслаждались своей победой.

Фландри разлил по бокалам вино.

— За нашу будущую дружелюбную вражду, — провозгласил он.

— И все-таки я не понимаю, как вы это устроили, — сказал Корваш.

— Это сделала Элайн, — сказал Фландри. — Расскажи им Элайн.

Девушка покачала головой. Она выглядела сегодня непривычно тихой.

— Валяй сам, Доминик, — пробормотала она. — Это твой спектакль.

— Ну, — начал Фландри, не слишком огорченный необходимостью говорить, — когда мы поняли, что Айхарайх может читать мысли, мы сначала почувствовали себя по-настоящему беспомощными. Ну в самом деле, как солжешь телепату? Ответ нашла Элайн… придумав, как сообщить ему ложную информацию. В этой системе есть один наркотик… он называется «сорган», и у него имеется особое свойство. Принявший его верит всему, что слышит. Элайн подсунула мне этот сорган, а потом рассказала сказочку о том, что Терра намерена оккупировать Альфзар. И, конечно, я воспринял все как чистую правду. А вы, Айхарайх, прочли это в моем мозгу!

— Я был в недоумении, — признался херейонит. — Мне это казалось крайне неразумным; но, как вы и сказали, телепату невозможно солгать.

— После этого главной заботой Элайн было оставаться вне досягаемости телепата, — сказал Фландри. — Вы сами помогли нам, занявшись подготовкой теплой встречи эскадре Терры. Вы собрали свои силы в долине, готовясь расстрелять наши корабли прямо в небе.

— Но почему вы не пошли к Сартазу и не рассказали ему о том, что вам известно… то есть вы думали, что известно? — укоряющим тоном поинтересовался Корваш.

20
{"b":"1510","o":1}