ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наследственный граф Сидрат связан родственными узами с гранд-адмиралом, герцогом Азии, — напомнил ему робот.

Фландри, напевая вполголоса «У моей любимой нос смуглый от рожденья», вышел из кабинета. Преодолев ряд наклонных спусков и гравитационных шахт, он попал в кабинет Фенросса.

— А, вот и вы! — кивнул адмирал своей коротко стриженной головой. По тону было ясно, что по дороге Фландри застрял где-то глотнуть пивка. — Садитесь. Мне передали ваш предварительный устный отчет. Неужели вы и правда ничего больше не нашли?

— Вы приказали мне, сэр, — улыбнувшись, замурлыкал он, — так или иначе выяснить отношение имирцев, что я и сделал — так или иначе.

Фенросс закусил губу.

— Хорошо, хорошо. Я знал, что так получится. Вы никогда не вписываетесь в работу сети, а мы намерены воплотить в жизнь специальную программу, весьма масштабную программу по выяснению всей правды об Имире.

— Не надо, — резко произнес Фландри, выпрямляясь в кресле.

— Что не надо?

— Не надо так разбрасываться людьми. Простая арифметика показывает, что они проиграют. Один Юпитер по площади в сто раз больше Терры. Примерно то же самое и с населением. И как ваши люди смогут всюду попасть, если в их распоряжении будет всего два-три космических корабля? Это при условии, что Тхуа не откажется принимать докучливых кислорододышащих. Как они смогут расспрашивать, подслушивать, подкупать, получать информацию? Конечно, банально говорить, что главная работа разведки заключается в сборе миллиона несущественных фактиков и в сооружении из них одного существенного факта. У нас и так слишком мало агентов, да и те разбросаны донельзя. Не ввязывайте их в заведомо провальное дело, пусть они продолжают работать на Мерсейе, где у них все-таки есть шанс чего-нибудь добиться!

— А если вдруг Имир выступит против нас? — огрызнулся Фенросс.

— Тогда будем драться. Или погибнем, — пожав плечами, Фландри вздрогнул от боли — мышцы еще болели, после того как его потрепало. — А вы, сэр, не думали о том, что все это подстроено мерсейцами для того, чтобы отвлечь наше внимание от них самих — и как раз в разгар нынешнего кризиса? Айхарайх большой любитель расставлять такие ловушки.

— Такое возможно, — допустил Фенросс, — но Мерсейя лежит за Сираксом, а Юпитер — под боком. Мне дали понять, что его императорское величество весьма встревожен и желает… — Он тоже пожал плечами, но на стародавний манер сбитого с толку мелкого чиновника.

— И кто же это ему подсказал? — растягивая слова, спросил Фландри. — Уж, наверное, не граф Сидрат, которому вы показывали достопримечательности, когда пришло известие о том, что Виксен пал?

— Молчать! — скорее взвизгнул, чем прокричал Фенросс, и его лицо с впалыми щеками передернуло от боли. Он потянулся за таблеткой. — Если я не буду угождать сословной знати, — скороговоркой выпалил он, — мне придется просить милостыню в подземке, а в этом кабинете будет сидеть тот, кто не умеет говорить «нет».

Фландри молчал и с напускной сосредоточенностью прикуривал новую сигарету. «Похоже, я не прав в своем отношении к нему, — подумал он. — Бедняжка — не очень-то весело быть на месте Фенросса».

«И все же, — размышлял Фландри, — Айхарайх покинул Солнечную систему столь незаметно, что те, кто устроил на него засаду в космосе, так и не смогли засечь его корабль. А двадцать с чем-то часов назад потрепанный кораблик пробился к Терре, чтобы известить имперские власти о том, что Виксен вынужден был сдаться безымянному врагу, который сначала осадил, а затем высадился крупными силами на планете. В последних сводках из Сиракса сообщается о столкновениях, в которых терране потеряли больше кораблей, чем мерсейцы. Загадкою сиял Юпитер в ночном небе. Ходят слухи о том, что после отлета гостей с Терры Руэтхен со товарищи выкатили огромные бочки с пивом и пировали, как тролли, долго-долго — должно быть, был у них повод для веселья.

Нельзя во всем винить Фенросса, но неужели весь долгий путь человечества вверх — из джунглей в космос — сведется просто к его гибели, и никто за это не будет в ответе?»

— А что слышно насчет подкреплений, которые были посланы к Виксену? — спросил Фландри.

— Они все еще в пути. — Фенросс проглотил таблетку и немного расслабился. — По имеющимся у нас сведениям о силах противника и всем таком прочем, снова складывается патовая ситуация. Пришельцы недостаточно сильны, чтобы выбить нас из этой звездной системы…

— Ничего не выйдет, раз там Том Уолтон. Я слышал, его назначили командующим? — У Фландри даже как-то потеплело на душе.

— Да, его. И в то же время теперь, когда противник закрепился на Виксене, нет ясности в вопросе, как выбить его оттуда без массированной бомбежки, которая приведет к полному уничтожению жизни на планете. Конечно, Уолтон попытается перерезать их пути снабжения и взять их измором, но ведь как только они обустроятся, снабжение будет осуществляться непосредственно с Виксена. Или же он попытается выяснить, откуда они прилетели, и напасть на их планету. А то, возможно, и договориться до чего-нибудь с ними. Не знаю. Сам император дал адмиралу Уолтону чуть ли не карт-бланш.

«В тот день его величество, должно быть, делами не занимался, — решил Фландри, — вот и получилось хоть что-то путное».

— Нашим действиям очень мешает то, что наши противники знают о нас все, а мы о них — почти ничего, — продолжал Фенросс. — Так что боюсь, основные усилия нашей разведки должны пока сосредоточиться на Юпитере, но кому-то придется собирать информацию о пришельцах и на Виксене. — Он вдруг замолчал.

Фландри набрал в легкие дыма и, задержав его на секунду, неспешно выпустил.

— Это точно, — бесстрастно протянул он.

— Вот именно. Ваше новое задание.

— Но как же… одному на Виксене? Наверняка с силами Уолтона летит куча наших.

— Конечно же. Они свое дело сделают. Но в разведке, как, наверное, даже и вам известно, наряду с основной проводится обычно и параллельная операция. Кроме того, виксениты предприняли скорее драматический, чем логически обоснованный шаг. После того как их планета капитулировала, им удалось послать в космос корабль с одним человеком на борту. Вовсе не для того, чтобы попытаться найти какой-нибудь терранский космический корабль, что было бы вполне разумно. Те крохотные силы, которые были посланы с Альдебарана, к этому времени были уже разбиты и совершали только внезапные нападения, но виксенский корабль не пошел и на Альдебаран, нет, он прямым ходом двинулся сюда, так как пилот надеялся на личную аудиенцию у императора.

— Но не получил ее, — угадал Фландри. — Его величество слишком занят цветами, чтобы еще тратить время на простого смертного, представляющего какую-то планету.

— Цветами? — заморгал Фенросс.

— Мне рассказывали, что его величество выращивает прекрасные анютины глазки, — пробормотал Фландри. Фенросс глотнул воздуха и затараторил:

— Да нет же, конечно, все не так. Я хочу сказать, я сам разговаривал с пилотом и прочел доставленный им доклад. Не слишком много сведений, однако поучительный. Вот у Уолтона есть несколько беженцев с Виксена, а также проводники и советники, а тут пилот, единственный, кто видел пришельцев вблизи, когда они высаживались, вступали в перестрелку с людьми; он несколько дней прожил в условиях оккупации, прежде чем улететь на Терру. Уолтону надо будет переслать копию доклада; но ведь и сведения из первых рук о поведении противника, тамошних порядках — все эти мелочи, которые нельзя предугадать, — они ведь тоже могут оказаться весьма существенными.

— Конечно, — согласился Фландри. — Для засылки разведчика на Виксен. Скажем, меня.

Фенросс натянуто улыбнулся:

— Именно это я и имел в виду.

Ничуть не удивившись, Фландри кивнул. Фенросс никогда не откажется дать ему возможность погибнуть. Хотя, по правде говоря, у Доминика Фландри, несомненно, больше шансов, чем у кого другого, провернуть этот номер и вернуться живым и невредимым.

— В решении лететь прямо в Солнечную систему есть своя логика, — сказал он, лениво растягивая слова. — Если бы пилот пошел на Альдебаран, то оттуда к нам бы послали нарочного доложить о случившемся и испросить распоряжений. Окольный путь. А так мы получили известие несколькими днями раньше. Нет, у него голова правильно сработала.

30
{"b":"1510","o":1}