ЛитМир - Электронная Библиотека

— Болтун, — она пыталась засмеяться, но получился какой-то хрип. — Подвел теорию под факт. Постой-ка, а ведь на каждой станции в отдельном шкафчике хранится всякий инструмент… — Она замолчала. По сравнению с бушующей за окном стихией в будке было так темно, что он едва мог различить ее. — Я легко налажу передающее устройство, — сказала она, и тихий ужас слышался в ее голосе. — Да, конечно, вместо телеметрических данных о погоде я могу передать твое сообщение. Но… меня вдруг осенило… А что, если кто-нибудь из ардазирхо прочтет его? Или, предположим, вообще никто его читать не будет? Я даже не знаю, ходит ли еще кто на службу. Можно, конечно, сидеть тут и ждать, ждать и…

— Спокойно, — Фландри подошел к ней со спины, положил ей руки на плечи и сжал их. — Все возможно, но, как мне кажется, больше шансов в нашу пользу. Едва ли ардазирхо посылают своих заниматься такой бессмысленной для них рутиной, как наблюдение за погодой. А с другой стороны, вполне вероятно, что метеорологи, люди, все еще ходят на работу. Человечество вообще всегда, пока это возможно, старается жить по заведенному порядку, заниматься привычным делом, и все может провалиться в тартарары, но город будет следить за тем, чтобы газоны были подстрижены… И теперь наш жребий зависит от того, хватит ли у принявшего наше сообщение ума, мужества, чувства долга, чтобы поступить как надо.

Кит прижалась к нему на мгновение.

— Думаешь, есть хоть какая-то возможность забрать нас отсюда прямо под носом у врага?

На душе у него защемило от какой-то неясной боли.

— Я знаю, так нечестно, Кит, — сказал он. — Сам-то я закоренелый грешник, такая у меня работа и так далее, но негоже ставить в зависимость от случая все те радости, ту любовь, те свершения, которые ждут тебя. И все же приходится идти на это. Больше всего я надеялся все это время, что мне удастся стащить наставление по навигации. Понимаешь, ведь из него мы узнаем, где лежит Ардазир!

— Мне это ясно. — Она вздохнула так тихо, что и вздоха почти не было слышно в том шуме, с каким несся за стенами сухой и знойный ветер. — Давай-ка лучше поработаем.

Пока она вскрывала передатчик и отсоединяла измерительные устройства, Фландри набросал текст сообщения: просьба просто сообщить Эмилу Брайсу, чтобы он вызволил со станции номер 938 двух человек с жизненно важными материалами для адмирала Уолтона. Как это сделать, об этом он сам не имел ни малейшего представления. Шансов на то, что какому-нибудь летательному аппарату виксенитов удастся забраться так далеко на север, и чтобы его при этом не засекли и не уничтожили ардазирхо, было мало. Послать радиограмму… Нет, если нет под рукой специального устройства, ее легко могут перехватить. Послать на флот нарочного, а если он погибнет, то еще одного, и еще…

Закончив работу. Кит потянулась ко второй бутылке с водой.

— Лучше не надо, — сказал Фландри. — Нам еще долго ждать.

— У меня обезвожен организм, — хриплым голосом сказала Кит.

— У меня тоже. Но у нас нет соли, а потому вполне можно получить тепловой удар. Если пить как можно реже, то дольше протянем. А какого черта нет кондиционеров и запасов продовольствия на таких станциях?

— Нет нужды. На них прилетают обычно только для проверки. В этих местах — в середине зимы. — Кит села на единственную в будке скамеечку, Фландри присел рядом, и она припала к его плечу.

Ветер дикими порывами обрушивался на стены будки, ненадолго в окошке потемнело от взметенного песка.

— Неужели и на Ардазире так? — поинтересовалась Кит. — Тогда там настоящий ад, вот эти дьяволы и сбежали.

— Там совсем даже не так, — ответил Фландри. — Темулак рассказывал, что у их планеты нормальная круговая орбита. Конечно же, там пожарче, чем на Терре, но, думаю, мы бы выдержали там в большинстве климатических зон. Горячая звезда с сильным ультрафиолетовым излучением способна разлагать молекулы воды, и водород, прежде чем он снова успеет вступить в реакцию, выбросить в космическое пространство. Озоновый слой в какой-то мере защищает гидросферу, но недостаточно. Так что на Ардазире должно быть суше, чем на Терре, и там скорее не океаны, а моря. А с другой стороны, судя по физической силе тамошних аборигенов, а также по тому, что им нипочем сила притяжения на Виксене, Ардазир должен быть размерами побольше Терры. Там сила тяжести на поверхности выше раза в полтора. Так что, несмотря на их солнце, атмосфера там должна быть похожей на нашу.

Он помолчал, а потом продолжил:

— Никакие они. Кит, не враги рода человеческого, а просто бойцы и охотники. Может быть, в них меньше врожденной доброты, чем в нас, но в этом у меня нет полной уверенности. Всего несколько столетий назад и мы тоже были буйным племенем. Вполне возможно, что снова станем такими, когда грядет Долгая Ночь, когда — или пан, или пропал. Дело еще и в том, что ардазирхо — это даже не один народ. На этой планете уйма всяких рас и культур. Урдаху завоевали другие народы всего несколько лет тому назад. Вот откуда такое множество форм у военных — уступка местным обычаям, как было в старину с Шотландским полком. И готов спорить, что, несмотря на все успехи урдаху, их не очень-то любят на родной планете. Так что у них еще юная империя, навязанная силой, и она может распасться, если мы воспользуемся для этого нужными средствами. Мне их почти что жалко, Кит, потому что они стали жертвой обмана, орудием у кого-то в руках. Боже, какой же гений этот кто-то!

Он умолк, потому что от неумолимой жары, от жажды в горле совсем пересохло.

— Давай дальше, — тихо и горько проговорила Кит. — Сочувствуй Ардазиру и восхищайся артистизмом господина Икс, стоящего за всем этим, — ты ведь тоже профессионал. А людям вроде меня остается только одно — умирать.

— Извини. — Он взъерошил ей волосы.

— Ты мне так и не сказал, действительно ли ты веришь, что нас спасут, не дадут умереть.

— Не знаю. — Он весь напрягся и сидел так, пока не смог добавить: — Сомневаюсь в этом. На это, как мне представляется, уйдет несколько суток, а мы сможем продержаться лишь часы. Но если корабль прилетит… Нет, черт возьми, когда корабль прилетит, здесь его будет ждать наставление для штурмана.

— Спасибо за откровенность, Доминик, — сказала Кит. — Спасибо тебе за все.

С большой нежностью Фландри поцеловал ее.

А потом они сидели и ждали.

Солнце село, наступила недолгая ночь, но она почти не принесла облегчения. По-прежнему сжигал все на своем пути ветер. По-прежнему полыхало северное небо. Рядом с Фландри металась в лихорадочном бреду Кит. Да и у него самого уже не было ясности в мыслях. Зримо всплывали воспоминания о другой белой ночи заполярного лета, вот только было это на Терре, на прохладном горном лугу в Норвегии, и рядом была другая блондинка, и губы ее были подобны лепесткам розы.

До его погрузившегося в угольный мрак сознания едва дошли и прорезавший небо сверху донизу свист, и тяжелый удар, так что земля задрожала, при безрассудно быстрой посадке, и торопливый топот ног по жгучим камням, и гул ударов в дверь. Но когда упала выбитая дверь и в будку ворвался ветер, Фландри вынырнул из накатывавшихся волн боли туда, где его ждало тонкое лицо Чайвза.

— Вот и хорошо, сэр. Давайте сядем. Если мне будет позволено…

— Ты, гад зеленый, — забрюзжал Фландри, еще не освободившись от кошмарных видений, — я ж тебе приказал…

— Так точно, сэр. Я доставил ту ленту. А потом решил, что стоит спуститься сюда и действовать в контакте с мистером Брайсом. Знаете, здесь все это так просто. Мы сможем преодолеть заставу с минимальными издержками. Да неужели вы, сэр, думаете, что дикари могут помешать летать вашему личному кораблю? Сейчас я приготовлю отвар для юной госпожи, а вас ждет чай в вашей каюте.

15

Сэр Томас Уолтон, адмирал флота, был крупным мужчиной, седой, лысый, с бесцветными, поблекшими глазами. Награды свои надевал редко, а на Терре бывал только по делам. И никакое не ваяние, а гены, войны и непролитые слезы по тем, кто погиб у него на глазах в бою, а также из-за того, что не могла удержать в своих руках Империя то, что для нее приобреталось, избороздили его лицо. Кит вообще считала его самым красивым из всех виденных ею в жизни мужчин, а он в ее присутствии язык крепко держал за зубами с застенчивостью закоренелого холостяка. Он обращался к ней не иначе, как «мисс Киттридж», выделил ей каюту на флагманском корабле и находил оправдания не появляться в офицерской кают-компании, где питалась и она.

45
{"b":"1510","o":1}