ЛитМир - Электронная Библиотека

Фландри нахмурился, но сейчас он никак не мог заниматься побочной ерундой, а потому сказал:

— Скажешь Свантозику, или кто там будет заниматься тобой, что ты разыграла сцену раскаяния передо мной и что теперь я ненавистен тебе и своими речами, и своими мыслями насчет… Гм.

— Юдифи! — сердито проворчала она.

К чести Фландри надо сказать, что он покраснел.

— Как я полагаю, этот довод ничем не хуже других — во всяком случае в глазах ардазирхо.

— Или людей. Если бы ты знал, как мне хотелось… Ладно Продолжай. Не будем об этом.

— Так вот, скажешь противнику, что рассказала мне, будто предала меня в порыве раздражения, а теперь жалеешь об этом, а я, будучи дико в тебя влюбленным — во что, опять-таки, легко поверить… — Кит никак не ответила на его дежурную любезность, — …сказал тебе, что у тебя есть возможность сбежать отсюда, и предложил следующее. Ардазирхо пребывают под впечатлением, что у них за спиной стоит Имир, а на самом деле Имир больше склоняется в пользу Терры, поскольку мы миролюбивее, а потому с нами меньше хлопот. Имирцы намерены нам втихую помогать, но мы держим это в тайне до экстренного случая, когда они нас спасут. Так вот, если бы мне удалось перенастроить позывные какого-нибудь космического корабля в системе опознавания «свой-чужой», ты могла бы попытаться похитить такой корабль. Ардазирхо решат, что ты направишься к флоту Уолтона, и бросятся в том направлении, а ты сможешь ускользнуть от них, долететь до Огра, передать установленный сигнал и попросить, чтобы тебя доставили в безопасное место на корабле с защитной силовой оболочкой.

У нее и глаза расширились от ужаса.

— А что будет, когда Свантозик услышит такое, а это неправда…

— Он не сможет узнать, правда это или неправда, до тех пор, пока не даст возможность такое сделать. Так? — радостно возразил Фландри. — Если я солгал, так в том твоей вины нет. А пока, когда ты поспешишь разболтать ему даже о том, что представляется путем для твоего спасения, это убедит его в твоем твердом намерении сотрудничать с ними.

— Но… Нет, Доминик. Это же… Да я не осмелюсь…

— Не удерживай меня. Кит. Ты такая одна на десять тысяч, и нет ничего такого, что бы ты не осмелилась сделать.

И тут она расплакалась.

После ее ухода время для Фландри потекло не столь радостно — в ожидании. Ему оставалось только догадываться, как среагирует его противник. Опытный человек скорее всего не дался бы в обман, а Свантозик, возможно, не так уж плохо знаком с человеческой психологией, как он на это рассчитывает. Фландри выругался и попытался заснуть — он так устал за последние дни, что даже лицо стало серым.

Когда дверь его кельи открылась, он вскочил так резко, что стало ясно, насколько сдали у него нервы.

В дверях стоял Свантозик, за спиной его виднелись четыре охранника. Зубы ардазирца сверкнули в оскале.

— Доброй охоты, капитан, — приветствовал он Фландри. — Удобна ли твоя пещера?

— Сойдет, — ответил Фландри, — если нет другой, в которой был бы ящичек сигар, бутылка виски и женщина.

— Женщину, по крайней мере, я постарался вам предоставить, — возразил Свантозик.

— О да, мне б еще подстилку из шкуры ардазирхо, — самым учтивым тоном добавил Фландри.

Один из охранников сердито заворчал. Свантозик прищелкнул языком.

— Я тоже, капитан, хотел бы попросить вас об одном одолжении, — сказал он. — Мои братья из инженерной службы весьма заинтересованы в том, чтобы переоборудовать несколько наших космических кораблей, с тем чтобы ими со всеми удобствами могли управлять люди. Вы понимаете, что на конструкцию наших пультов управления повлияло и расположение большого пальца на руке, и то, что нам удобнее лежать, опершись на локти, чем сидеть. Так что при вождении ардазирских кораблей у людей могут возникнуть трудности, а необходимость в этом со временем так и так появится, если Великая Охота будет продолжаться и у нас появятся подданные из людей… и тогда, возможно, им придется водить некоторые наши корабли. Да и у женщины Киттридж, скажем, мог бы быть с пользой для дела свой корабль, поскольку мы уже сейчас видим, насколько полезной она может оказаться в качестве посредника между нами и местными людьми, колонистами. Если бы вы согласились помочь ей, просто осмотреть один из наших кораблей и высказать свои предложения…

Фландри напрягся всем телом.

— А с какой стати должен я вам вообще помогать? — спросил он сквозь сжатые зубы.

— От вас же многого не просят, — пожал плечами Свантозик. — Мы и сами могли бы все сделать, а вам это поможет хоть как-то скоротать время. — И продолжил с ехидцей в голосе: — Я вовсе не исключаю возможность, что именно доброе отношение, а не принуждение, и есть тот способ, которым можно уломать человека. А кроме того, капитан, поскольку вы человек мыслящий, подумайте вот над чем: вам представляется случай как следует осмотреть один из наших кораблей. Если позже вам удастся каким-то образом бежать, то вашим службам интересно будет узнать, что вы видели.

Уже совершенно успокоившийся Фландри стоял молча какое-то время. Его пронзила мысль: «Значит, Кит уже все рассказала ему, но Свантозик, естественно, предпочитает не разглашать этого, а потому придумал эту историю, предлагает мне то, что я должен принять как Богом посланную возможность организовать побег Кит…»

А вслух вежливо ответил:

— Вы очень добры, друг мой из Джанир Йа, но мисс Киттридж и я, мы не можем чувствовать себя спокойно, когда отвратительные охранники, вроде ваших, заглядывают через плечо, а у них с морд капает слюна.

На этот раз в ответ ему раздалось злобное ворчание уже двух воинов. Свантозик велел им затихнуть.

— Это легко устроится, — сказал он. — Охранники могут и не заходить в рубку управления.

— Прекрасно. Потом, есть ли у вас какие-то инструменты, сделанные людьми и для людей…

Они шли по пробитым в скалах коридорам мимо огневых позиций, на которых покоились, словно динозавры на кладке, артиллерийские орудия, сквозь разбушевавшуюся стихию приполярья за внешнюю стену к стоявшему там какому-то кораблю. Надев солнечные очки, терранин всмотрелся в его неистово сверкающие очертания — что-то вроде земного корабля класса «Комета». Быстроходный, с легким вооружением, штатный экипаж из пятнадцати человек, но в случае необходимости и десятка хватит.

Голые горы позади корабля дымились от жара. Когда он вошел в тамбур, то почувствовал, как у него после столь краткого пребывания на солнце кружится голова.

Свантозик остановился у прохода, ведущего в рубку управления.

— Проходите, — сердечно пригласил он. — Мои воины будут ждать вас здесь до тех пор, пока вы не захотите уйти, то есть до тех пор, когда вы и женщина придете пообедать со мной, а я вам выставлю принятые на Терре угощения. — Весельем блеснули его глаза. — Конечно же, двигатели временно отсоединены.

— Конечно же, — поклонился Фландри. Как только он закрыл за собой дверцу рубки, навстречу шагнула Кит и холодными пальцами схватила его за руку.

— Что теперь будем делать? — с трудом вымолвила она.

— Спокойно, юная девица. — Он высвободил руку. — «Жучков» здесь вроде не видно. — «Не забывай, что Свантозик полагает, что я думаю, что ты меня еще не выдала. Играй в этом духе. Кит, помни об этом, иначе мы оба пропали!» — Там внизу четверо слоняются, — сказал он. — Не думаю, что Свантозик будет терять свое драгоценное время в их обществе, да и надежнее передача с какого-нибудь «жучка» прямо в кабинет для того, кто знает англик. Тебе, о великий неведомый зритель, шлю я свой скабрезный жест. Не знаешь, есть еще кто на борту?

— Н-не-ту. — Сквозь страх в ее глазах читался вопрос: «Ты что, забылся? Решил поведать им о своем плане?»

Фландри прошелся мимо стола штурмана к радиостанции.

— Я не могу допустить, чтобы кто-то сунул нос не в свои дела, — пробормотал он. — Понимаешь, для начала я хочу разобраться в их системе связи, так ее проще всего изменить — если вообще здесь требуется что-нибудь менять. Некрасиво получилось бы, незримый зритель, если бы нас застали врасплох, когда мы ничего плохого не делаем, а просто проверяем. «Я уверен, — подумал он, сатанински смеясь про себя, — что они не знают, что я знаю, что они знают, что на самом-то деле я собираюсь установить схему передачи ответного пароля для Кит».

43
{"b":"1510","o":1}